Никто не предлагает вам возможности. Их нужно вырвать и работать над ними, это требует настойчивости… и мужества.
Индира Ганди, выдающаяся индийская женщина-политик

К вопросу об украинской национальной идее

19 августа, 2019 - 18:47

Не так давно портал «Главред» опубликовал статью Андрея Кокотюхи «Как работает российская пропаганда и почему ее нужно внедрить в Украине». Не хотелось бы преувеличивать значение этой статьи, но в ней затронут чрезвычайно важный вопрос, который заслуживает обсуждения уже не первый год и не первое десятилетие.

Я, разумеется, не стану спорить с утверждениями вроде «Украина должна, в конце концов, вооружиться теми средствами, которые хорошо работают как в дружественных, так и во враждебных государствах. И если российским детям в популярной форме рассказывают, что Украина – враг, украинские дети должны слышать то же самое о России. Причём у наших детей для этого в разы больше оснований».

Жизнь слишком коротка, чтобы можно было тратить её на спор с очевидными глупостями. Неужели Украина уже шестой год воюет с Россией только ради того, чтобы превратиться во вторую Россию, разве что с трубой пониже и дымом пожиже? Да ведь и это место занято, есть уже такая страна – Беларусь называется.

С ответами у Кокотюхи дело обстоит совсем плохо. А вот вопросы он ставит хорошие, правильные. Например:

«Украина – одно из немногих государств из бывшего СССР, где со дня провозглашения Независимости нет единой идеологии, которая объединяет граждан и которую мы транслируем за пределы страны. Как в западном, так и восточном направлениях…

…Слова «идеология» и «пропаганда» регулярно объявляются составляющими авторитаризма, предвестниками тоталитаризма, вредными для развития демократии западного образца. При этом забывается: любое государство с развитыми демократическими институтами идеологично. А пропаганды ценностей не боятся ни в странах Европы, ни в Америке, ни в Канаде, ни в Австралии».

Украина в этом смысле страна парадоксальная. В других государствах нет и намёка на национальную идею, но там все упорно делают вид, будто она есть и  вот-вот её сформулируют – к среде, ну, максимум, к четвергу. В Украине национальная идея буквально криком кричит, она видна слепому и слышна глухому, но все старательно притворяются, что никак не могут её выразить.

В других странах для формулировки национальной идеи нужно хотя бы несколько слов. У нас хватит и одного: «Демократия».

Прошу извинения у читателя, но дальнейший текст статьи неизбежно распадается на две части: идеологическую и практическую. Между собой они тесно связаны, и всё же необходимо провести границу между ними.

Что такое, собственно, украинская нация, откуда она взялась? Вопрос риторический, ведь ответ на него есть уже не первый век: «І покажем, що ми, браття, козацького роду». Украина возводит свою родословную к козачеству, то есть к людям, которые были готовы на всё, чтобы вырваться из-под власти панов. Как родилась нация, так она и будет жить.

Новоизбранного гетмана козаки не короновали. Его мазали грязью, чтобы в будущем он не забывался и не считал себя выше других. Он даже не первый среди равных – он всего лишь тот, кому сограждане доверили власть. Хочешь быть царём или королём? Извини, парень, но это Украина.

В постсоветской истории Украины можно насчитать, самое меньшее, четыре грандиозных акта демократии: Революция на граните, Оранжевая революция, Революция достоинства и избрание президентом Владимира Зеленского. Практически во всех случаях пороки представительной демократии оказывались для народа настолько неприемлемы, что возникала необходимость в демократии прямой – и украинцы оказались достаточно сознательны и организованы, чтобы её реализовать. Одним словом, любое движение украинского национального тела есть борьба за демократию. Это – народ,  с которым никакой власти не стоит шутить, иначе будет очень больно. Янукович и Порошенко не дадут соврать.

Это что касается собственно национальной идеи. Но какие политические последствия эта идея могла бы породить?

Начнём издалека. Сейчас против Украины действует очень опасный враг – сильный, богатый ресурсами, и вдобавок обладающий ядерным оружием. Не стоит обольщать себя надеждами, что Украина способна в одиночку выстоять против России, здесь союзники необходимы.

В порошенковское пятилетие государственная внешняя политика исходила из того, что такими союзниками могут стать европейские страны, в первую очередь Германия и Франция. Но эти надежды потерпели закономерный крах. В странах Европы бизнес слишком тесно связан с российским, а тамошние правительства не пойдут против интересов национальных деловых кругов. И в Европе уже не первый год усиленно ищут предлог отменить антироссийские санкции, или хотя бы ослабить их. Ведь коммерция же страдает!

Новая украинская администрация заняла куда более разумную позицию: искать друзей в англосаксонском мире, в первую очередь, в США. В контексте поставок сжиженного газа на европейский рынок эта страна – естественный конкурент России. А враг моего врага, как известно – мой друг. И действительно, с начала войны именно Америка оказала Украине наиболее существенную помощь.

Прошу у читателя извинения за столь откровенный макиавеллизм: речь идёт о святом, о национальной идее, а я вдруг заговорил о вульгарных международных политических раскладах. Но в данном случае без этого не обойтись, ведь на кону стоит будущее страны.

США, как известно, тоже родились из борьбы за демократию. В сущности, их создала простая идея: «Никаких налогов без представительства!». Американцы всего-то навсего не хотели платить налоги, установленные британским парламентом, который они не избирали. В результате возникла величайшая из ныне существующих наций.

Поднимая в качестве своего флага демократию (а что ещё можно было бы поднять?), Украина, помимо прочего, говорит Америке: «Мы с тобой одной крови, ты и я!». Союз, неизбежный политически, получает и своё идейное оформление.

Но даже это не самое важное. Союзников Украина должна искать и в Европе, и по ту сторону Атлантики, но в первую очередь, как ни странно – в России. Именно там они наиболее важны, и именно там их найти легче всего.

Протесты в РФ, как известно, нарастают. Сейчас поводом для них стали выборы в Московскую думу, в 2011-2012 годах (в тех протестах участвовал и автор этих строк) – выборы в Государственную думу. Но это именно повод, а не причина. Причина – деспотический путинский режим, который нравится в России далеко не всем.

Украина, конечно, не может стать для кого-то образцом демократии (все знают, какие с ней проблемы даже здесь). Но для России она вполне может стать образцом борьбы за демократию.

Я отлично помню, какой шок в Кремле вызвала Оранжевая революция 2004 года. Народ выбрал не того президента, которого ему велели? Кошмар, ужас и конец света! Собственно, именно тогда путинская власть начала закручивать гайки, и в России сформировался тот самый режим, который существует по сей день. И тогда же российская оппозиция прониклась надеждой на свою Оранжевую революцию.

Как же украинская власть за прошедшие полтора десятилетия обернула сложившуюся ситуацию в свою пользу? Да никак. Она просто делала вид, будто ничего не произошло.

Удача валяется у нас под ногами, а мы ленимся её подобрать.

Российская пропаганда любит использовать тезис: «Вы что, хотите, чтобы было, как на Украине?» (естественно, «на» - российская пропаганда по-другому не может).

Украине нужно только то, чтобы с каждым днём как можно больше россиян отвечало на этот вопрос: «Конечно, хотим! Хотим сменяемости власти! Хотим честных выборов! Хотим избирать президента по своей воле! Хотим, чтобы никто не смел избивать участников акций протеста! Какой свободный человек может этого не хотеть?».

Избрав своей национальной идеей демократию, Украина разом решит две задачи: обретёт свою идентичность внутри и найдёт множество друзей вовне.

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ