Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

Цивилизованное варварство

10 декабря, 2016 - 13:18

Знакомый историк рассказал мне, как недавно обнаружил, что в Новом Мисте на Старосамборщине в конце XVIII в. в перечне недвижимости были костел и костелик. Через 20 лет после прихода австрийской оккупационной власти остался разве что костел. Исчезло и две грекокатолических церкви из трех. Наше сознание после коммунистического террора имеет слишком высокий порог чувствительности, поэтому привыкло выбирать меньшее зло. Империя Габсбургов, которая руководствовалась целесообразностью и холодным сердцем, изменила Галичину до неузнаваемости как культурно, так экологически, выдавая это как прогресс. Ей было безразличны сокровища, которые оставили предыдущие поколения аборигенов. Произошла зачистка элиты, которая когда-то создала Речь Посполитую, которая во времена своего расцвета была общим домом для русинов, поляков и литвинов. («Ще як були ми козаками, і унії ще не було...», - писал Тарас Шевченко) И наследия галицких королей, которые были щитом для Европы. Эту элиту не убивали - ее лишили шляхетства, завоеванного кровью в битвах с татарами и тевтонами, книг, храмов, монастырей, а также привычных пейзажей.

Туристы, приезжающие во Львов попить кофе и послушать болтовню местных гидов, не имеют представления, каким был Львов до конца XVIII в. Каким он мог быть и сейчас. Центр города, что в долине реки Полтвы, был когда-то не холодной влажной ямой, а теплым, защищенным. Здесь выращивали даже виноград. Река Полтва была полна рыбы. Новые хозяева замуровали Полтву и разрушили холмы на западе, чтобы проложить железную дорогу. Так и появились знаменитые «лондонские» туманы. Они же разобрали Высокий замок, снесли множество церквей, костелов и монастырей. Из гармоничного, красочного, многонационального города, который, подобного Иерусалиму, находился на перекрестке мировой торговых путей, Львов превратился в серый провинциальный город. Еще хуже было в селах и городах Галичины, где уничтожили все монастыри, замки, проложили линейные дороги. Это вроде бы должно было соединить Галичину с Западной Европой, но уничтожило взамен ландшафт, как природный, так исторический. Я заметила, что те, кто ностальгирует по императору Францу-Иосифу, являются как раз самыми большими сторонниками интеграции Украины в Европейский Союз ценой тех же потерь. Без учета последствий.

Одной из самых больших потерь было разрушения монастыря в селе Спас, который существовал уже во времена Льва Даниловича. Это был центр переписывание книг, своеобразная книжная столица Галичины с огромными сокровищами. Лавровский монастырь, который был музыкальной столицей Галичины, удалось спасти, устроив в нем немецкую школу. Однако оттуда вывезли коллекцию нот. Большевики пошли еще дальше: сожгли все рукописи из Лаврова, обустроили сумасшедший дом в монастыре, а на территории монастыря сделали свинарник. Новые дельцы в наше время хотели в Лаврове сделать ферму, но местные жители не позволили. Зло всегда является зло, не бывает ни меньше, ни больше, и негоже между ними выбирать. Знаменитая австрийская кухня, которая заманивает туристов во Львов, украденная у других народов, а венский кофе подарен украинским шляхтичем из-под Самбора Юрием Кульчицким.

 Отношение к книгам является показателем цивилизованности. Оказывается, на книги из монастырей и замков были своеобразные квоты. Из трех одинаковых книг выбирали одну для библиотеки, а две другие сжигали. Слышите, сжигали?! Те культурные австрийцы, которых прославляют ныне писатели-галичане, истекают слюной при упоминании о яблочных штруделях и всевозможных конфитюрах. То же самое делали, правда, уже не отбирая, когда массово закрывали книжные магазины в Украине. Только не сжигали, а сдавали в макулатуру тоннами.

А в 1848 году сгорела дотла библиотека Львовского университета с теми единственными экземплярами старопечатных книг, которые теперь стоят миллионы. Сгорели там книги и из легендарной Добромильской типографии Яна Щасного Гербурта. От тиражей остались в мире один-два экземпляра, большинство которых не в Украине. Рукописи официально не сжигали, но австрийские чиновники находили выход.

Читайте Кафку, он на уровне символов сумел передать суть цивилизованной империи, которая подменяет все живое мертвым или искусственным.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments