Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

«Декларация Помпео»

«20–26.07.2018»
26 июля, 2018 - 17:52

Пусть на сайте Белого дома этот документ пока называется «Крымская декларация», в историю, без сомнения, он войдет как «Декларация Помпео». Этот короткий — на три абзаца — документ будет обсуждаться еще несколько дней. Но политику США он определит на долгие годы. Что бы там ни писала в ответ в соцсетях спикер российского МИДа Мария Захарова, чья молниеносная реакция, спалив все явки и пароли, едва не опередила публикацию текста Декларации на сайте Белого дома. Захарова надула щеки, и сделала вид, что это ничего не значащий документ. Мол, «Совместный план действий по иранской ядерной программе и Парижское соглашение по климату» тоже как-то «лично Обама решил. А потом Трамп взял и перерешил». Мол, будет Трамп рыпаться, мы себе еще более пророссийского президента США наколдуем. На самом деле, наверняка, для скептиков все выглядит еще хуже. Декларация не «Твиттер» Трампа, и подписал ее не Президент США, а Госсекретарь, которых, как известно, Трамп имеет привычку менять как перчатки. Скажут еще, наверное, что это всего лишь попытка унять в США волну негатива, поднявшуюся после неумелых трамповских спичей во время и после его встречи с Путиным в Хельсинки.

Между тем, одна важная деталь этого документа, говорит внимательному взгляду об обратном. Я об отсылке в качестве юридического прецедента непризнания правительством США насильственного пересмотра границ на «Декларацию Уэллеса». 23 июля 1940 года, через месяц после захвата вследствие «Пакта Молотов — Риббентроп» Советским Союзом Эстонии, Латвии и Литвы, на тот момент исполняющий обязанности госсекретаря США Самнер Уэллес подписал короткую Декларацию, в которой говорилось о непризнании этой аннексии. В момент публикации этой Декларации, в свете готовившихся Сталиным гораздо более глобальных правок к атласу мира, как и Марии Захаровой в среду, она показалась Москве ничтожной. Впрочем, после того как спустя полтора года СССР и США стали союзниками против Гитлера, Сталин неоднократно требовал отменить, или хотя бы отредактировать текст Декларации. Рузвельт, во многом благосклоннее чем Черчилль относившийся к шалостям «Дядюшки Джо», всячески уходил от конкретного ответа. Как, например, на очередной ультиматум «Вождя народов» на Тегеранской конференции он отшутился, что США не собираются воевать с СССР из-за аннексии Балтии, хотя приветствовали бы референдум по этому вопросу в Эстонии, Латвии и Литве...

Минули десятилетия. Сменялись президенты и генеральные секретари. Никсон мог дарить Брежневу автомобили и шубы, но фундаментальный принцип «Декларации Уэллеса» оставался неизменным: «Ex injuria jus non oritur» — «Преступление не может быть источником права». Именно благодаря «Декларации Уэллеса» этот принцип стал основополагающим не только по отношению к аннексии стран Балтии, но и для всей внешней политики США, до сих пор противостоя некогда исповедуемому Гитлером и Сталиным, а сегодня базовому для внешней политики путинской России, принципу «Ex factis jus oritur» — «Факты рождают закон». Целых полвека факт аннексии СССР Балтии казался бесповоротным и несомненным, и все же в 1990-1991-х годах Эстония Латвия и Литва вернули свою независимость. А сегодня их суверенитет защищает уже не «Декларация Уэллеса», а членство в НАТО. — Последовательное следование фундаментальным принципам рано или поздно все равно победит грубую силу. Наверное, именно это своей отсылкой в первую очередь хотел сказать Помпео Путину.

Есть еще одна вещь, которая убеждает меня, что отсылка Помпео к «Декларации Уэллеса» является не случайной. Вы уже заметили, наверное, что в документе 1940 года речь идет не об аннексии отдельных территорий, а о праве на самоопределение целых наций, об аннексии целых государств, а не отдельных их областей. В свете этого, казалось, более уместной была бы отсылка к «Доктрине Стимсона», сформулированной в ноте, подписанной госсекретарем США Генри Стимсоном 7 января 1932 года, адресованной Японской империи и Китайской республике, в которой адресаты уведомлялись, что правительство США никогда не признают пересмотр границ, осуществленный с применением силы. Основанная на том же юридическом принципе «Ex injuria jus non oritur», «Доктрина Стимсона» последовательно применялась к территориальным аннексиям фашисткой Италии и нацистской Германии. «Декларация Уэллеса» была лишь частным случаем ее применения. То, что «Декларация Помпео» отсылает именно к ней, а не к «Доктрине Стимсона», говорит о том, что ее цель отнюдь не успокоить общественное мнение США, но донести на понятном ей с времен Холодной войны языке послание правопреемнице СССР России. С одной стороны, Путин поставлен этим вровень со Сталиным (совсем не в том смысле, как это видится самому Путину), с другой, Путину объявлено, что, сколько бы встреч в Хельсинки и даже в Белом доме ни проходило, как бы ни складывались американо-российские отношения в дальнейшем, кто бы ни пришел в США на место Трампа, и даже на место Путину в Кремле, США, никогда не смирятся с совершенным Россией преступлением, как и в случае со странами Балтии, никогда не признают Крым российским. И, пусть СЩА, словами Рузвельта, не собираются из-за этого воевать с Россией, даже через полвека, России все же придется вернуть Крым.

23 июля 2010 года в Вильнюсе, в день ее 70-й годовщины, торжественно открыли памятник «Декларации Уэллеса». Когда-нибудь, не мы, так наши дети, обязательно поставят памятник «Декларации Помпео» в Симферополе. Может даже, если доживет, позовут на открытие старушку Захарову — смеха ради, только чтоб почитать ее комментарии в социальных сетях.

Рубрика: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments