Жизнь действительно сложная, и единственный у нее учебник - опыт.
Григорий Тютюнник, украинский писатель-прозаик

Другая «семья»

13 июня, 2014 - 15:47
АКЦИЯ В ПОДДЕРЖКУ ФОНДА ИЗОЛЯЦИЯ. ФОТО Артема Стрембицкого

Ситуация, которая сложилась с Фондом ИЗОЛЯЦИЯ, вполне очевидна. Это чуть ли не последняя оставшаяся институция в Донецке (медиум), которая кооперировала вокруг себя думающую аудиторию, в основном молодежь. Гости ИЗО - это те люди, которые до последнего не выезжали из региона и до последнего старались создавать «благо» для окружающих их людей. Поэтому для так называемой ДНР и для тех, за кто за ней стоит, совершенно очевидным было убрать с пути то, что дает развитие, мышление, поиск и, в конце концов, свободу.

Но боевики, которые захватили завод, кое-чего не учли. За все эти годы, кто бы в команде ИЗО не работал, их курс был направлен на одно – генерировать вокруг себя людей и идеи, местные и не только. Они давали детям возможность создавать фантастических животных, которые показывала новогодняя елка, ИЗО создавала вокруг себя дискуссионный клуб, фаблаб и прочее. Но самое главное – ИЗО создала семью. Вы, наверное, редко увидите, такой большой коллектив. Потому что он – это еще и художники и их посетители.

Поэтому я уверена, что ДНР со своими «бумажными» идеями проживет гораздо меньше, чем Фонд ИЗОЛЯЦИЯ. Вне зависимости от того, сколько предметов искусства, которые находятся сейчас на территории завода, она уничтожит за это время.

К сожалению, пример ИЗОЛЯЦИИ в Донецке единичен. Это институция, которая способна что-то создавать, анализировать. Своего рода – это  единственное альтернативное пространство, где можно было получить внеуниверситетское знание.

Государственные дотации в культурную и образованную сферу региона – ничтожны. Донецк в этом случае не исключение из правил. Здесь не стоит долго говорить о книжных магазинах, музеях, библиотеках – все это очевидные вещи, ведь на протяжении многих лет гуманитарная инфраструктура попросту не развивалась. Вся активность, которая возникала в этой сфере, происходила благодаря частным инициативам и в большинстве случаев подпольно.

Разграбленное культурное поле.

И это не только Донецк.

Вся культурная жизнь постсоветской Украины остановилась в центре. Есть еще Львов, Харьков, Одесса, но и там есть свои моменты, о которых необходимо говорить. Культура, как и все в нашей стране, централизировалось и маргинализировалось. Нет ни книжной индустрии, нет ни художественной, отсутствует институт критики. Чем дальше от Киева, тем больше ощущается патовая ситуация. И здесь не стоит говорить о том, что существует интернет, и книги можно покупать на Amazon, а спектакли смотреть на YouTube. Культуру нужно осязать, обонять, понимать. С помощью Интернета это сделать сложно. Тем более, у нас в стране далеко не все имеют такую привилегию.

Еще один момент – структура институций. Большая часть театров, филармоний в таких городах, как Донецк – это государственные заведения. А соответственно они продвигают ту политику, которая выгодна той или иной политической силе, доминирующей в регионе или стране. Поэтому поставить провокационный новый спектакль становится практически невозможно. Совершенно логично, что тот, кто платит, заказывает музыку. Но в данном случае платит не зритель за билет, а государство за электричество, отопление, аренду залов, зарплату и гонорары актерам, декорации и т.д. Поэтому когда я задаю вопрос молодому донецкому режиссеру на счет современной социально-политической постановки, он мне отвечает: «Это же Донецк, это же политика. Не в государственном театре».

В то же время, например в скандинавских странах современная пьеса является своеобразным градусником напряжения в обществе. Президент одной из стран посещает такие мероприятия, после чего делает вывод, куда следует двигаться дальше, какие проблемы в обществе существуют, и что нужно сделать, чтобы улучшить положение. В нашем же обществе на протяжении последних лет складывалось мнение, что любая подобная постановка, песня, стих - это жесткое политическое высказывание, направленное против действующей власти, а соответственно несет в себе угрозу.

Зрителю не с чем сравнивать, не о чем говорить. Для донецкого зрителя, который законсервирован в своем регионе и не выезжает из области, эта ситуация еще более опасна. И тогда альтернативой театру и центру искусства появляется телевидение, а оно уже не несет совершенно другую миссию.

Возвращаясь к теме ИЗОЛЯЦИИ, примечательным является пример проекта «Глубинные мечты», который был создан под руководством Вирляны Ткач, директора Yara Arts Group, и Николая Гусейнова, актёра Драматического театра Донецка, сценарий был написан Сергеем Жаданом. Идея проекта заключалась в том, чтобы рассказать, чего на самом деле хотят дончане, о чем они думаю, что им снится. Этот «интимный» проект показывает, насколько разными бывают желания тех, кто хочет нами руководить, и тех, кто живет в регионе. Этот проект про личный Евромайдан еще до начала самого Евромайдана. Думаю, многие так называемые сторонники ДНР удивятся тому, что их желания совпадают с желаниями тех, кто имеет другое мнение. Этого как раз и боятся «создатели» ДНР. Ведь если будет разрушена иллюзия «инаковости», то с помощью чего можно будет останавливать негодующие народные массы и контролировать их на очередных выборах?

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments