Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Ностальгия по империи

Трогательное единство российского народа и Путина
21 декабря, 2018 - 12:17

Нередко украинские политики, эксперты, журналисты выражают надежду, что после ухода Путина и его команды от руля власти отношения Украины с Российской Федерацией наладятся. Еще чаще мнение такого рода можно услышать на Западе. Ну, а о многочисленных персонажах, которые с телеэкранов и газетных полос рассказывают о необходимости мира и дружбы с Россией — мол, не надо на нее давить, и она хорошо будет относиться ко всем другим странам и народам, и говорить ничего.

На самом деле все не так. Российский народ в своей массе солидарен с Путиным по геополитическим вопросам, а в плане внутренней политики придерживается давней традиции — «царь хороший — бояре плохие». Похоже, даже нынешнее падение рейтинга «национального лидера» в значительной мере связано как раз с тем, что он недостаточно решительно и эффективно восстанавливает империю и «нагибает» Запад.

Впрочем, судите сами. Согласно всероссийскому опросу, проведенному «Левада–Центром» в конце ноября, две трети респондентов выражают сожаление, что СССР больше не существует на карте мира, а не скучает по Союзу всего четверть россиян. В последние годы число тех, кто ностальгирует по СССР, непрестанно росло, так же уменьшалось количество тех, кто свободен от такой ностальгии (скажем, в 2015 году их было 37%). Вместе с тем растет число тех, кто считает — распада СССР можно было избежать. Сейчас таких 60%, тогда как в 2015 году их было 51%. И наоборот: в том году считало, что распад Союза был неминуем 39% опрошенных, сейчас таких осталось всего 27%.

А вместе с народом ностальгирует и Путин. И не просто ностальгирует, а помогает россиянам держать правильные ориентиры. Хорошо известны его слова о том, что распад Советского Союзу стал «самой большой геополитической катастрофой прошлого века». Кроме того, Путин отметил, «что в рамках Советского Союза все граждане, независимо от этнической принадлежности, жили в едином государстве, а после распада СССР 25 миллионов русских людей неожиданно для себя вдруг оказались за рубежом». Ну, а в марте 2018 года президент РФ в Послании федеральному собранию расставил точки над «і»: «После развала СССР Россия, которая в советское время называлась Советским Союзом, — за рубежом ее так и называли, Советская Россия, — если говорить о наших национальных границах, потеряла 23,8 процента территории, 48,5 процента населения, 41 процент валового общественного продукта, 39,4 процента промышленного потенциала (я обращаю внимание, почти половину), 44,6 процента военного потенциала в связи с разделом Вооруженных Сил СССР между бывшими союзными республиками».

Эти установки «воинствующего путинизма» нуждаются в определенных комментариях. Что касается «катастрофы», то лучше всего, на мой взгляд, прокомментировал это известный киевский ученый Вадим Скуратовский. Когда его пригласили в Москву на научную конференцию, где стоял сплошной плач по распаду СССР (вот такой является в своей массе российская гуманитарная наука, относительно состояния которой кое-кто в Украине еще имеет иллюзии), Скуратовский подал реплику: «Самой большой геополитической катастрофой прошлого века был не распад Советского Союза, а его создание». Реплика была встречена громкими протестами, больше профессора Скуратовского на научные конференции в РФ не приглашали.

Что касается тезиса о «25 миллионах русских людей», то у Путина очень своеобразная арифметика. В ХХІ веке за пределами Российского государства на территории бывшего СССР проживает не более 14—15 миллионов этнических россиян. В 1991 году их действительно было больше. Но не потому, что это были настоящие «русские люди» — это были те, кто записывался в анкетах русскими ради карьеры, например Леонид Кучма. При этом определенная часть настоящих этнических русских в т.н. «национальных республиках» сознательно поддержала демонтаж тоталитарного Союза. Так как «граждане СССР», о судьбе которых печется Путин, в действительности были гражданами только в милицейском, а не в политическом смысле. А когда в годы перестройки понятие «гражданин» начало наполняться реальным содержанием, следствием этого как раз и стал распад империи.

Впрочем, наиболее интересными являются тезисы из нынешнего послания Путина. Во-первых, он официально признал — СССР был по своей сути Россией, только под несколько иным названием. А это значит, что за все преступления, совершенные на территории бывшего Союза, ответственность несет Россия, собственно, нынешнее Российское государство. Во-вторых, Российская империя традиционно являла собой колониальную структуру, поэтому «наши национальные границы», о которых говорил Путин, в действительности были имперскими границами и проходили там, куда смогли дойти российские войска (следовательно, интересы других этносов не принимались во внимание; азербайджанцы, армяне, туркмены, таджики, узбеки, казахи оказались классическими «разделенными народами» и в империи Романовых, и в империи Сталина). Украинцев Сталин, правда, почти всех собрал в границах СССР, однако исходя исключительно из военно-политических соображений, а не из беспокойства о «братском народе» — западные, не говоря уже о восточных границах УССР не совпадали с этническими границами. И еще одна деталь: по Путину, это Россия потеряла столько-то валового продукта и промышленного потенциала; выходит, что другим республикам и народам ничего не принадлежало и не могло принадлежать? В-третьих, русскоязычное население в Русской империи, по данным переписи 1897 года, составляло 44%, и далеко не все эти люди были этническими русскими (скажем, русскоязычный писатель Антон Чехов записал себя «малороссиянином»), что лишний раз удостоверяло колониальный характер государства, а этнические русские (без «приписок») составляли в 1989 году в СССР меньшинство населения — опять-таки, какие «национальные границы»? Наконец, о военном потенциале — все ядерные боеголовки и стратегические бомбардировщики были выведены в РФ, весь флот остался ей, поэтому заявление о потере 44,6% этого потенциала является ложью.

А в сумме вся эта ложь и передергивание фактов подталкивают в России рост настроений имперского реванша и ностальгии по «великому государству».

Так, возможно, правы те, кто утверждает: это Путин и его пропагандисты инфицировали россиян ностальгией по СССР — с соответствующими политическими последствиями? Это не так. Снова обратимся к данным «Левада–Центра». В начале 1992 года, сразу после демонтажа СССР, сожалели об этом 66% опрошенных. В начале весны 1999 года (накануне того, как Путин стал премьером РФ) — уже 74%. И только 16% были противоположного мнения. В годы путинского президентства число склонных к ностальгии по СССР колебалось от 75% до 50% (исторический минимум — 2012 год, 49%), а количество тех, кто считал, что распада Союза можно было избежать, — от 65% до 51% (опять-таки исторический минимум — 2012 год, 48%). Возможно, если бы в этот момент Путин и его команда, образно говоря, улетели на Марс, выздоровление россиян медленно происходило бы и дальше. Но сами же россияне снова выбрали «кремлевского чекиста» своим президентом — и тот приложил немало усилий, чтобы вернуть показатели «плача за империей» и реваншизма на высокий уровень. Сегодня даже среди молодежи, которая родилась уже в независимой Российской Федерации, индексы «плача за империей» лишь вдвое меньше среднестатистических, то есть инфицированной империализмом и реваншизмом сейчас является треть юных россиян, свободна от них также треть, остальные — это «политическое болото».

Поэтому не нужно быть наивными. Путин пришел к власти на волне ностальгии по СССР — и приложил все усилия, чтобы ностальгия по имперскому тоталитаризму, по колониальной выгоде, по основанному на военном могуществе величии не стихала. Без Путина и его команды эта ностальгия несколько уменьшится, однако никуда не денется. Собственно, ее могут начать эксплуатировать и «пламенные оппозиционеры» вроде Алексея Навального — достаточно вспомнить его слова о Крыме, который «невозможно вернуть», и о Томосе, который знаменует собой «раскол православия». Поэтому довольно быстро и эффективно вылечить россиян от ностальгии по империи способны только геополитический шок в сочетании с полной заменой команды «кремлевских чекистов» вменяемыми менеджерами и при мощной поддержке вменяемых масс-медиа. Но где взять всех их в России?

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments