Нет свободы человека без свободы народа. И нет свободы народа без свободы человека
Ярослав Стецько, один из лидеров украинского национально-освободительного движения

Туристы из аистовых гнезд

29 мая, 2020 - 10:47

В этом заключительном блоге о польском писателе Чеславе Страшевиче я хочу рассказать о двух его шедеврах. В 1952 году литератор печатает в «Культуре» рассказ (по украинским меркам - повесть) «Кафедральный собор Сэндвичей», а в 1953 - «Мышеловку для Земовита»; в том же году Литературный Институт Гедройца издает эти тексты как дилогию, одной книгой - «Туристы из аистовых гнезд». Книга имела огромный успех и в том же 1953 году получила первую премию лондонского Союза польских писателей и журналистов в эмиграции.

Сам Редактор восторженно писал: «Рукопись я получил. Считаю ее просто непревзойденной. Какое острое перо! И все же, если вчитаться, Ваша книга - одна из самых мрачных». Этот роман заслужил и другое признание: в коммунистической Польше власть ненавидела его больше всего среди прочих позиций, изданных «Культурой».

Первая часть дилогии - «Кафедральный собор Сэндвичей» - повествует о польских моряках в порту Пунта-Чата. Легкая и интересная история, искрометный юмор, невероятное владение языком и моряцким жаргоном, правдивость написанного, ведь Страшевич описывает польскую диаспору критично, высмеивает некоторые черты польского характера, но делает это с любовью, без осуждения, творит Конституцию этих потерянных за океаном людей из книги домашних рецептов - все это очень высоко оценили и читатели, и критики, и коллеги по перу. Вторая часть - «Мышеловка для Земовита» - разворачивается в коммунистической Польше, в Гданьском порту, ее мрачная, кафкианская атмосфера службы безопасности и доносов, враждебной к человеку системы, этой «мышеловки», из которой хочется сбежать в какую-нибудь заокеанскую Пунта-Чата, является резко критическим описанием подкоммунистической Польши. Обе эти отдельные части достаточно гармонично складываются в один роман, который объединяют два мостика - блестящий юмор и удивления достойная языковая эквилибристика.

После публикации этого романа к Страшевичу возвращается слава, его снова вспоминают, и Ян Новак-Езёраньский приглашает писателя в Европу - работать на радиостанции «Свободная Европа». С этим радио судьба свяжет литератора на долгие семь лет, до самой смерти. Это будут счастливые семь лет: Страшевич впервые после 30-х годов вел обеспеченную жизнь, купил себе автомобиль и много путешествовал по Европе, писал новый роман (но так и не закончил), а в 1961 году женился на Еве Роман. К сожалению, тогда его уже пожирала изнутри смертельная болезнь, поэтому пара вернулась в Монтевидео, где Чеслав Страшевич умер и был похоронен осенью 1963 года. Детей не имел.

В некрологе для «Культуры» Юзеф Чапский писал: «Чем Страшевич был для меня? Тем, чем был для многих из нас. Писателем исключительной важности и шарма, но в сотню раз больше - человеком мудрой, улыбчивой доброты, во времена, когда доброта не является «модной», когда мы хищные, изящно извращенные, апокалиптически мрачные или хотя бы язвительно-ироничные. На шефа госбезопасности, который наизусть знает Сенкевича и стирает со страхом и упорством в Сочельник язвительные надписи о Сталине в туалетах, - даже на него Страшевич смотрит приветливо. Мало я встречал писателей, которые были бы настолько подобны тому, что пишут - то же чуткое внимание, абсолютное отсутствие эгоцентризма, та же улыбка и доброта. Пусть Бог самому человечному из наших писателей подарит свет вечный».

Хотя Чеслав Страшевич сейчас и не известен широкой публике, Петр Кемпинский отмечает, что «Без этого писателя в равной степени Гомбрович и Пильх писали бы иначе». Как так случилось, что этот чрезвычайно одаренный писатель пропал без вести? Кто такое позволил?». Действительно - почему исчез столь интересный, талантливый и важный писатель? Выдающийся писатель, который был не менее выдающимся человеком и точно не был трусом.

Исправить эту несправедливость и призван этот - кстати, первый о Страшевиче по-украински - текст.

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ