А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Кому(то) нужна Нобелевка?

2 ноября, 2016 - 12:36

Первая половина осени. Для нормальных людей: пора отсроченных отпусков, детей-в-школу, задержанного отопительного сезона, эпидемий ОРЗ. Для людей-от-литературы — премиальный звездопад. На протяжении двух осенних месяцев вручают те премии, которые будут определять карту литературного процесса хотя бы в следующем году.

Нобелевка. Сейчас ее получил американский рок-музыкант и поэт-песенник Боб Дилан. Оказывается, что главную литературную награду могут иметь произведения, которые долго находились на обочине Великой Литературы. Такие, например, как песенная лирика. Хороший шок для инженеров человеческих душ в башнях из слоновой кости.

Британский «Букер», за роман на английском языке. Впервые за время существования премии отметили писателя из США. Пол Битти написал сатирический роман об Америке, точнее — о местных расовых проблемах. Почему британцы заинтересовались расовыми проблемами, объяснять не нужно. А сатирические романы «Букером» награждают вообще-то часто, это не новость.

Дублинская премия, тоже за лучшую книгу на английском, но здесь ею может быть и перевод. В этом году ее получил Акил Шарма, американский прозаик индийского происхождения. Отметили его эмигрантский роман «Семейная жизнь». Хроника юго-азиатской семьи, которая в конце 1970-х отправляется на поиски «американской мечты».

Польский «Ангелус», за переведенную на польский язык прозу из Центрально-Восточной Европы. В этом году отметили роман «Книга шепотов». Он написан румыном армянского происхождения Варужаном Восгяняном о геноциде армян 1915-1916 гг. Центральная Европа стабильно любит серьезные романы о незаживающих исторических травмах (соседей).

Что тут же подтвердил едва ли не самый весомый в Европе польский Фестиваль Конрада. Его награду получил роман польской писательницы украинского происхождения Жанны Слоневской «Дом с витражом». Печальная история трех поколений женщин одной львовской семьи; такая история уютной быть и не может.

Белорусский Гедройц, премия за прозу на белорусском языке. Лауреат’2016 — роман Макса Шчура «Завершить гештальт». Книга о путешествии в Голландию написана белорусом, который живет как политический беженец в Чехии. А увидел свет этот роман в Тернополе. Премия имени Гедройца направлена на преодоление культурных границ. Работает!

И в общем зачете литературные премии этой осенью — просто таки глобализационная и мультикультурная мечта. Одним элегантным жестом комитетов снимаются границы: между жанрами, между стилями, между национальными литературами и языками. Ненавязчиво и наглядно. Даже застегнутая на французский язык Гонкуровка регулярно отмечает прозу эмигрантов (нынешнюю еще ждем). И остается один вопрос для растерянного (не без этого!) читателя. Это разнотравье влиятельные премии сами формируют, или уже есть готовая картинка, и они нам ее просто показали, зафиксировав? Пожалуй, и то, и другое.

Ну и под этот красивый перечень наград скажу, что и некоторые украинские книжные премии озвучили лауреатов и списки претендентов. Но это уже и не новость, и не событие по существу. Наши премии в основном никак не влияют на дальнейшую литературную судьбу победителей и побежденных.

Об этом и хочу немного поговорить. Для чего существуют литературные премии и Литературные Премии?

Книг написано много. Не хватит жизни перечитать. Буквально. Говорят, что книги, которые входят в списки обязательного чтения — всегда очень случайный выбор. Эту селекцию нужно хоть как-то систематизировать: и премия здесь — самый удобный вариант. Не успеваешь читать все? — так читай короткие списки известных премий. Это какие-то шестьдесят, скажем, произведений в год. Но ты ориентируешься в актуальном литпотоке. Не тонешь и не плаваешь при этом в мелких водах.

  Случайные культурные процессы, говорят. А почему «случай» этот основном приходился на большие романы белых гетеросексуальных мужчин среднего класса? Такой отбор — он всегда политический по факту: его нельзя спрогнозировать, но ему можно попытаться оказать сопротивление.

Скажем, есть «Букер», а есть рядом его аналог — «Оранж прайс», для лучшей прозы на английском, которую написала женщина-прозаик. И эта награда влиятельная, подчеркну. Это и есть сопротивление. Создать свой «список». Создать свою поощрительную премию. Кстати, это одна из разновидностей литературных премий, и наиболее действенная. Поощрительные премии — некий аналог рабочих квот в культуре. Премия для писательниц, для не-белых авторов, для авторов эмигрантов, для молодых авторов и других.

Хотя ... По сути все премии являются поощрительными. Те названные мною награды имеют обязательную финансовую составляющую, более или менее убедительную («самая дорогая», наверное, Дублинская).

Бытует в этнографии элегантное понятие «общества ограниченного блага». По сути это сообщества бедноты. Социальные группы с очень ограниченным экономическим ресурсом. Они держатся вместе на таком представлении: если кто-то имеет какую-то вещь для использования, то он ее забрал у тебя, который такого блага вследствие лишен. Он ее не заработал, ему ее не подарили, он ее не заслужил — он ее отобрал именно у тебя; только так. Сообщества культивируемой зависти. Самые яркие примеры подобных образований на наших цивилизованных территории? Вот не знаю, удивитесь ли вы, но это в том числе и художественная среда. Там, где не хватает всего: признания, внимания, уважения, денег, социального влияния и т. п. Там, где работают «на бессмертие» и «за бессмертие». Введение элементарного фактора — денег в качестве вознаграждения за достойно сделанную работу — снимает многие проблемы внутри среды. Прямой обмен «звездочек» на денежные знаки — это хорошо. Щедро оплачиваемые «звездочки» — это прекрасно.

Да, немного парадоксально. Награды, которые постоянно сопровождают всплески недовольства и скандалов. Да, именно они, премии и обеспечивают нормальное функционирование профессиональной среды.

А читатель? А читатель получает взамен новые книги в список обязательного чтения. И здесь уже он начинает работать себе «на бессмертие» ... Ведь книг по большому счету написано слишком много, как для одной человеческой жизни.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments