Власть опирается на всех, кто живет во лжи.
Вацлав Гавел, чешский политик и общественный деятель, диссидент, критик коммунистического режима, драматург и эссеист, девятый и последний президент Чехословакии и первый президент Чехии

Благодарим за понимание

10 октября, 2016 - 11:04

Есть описанный психиатрический случай человека, выжившего во время пыток. Когда мужчину после пыток возвращали в камеру, он галлюцинировал. Представлял, что к нему наведываются друзья, с которыми он ведет долгие разговоры о том, как ему сейчас плохо. Благодаря их поддержке он выжил. Вернулся на свободу — и начал благодарить тех людей. Для них это был шок. У них просто не было возможности (и желания — потому что это было все-таки опасно) навещать его в заточении, они даже представить себе не могли такие посещения. Он мог. И он благодарил за поддержку и понимание.

Какая мораль? Две на выбор. 1) Мы никогда не сможем понять другого до конца. 2) Попытка объясниться с другими является условием нашего выживания.

«Благодарю за понимание». Применяемая форма вежливости. И как абсолютное большинство из них, ее смысл, но не имеет содержания. Чаще всего ее используешь, когда тебя полностью не поймут. Не захотят понять. Потому что ей часто предшествуют какие-то несвоевременные вести и неприятные наблюдения. «Отопление в вашем доме будет возобновлено на день святого Нигде. Благодарим за понимание». «За неуплаченные долги ваше имущество будет описано и изъято, а вас выведут из пустого дома и расстреляют на свалке. Благодарим за понимание». «Я больше тебя не люблю. Благодарю за понимание». От того, насколько человек владеет формами вежливости, зависит результативность его общения, кстати. При том, что сами они не несут никакой информации — и это принципиально. Я делаю вид, что что-то стоящее твоего внимания тебе сказал — ты делаешь вид, что что-то из услышанного ты понял. Спасибо тебе.

На этом примере обычно иллюстрируют, как по-разному строят коммуникацию женщины и мужчины. Супруги проезжает мимо автозаправки. Жена спрашивает: «Ты не хочешь пить?». Мужчина отвечает: «Нет». Она обижается. Недоразумение. Она, которая культурно научена не объявлять о своих потребностях прямо, просила таким образом остановиться, чтобы купить воды. Он, так же культурно расположен прямо отвечать на прямые вопросы, этого не понял ... Межгендерный перевод. Я до сих пор не пойму, как гуглтранслейт прошел мимо этой сферы! В конце концов, тогда бы было нам кого винить в неудачных толкованиях друг друга.

Вот беседую я, к примеру, с близким человеком. Тяжелый разговор. В конце которого он говорит: «Все прошло. Живем». И в этот момент я понимаю, что и эту банальную ситуацию, и эту тривиальную фразу мы воспринимаем по-разному. Все прошло, живем дальше, забыв, что натворили. Все прошло, живем дальше, примеряясь постепенно с ошибками, которые натворили ... Любой консенсус в общении — это подписанный пакт о ненападении. Чем такие пакты заканчивают, история свидетельствует.

Есть такое понятие в литературоведении — индексы фикционности. Речь идет о тех «звоночках», которые нам подскажут: имеем сейчас дело с художественной условностью, вымыслом как он есть. Едва ли не самый главный из них: когда герой подробно безошибочно рассказывает, что чувствует и думает его собеседник. «Он покосился на меня, и в больном мозгу мелькнула мысль: убивай!, от чего все его черные нутро обомлело от наслаждения», ну или что-то такое. Итак, мои дорогие, правильно понятые чувства и мысли другого человека — это выдумка. И это все, что нам нужно знать о самих себе.

Стоп. Я же планировала какую-то оптимистическую позитивную программу объявить ... Знаю! Нам остаются галлюцинации. Чтобы хоть как-то, но держались мы и в дальнейшем за какое-то «ми, розумні люди». Где «розумні» — от «розуміти», а не «розум».

Был в истории Швеции и Дании такой забавный казус с серьезными последствиями. Речь идет о середине 1930-х и где-то до начала
1950-х годов; вспомнили, что за времена были для Скандинавии, в частности? Так вот, на общегосударственном уровне во всех возможных подробностях и вариациях обсуждался вопрос: «Как правильно мыть посуду?». Нет, я не шучу. Ревизировалось начисто (извините за двусмысленность) все: сколько должна длиться процедура, где быть сливному отверстию в раковине, какая последовательность действий: вилки-тарелки-кастрюли или наоборот, сколько должно стоить моющее средство, какой величины и мягкости будет щетка, какой формы и глубины — раковина. Выступали шведские и датские эксперты. Каждая сторона обосновывала правильность именно своего метода. На вооружение брались данные по эффективности производства, экономии и, собственно, упор на преемственности национальных культурных практик. Шведская и датская домохозяйка, которые каждая
по-своему поддерживали чистоту в доме, стали наглядным фактором самоидентификации. «Мы, датчане, не такие, как шведы, потому что мы кастрюли моем перед тарелками, и щетки у нас не квадратные, а прямоугольные». Мирно поговорили и, преисполненные чувства собственной самобытности, разошлись по чистым домам. Поладили.

Вот вы тоже вспомнили о войне тупоконечников и остроконечников из «Путешествий Гулливера»? А оказывается, что на таких же глупых принципах можно не только войну развязать, но и перемирие объявить.

Если уж целые нации возникают на основе гигиенических процедур (и не худший вариант, кстати), то и понимание между людьми можно строить на вовремя полученных галлюцинациях о дружественных визитах. Да-нет?

Выживать же все равно придется, куда деваться.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments