Кто знает грех только по словам, тот и о спасении ничего не знает, кроме слов.
Уильям Фолкнер — американский писатель, прозаик, лауреат Нобелевской премии по литературе

Братья по спискам

«16.02-01.03.2018»
1 марта, 2018 - 19:44

«...Если он не желает любить свою родину, то и работать ему здесь не стоило, и деньги получать...» Если не дать отсылку к авторству цитаты, ее можно по ошибке принять за еще один комментарий в адрес очередного украинского исполнителя, что-то не то ляпнувшего в прямом эфире, или подавшегося на гастроли к нашему восточному соседу. Между тем, именно у этого восточного соседа всю прошедшую неделю бушевали страсти вокруг высказывания актера Алексея Серебрякова, в котором он назвал «силу, наглость и хамство» национальной идеей России. Страсти, по своему накалу и риторике сильно напомнившие мне наши собственные, пусть кому-то и кажется, что, как и во всяком зеркале, украинское отражение печальной российской действительности неизменно меняет свой заряд с «минуса» на «плюс».

Собственно, все это бурление... Бортко, Шахназарова, Лозы, не стоило бы и выеденного яйца, и секунды нашего внимания, если бы в дело не вмешалась Госдума России, и совсем нерядовой депутат, первый зампред Комитета по развитию гражданского общества (вот такая ирония) Иван Сухарев не написал бы министру культуры России Владимиру Мединскому официальный запрос с предложением не снимать в финансируемых из госбюджета России фильмах (как и не задействовать в финансируемых из госбюджета спектаклях) актеров, позволяющих себе «антироссийские взгляды», — как принято там теперь называть критические высказывания в адрес нынешней российской власти вообще, и отдельных личностей, допущенных к высочайшему заду насельника Кремля и самого Владимира Путина в частности. А российские с позволения сказать «журналисты» и разных сортов «активисты», не дожидаясь реакции министра, поспешили составить списки «антироссийски» настроенных актеров.

«Получается странная ситуация, когда некоторые деятели культуры мало того что поливают грязью русских, но делают это за счет их налогоплательщиков», — так объяснил свою инициативу Иван Сухарев, разве только не процитировав из басни Сергея Михалкова «а сало русское едят». Другие озабоченные деятели российской политики и культуры обратили внимание, что Алексей Серебряков уже несколько лет как «предательски» переехал жить в Канаду: «Но вот работу по актерской специальности он там себе не нашел. Не нужен он оказался и в соседнем Голливуде. А между тем, в России у него всегда есть работа, но вот, оказывается, не нравится эта Россия ему».

Знакомые аргументы, не правда ли, одинаково часто звучащие по обе стороны линии российского-украинского противостояния, пусть и по отношению к актерам и фильмам из разных списков. Мы смеемся над запретом в России «Смерти Сталина», и, в то же самое время, выставляем самих себя не в лучшем свете, затевая разбирательство с телеканалом, показавшим фильм о приключениях Шурика (вот скажите, а больше с «Интера», как за «Кавказскую пленницу», совсем не за что спросить?) — нет, не за антиукраинскую агитацию, а потому что кто-то из актеров снятого полвека назад фильма не так давно сказал какую-то глупость про Украину и Крым. Мы одинаково судим об актерах по их политическим симпатиям, а не по сыгранным ролям, а о политиках наоборот, по их ролям и сценическим амплуа. И теперь уже одинаково подписываем законы о государственном финансировании не качественного — мирового уровня, а с формулировкой «патриотического» кино. Выходит, нет противостояния «российского зла» и «украинского добра», и мы не такие уж и разные? Выходит, единственное, что нас отличает, это имена и названия в черных списках? Выходит, мы все-таки братья, пускай и не по крови, зато по общему несчастью, потому что понимание патриотизма как составления списков запрещенных актеров, исполнителей, писателей, рок-групп, фильмов и книг, родом из одной страны — СССР.

Рубрика: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments