Кто знает грех только по словам, тот и о спасении ничего не знает, кроме слов.
Уильям Фолкнер — американский писатель, прозаик, лауреат Нобелевской премии по литературе

Лекарство...

Теперь самостоятельная и общепризнанная украинская православная церковь — это предмет не мечтаний, а прогнозов
31 июля, 2018 - 12:36

О предоставлении Украинской православной церкви автокефалии в последние недели было сказано и написано столько, что к этому трудно прибавить нечто новое.

Однако сейчас появился новый повод. Во-первых, реальностью автокефалия не стала, но уже замаячила на горизонте. Константинопольский патриарх Варфоломей в послании к властям Украины прямо назвал её предоставление «конечной целью» своих действий в отношении нашей страны. Теперь самостоятельная и общепризнанная украинская православная церковь — это предмет не мечтаний, а прогнозов.

На следующий день президент Пётр Порошенко сделал куда более важное заявление, чем это может показаться на первый взгляд: «Томос об автокефалии завершит утверждение независимости Украины и самостоятельности нашего государства». Здесь прямо указывается на связь между независимостью УПЦ как церкви и Украины как государства. Церковная независимость пока не существует, но есть основания полагать: она скорее будет, чем нет. Рассмотрим же, чем это может обернуться на практике.

Оговоримся сразу, что речь здесь пойдёт исключительно о политической стороне вопроса. Религиозные проблемы всякий решает либо сам, либо со своим духовником или единоверцами. Постараемся же оставить в стороне любые чувства и хоть недолго побыть прагматиками. Эта статья посвящена единственно тому, какую пользу и какой вред может в практическом плане принести церковная автокефалия украинскому государству.

Польза несомненна и видна невооруженным глазом. Москва лишится пусть не самого важного, но очень мощного пропагандистского оружия против Украины, утратив возможность контролировать религиозную жизнь миллионов её граждан. Уже это будет серьёзной победой Киева.

Сомнительно, что государство может быть в полной мере независимым, если достаточно сильный и распространённый религиозный культ в нём находится под контролем другой державы (а РПЦ в России, по сути, просто одно из государственных ведомств). Израильский царь Иеровоам поступил далеко не глупо, отлив двух золотых тельцов и предписав им поклоняться. Ведь иначе подданные царя ходили бы на богомолье в Иерусалимский храм — на территорию конкурирующего Иудейского царства. Вряд ли в этом случае Израиль долгое время сохранял бы независимость, а Иеровоам — корону и, скорее всего, жизнь. Из времён более близких нам можно вспомнить отца-основателя английской Реформации Генриха VIII Тюдора, правда, действия этого короля в последующие десятилетия обошлись стране очень дорого.

Разумеется, сейчас на дворе не античность и не средневековье — в жизни современного человека, особенно европейца, религия играет куда меньшую роль. И всё-таки в наши дни большинство стран, где православная вера доминирует, имеют автокефальную церковь. Константинопольский патриархат, конечно государством не является, но Томос на автокефалию станет своеобразным признанием независимости Украины с его стороны. Наша же страна сейчас не в таком положении, чтобы пренебрегать даже самыми незначительными дипломатическими успехами.

Поэтому церковная автокефалия для Украины, безусловно, лекарство. Но прежде чем пить его, нужно внимательно прочитать инструкцию, и не в последнюю очередь — раздел «Побочные эффекты». В данном случае такие эффекты могут оказаться довольно сильными, и необходимо знать о них заранее.

Вспомним ещё раз президентское заявление, процитированное в начале статьи. Коль скоро полноценная независимость страны невозможна без церковной автокефалии, стало быть, церковь — чуть ли не становой хребет украинской нации, и такой подход есть часть официальной государственной политики.

Выше говорилось, что для нынешнего европейца религия и церковь гораздо менее важны, чем несколько веков назад. Это в самом деле так, но нужно учитывать специфику Украины и её истории. Формирование нашего народа в XVII веке шло в борьбе и за независимость, и за веру, в то время понятия «украинец» и «православный» были почти синонимами. В этом смысле Украина разительно отличается от России-Московии, в становлении которой как нации религиозный элемент практически отсутствовал. Это был процесс чисто политический, в ходе которого православная Москва боролась с ничуть не менее православными Тверью и Новгородом. Ей не приходилось сопротивляться чужой, навязываемой вере, отстаивая собственную.

Со времён Сагайдачного, Могилы и Хмельницкого миновало больше трёх столетий, но из песни слова не выкинешь. Это тем более существенно в силу того, что сейчас официальная власть Украины открыто стремится опереться на православную церковь. Будь такая церковь автокефальной и общепризнанной, она, пожалуй, стала бы самым влиятельным институтом страны.

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments