А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Философский камень Майдана

«27.10-02.11.2017»
2 ноября, 2017 - 17:27

Как выяснилось, в 2013-м люди вышли на Майдан не потому, что их позвал Найем. Это открытие дорого обошлось организаторам нынешнего протеста под Радой, стоило уже не первого за последние годы горького разочарования Игорю Коломойскому. Как при помощи акции протеста увеличить электоральную поддержку своего оппонента, как при помощи блокады бизнеса своего оппонента увеличить его продажи, — несомненно, этот опыт нуждается в детальном изучении, вот только организаторы и этого очередного из Третьих Майданов, похоже, демонстрируют критическую неспособность извлекать уроки из чужих, и даже из своих собственных ошибок. Впрочем, из этого не следует, что из их ошибок не можем извлечь уроки мы с вами.

В алхимической лаборатории, где уже четыре года ищут секрет философского камня Майдана, ни днем ни ночью не смолкает работа. В этот раз в свое варево они решили добавить не только сушеных гадюк и жабьи лапки, но и реальных лидеров Революции Достоинства, тех, с кого в ноябре 2013-го начинался протест. Не сработало. Можно было бы в очередной раз вспомнить китайскую мудрость про реку, в которую невозможно войти дважды, но дело, кажется, в том, что с рецептом банально перемудрили. В конце концов, борщ — это только борщ и, если влить в него еще и рассольник с харчо, это никак не улучшит его вкус.

Еще после «прорыва» Саакашвили в Шегинях между ним и «Еврооптимистами» пробежала черная кошка. Взаимное недоверие между лидерами протеста и ежедневно падающие поддержка и доверие к Саакашвили со стороны украинцев не способствовали массовости акции. Вместо энергии лидер Революции тюльпанов добавил протесту лишь хаотичности, а его кардинально отличные от официально выдвинутого списка требований лозунги только запутали тех, кто мог бы поддержать протест. — Так чего вы хотите, политических реформ или свержения Порошенко? — переспросили украинцы и так и не получили на этот свой вопрос сколь-нибудь внятный ответ. Напомню, в ноябре 2013-го список требований состоял из одного четко сформулированного, легко выполнимого и понятного каждому пункта. Как результат, в первое же воскресенье протеста на Майдан пришло не около тысячи, а сто тысяч человек.

Не добавили популярности протестующим и штатные клоуны всех предыдущих протестов — Парасюк, Гришин, Семенченко и, как ни горько признать, превратившийся в таковые Егор Соболев. Более того, именно после безобразного нападения Парасюка на Гелетея с каждым новым подобным проколом Президент стал набирать электоральные очки. Украинцам осточертели вечные стычки в Раде, и если участники Евромайдана в целом демонстрировали пример новой европейской по форме и сути политической культуры, нынешние участники протеста идентифицировали себя с худшими проявлениями нынешней украинской политической культуры, более того, с полным отсутствием у них культуры как таковой.

Словно чувствуя, что поддержка украинцев заколебалась, Президенту удалось перехватить инициативу по двум из трех выдвинутых протестующими требованиям — Антикоррупционному суду и снятию депутатской неприкосновенности, тем самым лишив продолжение акции какого-либо смысла. Лидеры протеста могли бы объявить это своей победой, уйти из-под Рады с высоко поднятой головой, но они упустили этот шанс, продемонстрировав, что отнюдь не выдвинутые ими требования были их основной целью. С этого момента акция превратилась в бессмысленное сборище маргиналов, все больше, как минимум, в глазах киевлян напоминая стоявший когда-то на этом месте Антимайдан. — «Пускай постоят, попугают эту власть», — вот и все, что еще могут сказать в их поддержку немногие им симпатизирующие.

Впрочем, попугать уже вряд ли получится. С одной стороны, сокрушительное фиаско новой попытки организации массового протеста стабилизировало политическую ситуацию в стране, уже несколько месяцев систематично расшатывавшуюся Саакашвили и радикалами. На волне протеста Рада нашла голоса на давно застрявшие в комитетах реформы — медицинскую и пенсионную, сдвинулись с мертвой точки — вопрос о депутатской неприкосновенности и до последнего отметавшейся Президентом об Антикоррупционном суде. С другой, похоже, что Банковая, что Грушевского решили, что больше им не стоит бояться нового Майдана. Эту иллюзию им внушила не только малочисленность палаточного городка, но и результаты выборов в территориальные громады.

Как использует нынешняя власть результаты своей победы? Не похоже, что и она способна учиться на своих ошибках. То, что она расценила как вотум доверия, если не карт-бланш, в конце концов, может стоить ей поражения на будущих выборах. Ведь малочисленность протеста еще не означает отсутствие протестных настроений у украинцев как таковых. Их усталость от политического бардака в стране еще не означает, что они поддержат Президента и его партию на выборах хотя бы как наименьшее зло, благо у нас уже десятилетие имеется кандидат в Наполеоны. А победа БПП на выборах в территориальные громады — лишь отголосок парламентских выборов 2014 года, когда президентская партия победила в территориальных округах, но потерпела сокрушительное поражение на пропорциональных выборах. В любом случае, ключ к победе на грядущих выборах отнюдь не в сельских округах — он в крупных городах, где население ждет от Президента, Кабмина и Рады не просто стабильности, но реальных реформ, не деклараций, а реальных их результатов. Поражение «МихоМайдана» еще не означает, что украинцы не способны выйти на новый Майдан, особенно если их новые лидеры сделают выводы из детских ошибок своих предшественников.

Рубрика: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments