Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

Кого почитаешь, Украина?

15 июля, 2019 - 18:39

Чем старше человек, тем сложнее ее слушать - одно сказанное предложение вызывает у него желание выразить еще несколько ассоциированных с высказанным выше, тем самым отклоняясь от ведущей темы разговора, чтобы. в конце концов. вернуться к ней. Впрочем, это заставляет тебя, слушателя, постоянно "быть в фокусе". Чем старше человек, тем интереснее его слушать, потому что у него в багаже знаний однозначно то, чем можешь пополнить свой. Чем больше у человека знаний, тем легче ему находить ответы, проводя параллели между событиями и находя общие черты на расстоянии веков. Ибо хотя мы и живем в разных обстоятельствах, меняем быт и применяем новые технологии, человеческая природа неизменна на протяжении тысячелетий.

Слушая и наблюдая за Юрием Терещенко, я уловил две его эмоции: печаль и радость. Ученые такого масштаба чувствуют острую необходимость поделиться своими достижениями, высказать свою точку зрения, но главное - передать опыт. Им нужна аудитория, которая сможет должным образом воспринять информацию, и точно знает, как ее применить. Были ли мы такой аудиторией?

- Мы анонсировали эту встречу, приглашали всех желающих. Говорили: есть уникальная возможность увидеть и услышать историка большого масштаба, историка с особым взглядом на украинскую историю. И кто пришел? Люди ленивы. А вы как, есть время и желание послушать Юрия Илларионовича в рамках летней школы журналистики?

- Конечно – ответил. И главный редактор газеты "День" Лариса Ившина провела нас на лекцию, и представила господину Терещенко как еще двух слушателей, которым он был, безусловно, рад.

Первое слово, которое я уловил из речи (лекции) Юрия Терещенко, было "джентри", поэтому сразу понял, что речь идет о казачестве, Украино-польской войне, об украинских землях XVI-XVII вв. и место этого явления на просторах Европы. Понял, потому что читал материалы историка "Первый и второй Гетманат в Украине" в № 73-74, 75-76, 81-82 газеты, и смог войти в дискурс разговора. Речь шла не только о феномене казачества, но и о личности Хмельницкого. Мелкий шляхтич, который фактически разрушил Речь Посполитую, и был очень близок к становлению независимого казацкого государства Гетманщины. И это было вполне в духе того времени. Примеры находим по всей Европе. Хмельницкий был наибольшим государственником в нашей истории, и был очень близок к установлению монархического строя. "Ну и что, что Юрий был слабым политиком? А для чего регентский совет? Речь шла о закладке традиции".

Говорил Юрий Илларионович и о других этапах истории, которые пласт за пластом накладывал друг на друга. Говорил и о Киевской Руси, и о вероятности коронования Владимира Великого Римским папой: "Хотя цивилизацию тот принял из Византии, но источники свидетельствуют, что более тесные связи были с Римом". Говорил и о короле Данииле Романовиче, которому удалось объединить не только Галичину и Волынь, но и посадить своего воеводу в Киеве, тем самым объединив почти все земли Киевской Руси. "Возможно, он присоединил и Чернигов, но точных данных об этом нет".

Много говорилось и о периоде второго гетманата, УНР и деятелях периода украинской революции. Почетное место в этом периоде уважаемый историк отводит Гетьману Павлу Петровичу Скоропадскому - личности государственного типа мышления, который закладывал институты - основу государства и заботился об учреждении традиции украинской государственности, опирающейся на наследственности гетманского титула. Это и не удивительно, потому что в семье потомка древнего гетманского рода почитались украинские казацкие традиции. Вспоминал и сына гетмана Даниила Павловича, погибшего при невыясненных обстоятельствах в Лондоне, а также о встрече и знакомстве с младшей дочерью гетмана - Еленой Отт-Скоропадской. Не обидел Юрий Илларионович вниманием еще одного деятеля того периода - Михаила Сергеевича Грушевского, который отказался принять должность от гетмана (почему?).

Говорил и о том, что украинское село на протяжении веков оставалось колыбелью государственности, потому что смогло сохранить традиции. Именно поэтому Вячеслав Липинский отводил особое место селу в вопросе национального возрождения. Не случайно он посвятил "Украину на переломе" Левку Зануде - крестьянину, который заботился о библиотеке Липинского в его отсутствие, и "убитого разрушителями Украины весной 1918 года". И поэтому «советы», укрепляя власть, больше уничтожали само село. "Каково наше село сейчас? Деградировавшее. Или я не прав? "К сожалению, вы правы, Юрий Илларионович.

Многие темы поднял господин Терещенко в своей лекции, которые точно найдут широкое отражение в статьях газеты «День», а также получил ряд вопросов от «летнешкольников». Возможность задать вопрос получил и я:

- Вы заметили, что к Михаилу Грушевскому у нас немало вопросов. Один меня беспокоит с момента, когда читал дневники Чикаленко. Там он рассказывал о том, что, вернувшись из ссылки, Грушевский отвернулся от своих старых друзей-коллег, с которыми совместно создавал первые политические партии, пристал к молодому поколению. Чем он, Грушевский,?

- Чем руководствовался ... - Юрий Илларионович развел руками и сказал, - Такая у Михаила Сергеевича была судьба. Действительно, еще до революции, когда он вернулся из ссылки, он вышел из Украинской партии социалистов-федералистов, и присоединился к Украинской партии социалистов-революционеров. Кем в то время были УПСФ? Небольшой группой старых буржуазных националистов, которые хоть и начинали национальное дело, но о которых никто не знал. В партии эсеров в то время было более сотни тысяч участников, и он захотел их возглавить.

Автор 10-томной истории Украины. Кто ее читал? В ответ только Валентин Торба сказал, что читал выборочно, но сейчас не читает, потому что книги остались в Луганске.

- Пусть там и остаются. Это же сколько вложено труда. Сейчас мы имеем технологии, которые позволяют быстро распространять информацию, а тогда все приходилось делать вручную. Он это не сам делал, а имел целую армию переписчиков. Окружал себя всеми теми людьми. И для кого? Взять Вячеслава Липинского. Написал два фундаментальных труда: "Украина на переломе 1657-1659. Заметки к истории украинского государственного строительства в XVII-ом веке" и "Письма к братьям-хлеборобам. Об идее и организации украинского монархизма, написанные 1919-1926 "- две небольшие работы, которые каждому под силу. А тот писал многотомники.

Александр Лотоцкий, председатель Петербургской общины, давний друг Грушевского, в своих воспоминаниях писал, что неоднократно принимал Михаила Сергеевича в своем доме в Петербурге, когда тот приезжал по различным делам. Уже после революции, когда Лотоцкий приезжал в Киев, и приходил в квартиру Грушевского - то ему не открывали. А он был дома. Знал, что это Лотоцкий пришел, и не впускал его. Такой он был - Михаил Сергеевич.

Обдумывая высказанное Юрием Терещенко о Михаиле Грушевском, понимаешь, что он также основал несколько важных государственных институтов, а именно "Институт конъюнктурности" и "Институт запроса на новые лица"... К каким последствиям это привело сто лет назад - известно всем: расстрелы интеллигенции, раскулачивание, голод, война, ГУЛАГ, расстрелянное возрождение ...

Честь и хвала ежедневной всеукраинской газете «День», которая предоставляет место для публичного выступления Юрию Терещенко, человеку, который хоть и знает историю СССР и содержание съездов партии, но умеет иронически рассказать об этом. Показывает, что и в те времена можно было сохранить светлый ум и незатуманенные мысли, чтобы с обретением Украиной независимости, с энергией достойной большой группы молодых людей, работать над формированием альтернативной традиции, в основе которой лежит гетманское движение, а следовательно иного исторического дискурса - дискурса победителей. Закончить хочется вопросом из заголовка: кого почитаешь, Украина?

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments