Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Новый украинский человек

31 августа, 2018 - 11:01

Приближается начало учебного года 2018—2019. Именно он продемонстрирует нам, станет ли действенной ключевая реформа Министерства образования и науки, «завернутая» в концепцию «Новой украинской школы». Теперь, перед 1 сентября, можно утверждать только одно. Создание школы, в которую украинские ученики будут идти с удовольствием, где их будут не только слушать, но и слышать, где их научат выражать собственное мнение, а не говорить то, что нужно, из которой они будут выходить не «расхрыстанными» и растерянными тинэйджерами, а действительно свободными и ответственными гражданами, — станет длинным и сложным путем. Чтобы пройти его, будет нужна и политическая воля, и соответствующее финансирование, и толковое администрирование, и качественный контроль, и согласованное сотрудничество чиновников, учителей и родителей.

Полностью поддерживая концепцию «Новой украинской школы», я необыкновенно проникаюсь тем, что она может стать очередной украинской «полуреформой». Чтобы этого не произошло, уже на старте нужно решить три ключевые проблемы: проблему финансирования, проблему доступности образования и проблему его качества. Поговорим о каждой из них детальнее.

В апреле текущего года в рамках концепции НУШ государство выделило начальной школе почти 1 млрд грн. Вполне очевидно, что этой, казалось бы, немалой суммы, будет недостаточно для обеспечения всех потребностей первоклассников. Проиллюстрировать это хочу на примере Каминь-Каширского района Волынской области. С 1 сентября здесь начнут функционировать 68 первых классов, в которые придет 1121 ребенок. Чтобы реализовать концепцию «Новой украинской школы» в полном объеме, для каждого из этих классов понадобится 170—200 тыс. грн, то есть всему району нужно более 13 млн грн. Между тем он получил только 3,2 млн грн. Кто организует дополнительное финансирование и будет ли оно вообще  — вопрос пока риторический. Существует и другая сторона медали: по состоянию на середину августа органы местного самоуправления использовали только от 50% до 75% средств субвенции.

Министр образования и науки Украины Лилия Гриневич возлагает за это ответственность на депутатов определенных местных советов, которые не смогли собраться для голосования за распределение средств, не объявили тендеры и не справились с существующим спросом на рынке украинских производителей. Это все так. Но первоисточником проблемы является деятельность, а точнее — бездеятельность центральной власти. Ведь именно они медлили с распределением средств и, соответственно, лишили громаду времени, а значит, и возможности усвоить субвенции в полном объеме. В частности, по этим причинам первоклассники не будут иметь на 1 сентября с.г. букварей и учебников. И это дает понять, что, к сожалению, родители украинских школьников и в дальнейшем будут вынуждены сдавать средства «на занавески». Как долго будем иметь такое положение вещей — сказать трудно.

Вторая проблема заключается в существовании гигантской бездны между образованием в селах и городах — условия, в которых учатся сельские и городские школьники, поразительно отличаются. Каким сегодня является большинство сельских школ в Украине? 5—7 компьютеров на сотни детей, выход во Всемирную сеть — порой из области фантастики, отключение аналогового ТВ, отсутствие профессиональных классов — биологии, физики, химии, если ремонты — то преимущественно косметические, «хозяйственным способом». Новые школы при этом почти не строят. Часть же существующих вообще отстала от цивилизации по меньшей мере на столетие — так, в Украине много сельских школ с печным отоплением и туалетами на улице, которыми детям приходится пользоваться как при морозах в -15, так и при жаре в +30. Добавим сюда и то, что в сельской местности, чтобы добраться до школы, детям иногда приходится преодолевать десятки километров по разбитым дорогам. В то же время во время ВНО требования к сельским и городским школьникам остаются одинаковыми: педагогов не интересует, по каким причинам ученик не овладел определенным материалом, почему он мало разбирается в современных информационных технологиях и тому подобное. Сейчас у нас почти 40% детей учится в сельских школах, поэтому убеждена, что именно они, сельские ученики, должны быть в приоритете.

Проблема третья — качество образования. Под ней я понимаю в первую очередь глубокий и тщательный анализ результатов ВНО последних лет. Анализ, который не остановится на количестве учеников, сдавших ВНО на тот или иной балл. Анализ, который позволит выявить опасные тенденции в образовательном процессе и избежать их. Анализ, который даст возможность сделать так, чтобы наши выпускники давали фору выпускникам лучших европейских школ.

Согласна, все мы можем стать свидетелями большой образовательной революции. И поддерживаю пани министра Лилию Гриневич в том, что в «Новую украинскую школу», во-первых, нужно поверить, а во-вторых, объединить усилия ради того, чтобы она превратилась из проекта на бумаге в реальность. Мы просто не имеем права превратить реформу в процесс ради процесса, ведь перед нами большая цель — формирование нового украинского человека.

Ирина Констанкевич, народный депутат, председатель подкомитета по вопросам внешкольного, профессионального (профессионально-технического), профессионального предвысшего образования и образования взрослых комитета Верховной Рады Украины по вопросам науки и образования

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments