Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, выдающийся украинский государственный и политический деятель, военачальник, последний гетман Украины

«Бацилла» странствий Николая Костомарова

Открываем для себя Дедовцы и его европейские маршруты
15 мая, 2020 - 15:06

И если бы не карантин, даже дождь не помешал бы нашему традиционному путешествию. В третьи выходные мая едем в Дедовцы под Прилуками, чтобы на широком крыльце усадьбы Киселей поговорить о Николае Костомарове. Ведь 16 мая день рождения известного «братчика» и неизвестного одного из первых историков Украины. В Дедовцах Костомаров оказался на склоне лет, только через 28 лет соединив судьбу со своей бывшей невестой, а к тому времени уже вдовой Алиной Кисель-Крагельской. «Молодому» 58 лет. Капризный, погруженный в себя, именитый историк, «ботан». Кто знает, решился бы предложить руку и сердце Алине Костомаров во второй раз, если бы не потеря матери, которая все годы занималась сыном. Похоже, немолодой парень боялся одиночества. Алина, наверное, помня данное когда-то слово, не отказала беспомощному профессору, взяв на себя миссию жены и секретаря. (Известно, что еще с лет молодых Костомаров имел серьезные проблемы с глазами. Алина будет записывать его тексты под диктовку).

Традиционно холодное время года супруги проводили в Петербурге, а с теплом, как птицы из теплых краев, возвращались в уютную усадьбу на Прилуччине. Костомаров любил Дедовцы, много гулял по окрестностям, исследуя прошлое местности. Отсюда в сопровождении Василия Горленко путешествовал краем. Между прочим, он из тех немногих, кто посетил Батурин, далеко не туристический.

Известна страсть Николая Ивановича к путешествиям. Трудно поверить, но факт, что после завершения следствия по делу Кирилло-Мефодиевцев и вынесения наказания Костомарову предложили выбрать место ссылки. Нескромный вчерашний арестант попросился в ... Крым. Само собой, подобного позволить не могли. Взвесив свои профессиональные интересы, наказанный преподаватель истории выбирает Саратов, интересный ему, учитывая исторические события и объекты. По дороге в Саратов разрешено заехать осмотреть Новгород с его культурными достопримечательностями. Крым же будет, и не раз. Уже из Саратова.

И только после отмены полицейского надзора Николай Костомаров в 1857 году осуществляет огромное турне по Европе, о чем мы узнаем из его «Автобиографии», которую он надиктовывает Алине в Дедовцах.

Блестящее знание истории Европы и свободное владение немецким и французским - и в результате составлен особый туристический маршрут, которому сегодня позавидовал бы не один турист и не один туроператор. Логика и логистика тура вызывают восторг и искреннее удивление - как такое было возможно в середине 19 в.!

Из Петербурга через Швецию, Данию, Германию, Францию, Австрию, Швейцарию - в Италию. Из отсталой Российской империи, в которой к тому времени существовала едва ли не единственная железнодорожная колея Петербург-Москва, наш путешественник передвигается на пароходе по морю Балтийскому, железными дорогами немецкими и австрийскими, на пароходике вдоль Рейна, на лодках по озерам итальянским и швейцарским, с извозчиками и на дилижансах...

На самом деле, основной целью путешествия было лечение водами в Киссенгени, отдых на море в Дьеппе, обязательный визит к офтальмологу в Париже. Однако «нюх» путешественника побуждает к большему - заводит в такие желанные места. С курьезами и без. С приключениями, недоразумениями, временами с юмором, иногда с отчаянием. Такие путешествия! Невероятно, но практически все знаковые достопримечательности и известные города Европы были осмотрены! Париж, Вена, Дрезден, Берлин, Франкфурт, Берн, Венеция, Милан, Триест, Стокгольм, Любек, Ганновер, десятки маленьких городков. Николаю Ивановичу во многом даже можно позавидовать, ведь посетил он объекты, куда сейчас сложно попасть туристу. Например, знаменитую венецианскую палату дожей и стокгольмский архив. В одном турне - услышать орган кельнского собора, послушать премьеру оперы Вагнера и посетить легендарную Ла-Скала - надо иметь талант. Осуществить незабываемый «переход» через Альпы, перед тем заночевав у монахов-францисканцев и воочию наблюдать изменение едва ли не всех климатических поясов.

Неизвестно, пользовался ли наш путешественник специальными путеводителями, но сам он вспоминает, что, осматривая прирейнские города, держал в руках «Рейнские саги». А во время прогулки по озерам Четырех лесных кантонов, лодочники возили его к пунктам, связанным с легендами о Вильгельме Телле.

Европа 1857, какой ее видел Костомаров, существенно отличалась от той, что мы видим сейчас с вами. И дело не в архитектуре, часть которой навсегда исчезла во времена Второй мировой.

Проницательный взгляд опытного исследователя видит более значительные архитектурные жемчужины и природные красоты. Он видит жизнь. Видит притеснения шведов-католиков шведами-протестантами. Замечает различие в экономическом развитии юга и севера Германии и находит тому причину в вероисповедании. Замечает величие и силу европейского искусства. Увлекается техническим прогрессом. Размышляет над немецкой политикой. Видит угнетенное положение славянских народов в Австрии, Германии на землях, которые за пол века станут отдельными государствами Чехия, Словения, Польша. Глаз сразу вылавливает в итальянском Триесте крестьян на волах, что своими одеждами напоминают ему малороссийских чумаков. Он не ошибается. Тоскуя столько месяцев по родному слову, специально покупает билет в 3-й класс поезда, чтобы быть ближе к «своим» и слышать хотя бы «хлеб» и «вода» по-славянски. Между прочим, впервые Костомаров обращает внимание на красоту и опрятность иллирийских (словенок) женщин. «Тогда мне пришло в голову, что славянское племя, должно быть, самое красивое между европейскими племенами, и это бросалось в глаза особенно после Италии, где простонародные женщины никак не могут пощеголять ни красотой, ни опрятностью».

Праздником души - знакомством с известным славистом Европы Вацлавом Ганкой - увенчивается его длительное путешествие. Интересно, что знаменитый чех знал Костомарова - переводчика Краледворской рукописи. Ганка принимает его как близкого человека, лично показывает Прагу и пригороды, усыпальницу чешских королей. Вместе они посещают университетскую библиотеку и театр. А на прощание еще и одаривает всеми своими изданиями. К тому времени, по упоминанию историка, Прага выглядела абсолютно немецким городом, где и тени не было от славянства. Большие изменения в пользу чехов он увидит уже в свой следующий приезд в 1864 году, после принятия конституции.

Гранд-тур стал почином к путешествиям по Европе. Не раз туда будет возвращаться Костомаров, чтобы отдохнуть на Ривьере или «восстановить» культурный баланс. А по возможности - и поработать в библиотеках. Жаль только, что не оставит нам описаний других путешествий.

«Бацилла» странствий у Костомарова давняя. Все началось еще в студенческие годы, когда во время каникул он знакомился с родной Слобожанщиной. Глаза и уши ловили рельефы и говор местных, предвкушая первое и второе, изучая таким образом жизнь слобожан и язык. Попав после окончания университета на Волынь, молодой преподаватель выбирается осмотреть Дубно и Острог. Как же не воспользоваться случаем прикоснуться к подлинной истории, почувствовать дух веков...

«Ботан», который, казалось бы, разбирается исключительно в пожелтевших архивных документах, неожиданно открывается нам как активный жизнелюб и фанат, для которого ценностью является приобщение к историческому прошлому... Жаль, недооцененными и малоизвестными остаются у нас его монографии о Мазепе, мазепинцах, Богдане.

Пока Европа закрыта для нас и мы под карантинным контролем, как когда-то Николай Иванович под полицейским, не будем терять время: получаем карты, путеводители, книги по истории и планируем свой индивидуальный маршрут.

А для начала - открываем для себя Дедовцы и маршруты Костомарова в Украине.

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ