Власть опирается на всех, кто живет во лжи.
Вацлав Гавел, чешский политик и общественный деятель, диссидент, критик коммунистического режима, драматург и эссеист, девятый и последний президент Чехословакии и первый президент Чехии

Цель - Украина

25 июля, 2017 - 12:53

"Цель без плана - это мечта", сказал когда-то Антуан де Сент-Экзюпери. Цель, план, мечта... Уж кто-кто, а Экзюпери, без сомнения, разбирался в этом вопросе. Кто из нас в детстве, прочитав его произведения, не мечтал о собственной планете, розе, овечке - собственном волшебном мире, где царит гармония и счастье, где все равны и нет тех, кто был бы ценнее или важнее, чем остальные? Если перефразировать это выражение в обратном порядке, то получится вполне дееспособная формула успеха: мечта, подкрепленная четким планом действий, становится целью, достижение которой - только вопрос времени. Можно сколько угодно мечтать о прекрасном, но для того, чтобы осуществить желаемое, воплотить мечту в жизнь, надо поставить перед собой цель.

К чему все эти разговоры о высоком, спросите вы. Цель, мечта, планирование... Об этом можно порассуждать где угодно, только не на страницах общественно-политического издания. "Зрада, перемога, коррупция, кто виноват и что делать? Конкретика где? Может хватит мечтать? Пора заняться делом!" Вот тут-то и кроется ошибка. Украина - это идея, ради воплощения которой украинцы регулярно в той, или иной форме поднимались на борьбу. Украина - или смерть. Она - превыше всего. Она, прекрасная. Она в неволе. Она стоит того, чтобы бороться за нее и умирать. А потом возрождаться и вновь вступать в неравную борьбу, снова и снова.  

Казачество, Гайдамаки, УПА и диссиденты, пренебрежительно называемые советской охранкой "национал-буржуазией" - все они сохраняли и передавали следующим поколениям мечту об Украине. Цель - Украина. На четвертом году войны с Россией это осознается особенно ясно. Парадокс ситуации заключается в том, что мечту об Украине поколениями лелеяли не только украинцы. У нас и у врага цель одна - планы разные. Бывшая метрополия не скрывает намерений уничтожить саму идею независимого украинского государства. "Один народ, братья, "Малороссия" взамен дискредитированного названия "Украина".  Каждый новый мирный план, каждый проект добрососедских отношений с Россией предполагает отказ от украинской национальной идентичности. Язык, культура, история - всем этим предлагается пожертвовать, как чем-то несущественным ради мира. "Русского мира". А как же иначе. Идея Украины постоянно подвергается торпедированию российской пропаганды, утверждающей, что все украинское - это агрессивный пещерный нацизм. "В современном мире интеллигентному человеку все равно, на каком языке говорить. Поэтому говорите по-русски. Не портите о себе приятного впечатления, выражаясь на этой "телячьей мове".

Нет ничего удивительно в том, что защита Украины и защита украинского языка для украинских патриотов – это одно и то же. Одной из важнейших побед Майдана стало право на "украинскость". Впервые появилась возможность требовать создания комфортного украиноцентричногопространства. Язык, история, музыка, литература, телевизионные квоты и чиновники, говорящие публично исключительно на государственном языке. Основной идеей украинонаправленного законодательства была необходимость защищать национальное культурное пространство, устранение дискриминации украинского в Украине.

Здесь хочется напомнить, как российская пропаганда переврала защиту украинского языка, представив ее чуть ли не запретом на русский язык. На самом деле ни о чем подобном в законах по языку не было и речи. Каждый волен оставаться в русскоязычной зоне комфорта, сколько ему заблагорассудится. Вот только в профессиональную публичную, государственную, информационную сферу без знания государственного языка можно теперь не соваться. Самомаргинес (в смысле гордость за то, что нет никакого личного прогресса пусть даже в такой плоскости, как понимание украинского языка на элементарном уровне) - это ведь тоже форма самовыражения. Кто мы такие, чтобы насильно украинизировать людей, стремящихся к самоизоляции?

Пока российская пропаганда разражалась сказками о притеснении в Украине русскоязычных, украинцы шаг за шагом выводили из великоимперского гетто украинский.

Внимательный читатель уже догадался, что речь пойдет о скандале, случившимся в эфире телеканала ZIKс участием Остапа Дроздова и Юрия Романенко. Последнего выгнали из студии за нежелание переходить на украинский. Я не буду сейчас рассуждать о том, имел ли право ведущий принуждать к общению на государственном языке гостя.

Я не хочу выбирать сторону, потому что в провокациях нет и не может быть правильных сторон. "Доведение до абсурда" –это риторический прием ведения публичных споров, позволяющий дискредитировать идею, которую невозможно опровергнуть аргументами. Когда у спорщика не хватает логически выстроенных доказательств своей правоты, он заставляет публику сомневаться в правильности аргументации оппонента, доводя до абсурда его ключевые тезисы. Например, фразу: "Украинский язык нуждается в защите", можно довести до абсурда вопросом: "Только язык? Вам там в Украине больше нечего защищать?".

Нечто подобное произошло в студии телеканала ZIK.Остап Дроздов, заявив, что в его авторской программе защищают украинский язык, не нашел ничего лучше, чем удалить из студии одного русскоязычного гостя, почему-то при этом оставив другого. Абсурд? Еще какой. Абсурдизации подверглась идея расширения украиноязычного пространства.Российский агитпром рукоплещет, а полезные активисты уже разразились рассуждениями о том, что нужно учить английский, а не "запрещать русский". Внезапно украинская постколониальная реальность перевернулась, агрессор и жертва поменялись местами, а российский пропагандистский штамп получил подтверждение оттуда, откуда не ждали. Хочется спросить, что помешало языковой принципиальности Остапа Дроздова повлиять на работу технической службы телеканала ZIK? Не нравится язык, Романенко, его позиция - не приглашайте, переводите, или дискутируйте. Полностью украиноязычный эфир можно обеспечить закадровым переводом, как это происходит с англоязычными, польскоязычными, франкоязычными гостями, выступающими на украинском телевидении.

"Языковую шизофрению", как называет двуязычие украинских эфиров профессор Александр Мотыль, пора прекращать. Только делать это стоит с помощью цивилизованных методов. Цель, план и мечта. Помните? Разве целью защиты национального культурного и языкового пространства, принятия языковых квот была языковая "дискриминация наоборот"? Разве мы воюем с "русским миром" за то, чтобы устраивать публичные языковые демарши, как это сделали оба участника конфликта - один, начавший разговор с гостем с языковой претензии, а другой воспринявший просьбу говорить на государственном языке как личное оскорбление? Нет. Мы создаем правила, обозначаем границы, созидаем Украину. Мы, как и было запланировано, цивилизационно двигаемся прочь от России. Цель – Украина. И это точно непространство, где на смену "русификации" приходит доведенная о абсурда "украинизация".

Давайте не забывать о цели. Одна из основательниц Израиля Голда Меир любила повторять еврейскую поговорку: "Кто не знает идиша, тот не настоящий еврей". Язык в представлении этой легендарной женщины являлся естественным для всех сынов Израиля.Украина не ставит перед собой столь амбициозные цели. Украинский язык прежде всего должен стать языком элиты, необходимым условием для профессионального и карьерного роста. Он должен занять то привилегированное положение, которое в советской Украине был захвачен "межнациональным" русским.

Давайте защищать, а не маргинализировать. Только это позволит не допустить превращения национально-освободительной борьбы вдешевый фарс.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments