Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Истеричка обоих полов

6 февраля, 2017 - 12:14

Феминитивы трудно приживаются. Многих раздражают «фотографки», «премьерки», «членкини» и т.д. Но есть слова, которые без «женских суффиксов» уже и сложно представить. И задуматься: когда и почему эти слова приобрели какие-то «истинно женские» значения? И автоматически стали означать нечто малоприятное. Одно из таких - «истеричка». А ну-ка, поднимите руки женщины за тридцать, которых хотя бы раз во время ссоры, в порыве злости и обиды, мимоходом или прицельно так называли: «Да ты истеричка просто!». Предвижу лес рук.

Срабатывает первое, пожалуй, «память жанра». Истерия происходит от греческого слова «ὑστέρα», которое переводится как «матка».

В одном из диалогов Платона жалеют женщин, готовых к деторождению, но не способных зачать. Тогда-то матка начинает блуждать по всему телу, искать пищу и в частности перекрывает женщине дыхательные пути. Женщина начинает задыхаться - истерить, короче.

Курьезная слегка ситуация. Через где-то пару тысяч лет известный случай истерии описал Фрейд - «случай Доры». К нему обратилась девушка 18 лет и как раз из-за проблем с дыханием. Они были связаны с переживанием специфического любовного многоугольника в ее семье. Это один из пяти известный клинических случаев, которые описал Фрейд. Кстати, поправьте, если ошибаюсь, но Фрейд «выстрелил» именно с описанием истерии - только у мужчин. Это уже потом он переключился на женское тело – ведь более благодатные почвы. А с кейсов мужской истерии начались исследования того, что сейчас называют посттравматическим синдромом (нам это объяснять не надо).

А пока нынешние исследователи-психологи вспоминают незлым и тихим пособие 1859 года по медицинской диагностике Джорджа Тейлора. Там «краткий перечень» симптомов истерии насчитывал 75 страниц. И в нем можно найти в качестве проявления истерии не только оргазм (ну ясно, где же ему еще быть?), а разве только не насморк.

Грубо говоря, истерия - это демонстративные эмоциональные и телесные реакции, не имеющие очевидных оснований. Это смех и слезы «на ровном месте», это слепота, глухота и припадки, не обоснованные чисто физиологией.

Поэтому когда тебя называют истеричкой, о чем тебе сообщают? Что в тебе «разбалансировалось» тело и сознание? Думаю, даже так: что реакции твоего тела опережают или противоречат реакциям твоей речи. Ведь сознание мы «фиксируем» именно на уровне речи. И как следствие: тебя не могут понять - «Что ты говоришь? Прекрати истерику!». Вместе с тем я говорю: тебя наконец поняли, и это очень не понравилось твоему собеседнику.

Есть в старом кино «Полеты во сне и наяву» сцена, которая меня каждый раз завораживает. Он - профессиональный страдалец. Она - долгие годы в него влюблена. Он заявляется к ней с очередной просьбой. Она снова выполняет ее. Он немного свысока улыбается: «Ты настоящий друг». Она полностью отражает эту его улыбку (мы его улыбку не видим, кстати, а слышим). И повторяет слова: «Я настоящий друг», но не вслух, а только слегка шевелятся губы. И плачет при этом. Вот это для меня истерика как она есть. Причем истерику эту никто не замечает - ни он, ни она.

Истерическая реакция. Когда сообщение тела и речи не совпадают - и каждое из них не врет при этом. В литературе это называется иронией, кстати. Ирония же буквально - это с помощью одного рассказать о другом.

Когда рассуждают о женском письме, то обязательно вспоминают классический уже для этих литературных практик призыв: «Пишите тело». Не в смысле подавайте положительные описания тела, а реализуйте свое тело на письме. Женское тело имеет свои физиологические ритмы - вот попробуйте так же ритмизировать синтаксис! Не расщепляй смыслы, а объединяй их в один жизнеспособный организм, где нет второстепенного и главного (ну вот, что важнее - печень или позвоночник?)... Это очень просто на практике и страшно непристойно. Ведь мы же сознательные животные, и упор не на «животные»: тело у нас всегда отодвигает ум. Женское письмо и читать сложно. Легче бросить в автора: «Истеричка», чем признать какую-то альтернативу тому, что мы уже умеем читать.

Вот есть в одном романе, который умело использует техники женского письма, описание женского оргазма. Оно занимает почти пять страниц - и это все одно предложение. Сначала просто поцелуй, а дальше описание, как героиня блуждает через дырку на спине своей рубашки по какой-то стройке, трубам, заброшенным скверам, пустырям, детально изучает подкладку пальто и т.п. Это известный роман - его действительно внимательно прочитали. Но смех в том, что только двое из исследователей, которые писали об этом произведении, поняли: «Это же оргазм». И это были критикини, кстати. Все остальные говорили о медитативности, о преступлении, о мистических практиках, о трансцендентности и всяких солипсизмах. Где-то так оно и есть, конечно.

Человек - сogito ergo sum? Женское письмо - не cogito, а ergo, не процесс, а направление. Результат же тот же: sum. Когда тебя говорит твое тело, это что? - Правильно, истерия. Для того, чтобы создать женское письмо, есть де-факто один-единственный маршрут - быть истеричкой. Обоего пола, кстати: так писал биографический мужчина Жан Жене, скажем.

А знаете, это разговор не о литературе.

Истерия является базовым сопротивлением нашей психики. Более того: это базовый протест нашего поведения. Тело всегда и значительно умнее нас. И его речь куда более выразительна, чем вторая сигнальная система. Потому что оно мало когда врет.

С нашего рождения нам сообщают об ожиданиях от нас. Какими мы должны быть, чтобы с нами было комфортно взаимодействовать, чтобы мы были адекватными членами сообщества. Нам советуют, нами манипулируют, нас воспитывают. Глобально: нас используют как поверхность для записи каких-то своих фантазий о том, какие мы есть. Уже потом - контролируют или наказывают при необходимости, если мы этим фантазиям не отвечаем. Потому что «первоначальное» влияние на самом деле стоит дешевле, чем последующий контроль.

Речь контролировать очень легко. Тело, которое решило что-то сообщить, - гораздо сложнее. Тем, что не подчиняется сознанию, вообще очень трудно манипулировать. Поскольку оно ненормальное априори.

Слово «норма» с латыни - это угольник, способ и прибор для замера углов. Есть даже прилагательное такой normalis - перпендикулярны». Норма - прибор для черчения прямых углов. Для создания чего-то совершенно идеального. Прямой, прямолинейный, правильный, точный... В человеческом теле нет прямых углов. Оно асимметрично.

Вы обижались, было, на ту «истеричку», направленную в ваш адрес? Не надо. Это лучший из доступных комплиментов.

Если твое тело все равно используют как место для фантазий, пусть это будут твои собственные фантазии. Серьезно.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments