Терпеть кандалы - это всемирный стыд, забыть их, не разбив, - худший стыд.
Леся Украинка, украинская писательница, переводчица, культурная деятельница

Маленькие сюжеты, с вкраплением валентинок

14 февраля, 2020 - 11:05

Эмоционально не отвечая взаимностью слегка наигранному дню всех влюбленных, спонтанно решила поиграть с валентинками, как говорится, хозяин — барин. Хозяйка тоже.

ТРОЕКРАТНОЕ «ХОЧУ»

Знакомая пани, которая никогда, уверена, не создаст достойный текст, даже если получит им по голове в сверхтвердом переплете, тем не менее, пишет сценарий для телесериалов, которые у нас начали плодиться со скоростью загадочных вирусов. Бойкая особа освоила такую схему — из мозгового центра заказчика она получает короткую схему, намек на сюжет, и по договоренности, должна его как бы обрастить наваром, развить сюжет, придумав персонал, притрусить все это специями — деталями. Все бы неплохо, но она не умеет, хоть из кожи вон лезет, желая понравиться тем, кто платит. Пробовала даже списывать целые чужие абзацы, блоки, цитаты для реплик своих героев, но они не ложатся, а торчат, как поломанные кости при, не дай Бог, открытом переломе. Все не вяжется, и ей часто отдают на переделку, а главная даже сказал язвительно, что ее писанина похожа на тускленький технический секс, в ее же фантазиях — дышало в затылок нечто большое. Не смогла освоить ремесло даже на уровне техники, вот и хлопала постоянно крыльями, навязывая свою опеку сюжету. В конце концов, уже сама сценаристка наняла старшекурсников будущих журналистов в рабы, и они начали соображать на троих. Стряпая что-то примитивно-живенькое, а большинство наших сериалов не больно разборчивы при таких-то скоростях, она стала реже слушать заказчиков: «С вами свяжутся». Студенты же так расхохотались при своей, как им виделось, вхожей в круги «мамке», что бойко стали подражать, легко вплетать и в свои сюжеты общедоступный неодушевленный предмет, хоть мне иногда кажется, что он — главное действующее лицо — мобильник. Однажды не поленилась, и начала подсчитывать, сколько раз в одной только серии достается телефон — насчитала 70 раз. Так предмет уже давно первой необходимости стал выруливать, спасать вялые сюжеты (к счастью, случаются и классные сериалы), а часто — простой примитив. Раньше в фильмах много курили, заманчиво прикуривали, прятались за дымной завесой, но все неэкологичное и вредное слиняло с экрана, правда, вовсе не их жизни. Мобилка, кажется, совсем не токсичной, а вот и зря. Как минимум в корпусе гаджета есть никель и хром, которые могут вызвать контактный дерматит, еще светит приобрести «техническую шею» из-за постоянно наклоненной над телефоном головы, лишние складки в зоне, где гораздо меньше коллагена, эластина и подкожно-жировой клетчатки. К тому же, гусиные лапки, отеки и круги под глазами уже давно благодарны нашей привязанности, так, как читая мелкий текст, набирая сообщения, мы часто хмуримся и щуримся, а да и второй подбородок оживает. Многие забывают об антибактериальной протирке экрана дважды в день, а это не всегда проходит без последствий. Кроме психологической зависимости можно напомнить о утяжелении век, боли в спине, морщинах между бровями — чем не сюжет для полноценного блока в сериале, с элементами рекламы: «санитайзеров» для уничтожения бактерий с корпуса, филлеров, инъекций для разглаживания морщин, необходимости массажей... И все же, первая моя валентинка именно ему — работяге — гаджету. Если научиться держать тайм-аут можно и в жизни, и наивных сериалах не культивировать тотальную боязнь оказаться без него, по сути, уже теряя личное пространство, а отжать должное — и связь, и диктофон, и фотки в галерее... Знаю, — нести наивнятину в этом мире, где все мыслят глубоко и серьезно    — единственный способ доказать хоть бы себе, что у тебя своеобразный независимый образ мыслей. Правда, если ты такая правильная, то жизнь и ее переговорщику — гаджету, может надоесть придумывать что-то, чтобы понравиться, и в один день телефон может просто замолчать, как говориться, вас много, а я один на переправе. Нет, этого не хочу точно, вернее, лукавя и подлизываясь, говорю своему болтунишке — звони, рассказывай, показывай, удивляй и вот тебе моя за это валентинка.

ОСТОРОЖНО, ОПТИМИСТ

Как-то в одной бедненькой, очень народной больнице на окраине города расположилась в бывшем лесу, погуляв по территории, сказала медсестре: «У вас так изумительно, кругом сосны, по тропинке спешат люди, многие с цветами, наверное, врачам несут». Та взглянула явно удивленно, даже слегка испуганно, затем, как бы боком, поспешила у выходу, успев мне бросить: там же морг, скажете тоже, цветы врачам, это не о наших пациентах. Хроническое удивление оптимиста постоянно подпитывается от самых простых открытий — другой пройдет мимо и не заметит. Оптимист же и в подземелье цоколя этой же больницы, как мне показалось — заповеднике прошлой жизни, среди продавленных кресел, других мебельных отбросов поразится — в одном из отсеков приютился уголок санитарки-уборщицы. Среди швабр, ведер и веников девушка, надо отдать должное, обеспечивала какую-то звонкую, даже радостную чистоту, что в таком неуютном подземелье, кажется просто невозможным. Тут, похоже, наводи порядок или не наводи, поскорей хочется вынырнуть на волю, а она что-то напевала нежное и улыбалась. У нее тоже было свое старенькое кресло и управившись со своими делами, присела, а я увидела за ее спиной прикрепленный листок с выписанными, видимо, очень важными для нее строчками, хоть не уверена, в что юная панянка до конца понимает смысл этих взрослых, зрелых слов, которые и мне очень понравились. Их и сфоткала на мобильник:

«Тот, кого люблю

Тот, о ком скучаю

Тот, кого хочу целовать утром

Тот, о ком думаю каждый день

Тот, чью нежность ощущаю

Тот, кому могу простить...»

Вот и следующая моя валентинка этой влюбленной, умеющей и без недоступного ценового диапазона, украсить свою юную жизнь.

МАРМЕЛАДНОЕ УТРО

Себе подарила вкусную валентинку без муки, маргарина и всяких там дешевых жиров, а из мармелада с агар-агарной изюминкой. Когда мне было лет 20, работая в детской газете, как-то оказалась в командировке на берегу моря в заводской артели, где обрабатывали и добывали агар-агар для будущих полезных сладостей. Свой репортаж назвала незатейливо — «Мармелад с дна морского». Вроде, ничего особенного, только на всю жизнь запомнила, как доставался этот агар: в цеху стояла такая неимоверная духота, какая-то донная, густая, жуткая влажность. С потолка почему-то свисали, как всклокоченные волосы Бабы Яги, охапки этой травы, пар застилал все вокруг одежда в миг облепила меня, будто сама со дна морского только выскочила. Думала тогда, что мармелад, зефир, дольки, которые обожала и обожаю, никогда и в рот не возьму, но ужасы хоть и не забылись уже не пугают, а дольки — вот они. Утром, к кофе, — обтрусил их от лишнего сахара, слегка промыла дополнительно под струйкой воды — вот — легкая, чудная, сочная плоть агарно-лимонной примести, и никакого дополнительного лишнего веса, который, как известно, портит характер и оптимисту. Так что, еще одна валентинка — мармеладу. Верному, вкусному, в меру упитанному и всегда в расцвете сил.

Желанный.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ