Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Оденусь женщиной

10 августа, 2016 - 19:52

На летних киевских улицах их замечаешь сразу - молодые женщины на каблуках, в миди и «телесных» чулках. Жертвы офисного дресс-кода... Костюм не только свидетельствует об определенных структурах социального строя, он их конструирует.

Скажем, брюки. В Древней Греции они были одеждой варваров. Во Франции длинные штаны носили крестьяне. Ближе к середине XVIII века брюки вошли в детскую моду аристократии. В XV в. женщину в закрытых панталонах сожгли бы, приняв к непосредственному действию ремарку Моисея: «Не будет мужская вещь на женщине». В начале XIX в. женщина-в-штанах нарушала, к примеру, в той же Франции соответствующий приказ полицейской префектуры. Еще в «средние» советские времена брюки на барышне угрожали ей увольнением с работы или отстранением от обучения. Нет, не тогда, когда речь шла о рабочей форме, а о костюме для досуга. Такая легкая аналогия: женщина могла управлять асфальтовым катком или грузовиком - все нормально. Но женщина за рулем легковушки - уже настороженность. Ок: брюки для работы - пожалуйста; брюки для развлечения - забудь. Варвары - пролетарии - дети - женщины... В длинных штанах оказалось удобнее карабкаться по ступеням социальной иерархии.

Как-то на вопрос: «Когда ты почувствовала, что ты женщина?» - моя коллега ответила: «Когда поняла, насколько неудобная у меня одежда. Сколько ежедневно надо за/развязать веревочек, за/расстегнуть пуговиц, молний, крючков». Она шутила. А я была огорошена таким ответом. И вспомнила одно из брутальных развлечений бабуинского подросткового периода. Ребята задирали юбки девушкам - под взрывной хохот, испуганные и кокетливые крики, под обоюдное возбуждение и стыд. Это был класс шестой-седьмой, и продолжалось развлечение пару месяцев. Пока девочки под школьную форму не начали массово надевать шорты. Компромиссы простого флирта и базовой безопасности.

Удобная одежда - всегда компромисс. Впрочем, как и неудобная. Вопрос уточняется сейчас: компромисс между чем и чем?

№1. Между эротизмом и асексуальностью.

Увидела недавно демотиватор: «Дом там, где ты без лифчика». Правдиво до смеха, но не так просто. Взрослая женщина, которая появится на людях без привычной бюстье-брони (а еще если в тонком платье или ажурном свитере) - это секс, секс красивый и секс голый: и внутренняя свобода как она есть, и громкий крик о ней. Как те, на первый взгляд, асексуальные и в чем-то даже внеполовые платья и футболки oversize. Впрочем, отсутствие лифчика на неюной женщине будет так же считываться (и не исключено, что ею самой) как рower-dressing - проявление вызывающей, несколько агрессивной манеры одеваться. Да, это та самая внутренняя свобода, которая способна напугать до истерики и наблюдателя, и носителя.

 Границы эротики передвижные. Можете представить, что не так давно плотные кюлоты на женщинах считались эротично отталкивающими? Границы гендера не менее динамичны. Можно, например, вспомнить время, когда на лысую девушку в безразмерном комбинезоне оглядывались на улице... Только вот мне кажется, что эти сдвиги - только встречные движения.

№2. Между утилитаризмом и эксцентричностью.

Униформа нужна, чтобы отличить Своего от Чужого - это кажется очевидным. Впрочем...

Не уверена, но предполагаю: если сравнить, во что одевают своих героев авторы утопий и антиутопий, разница будет незначительной. Тоги и туники оуэнов-фурье против широких брюк и коротких курток замятиных-оруэллов. Тот персонаж, который в финале вырвется из ада или его выгонят из рая, будет в конечном итоге голым. Декларации и либеральных, и репрессивных «альтернативных» обществ в отношении одежды звучат удивительно похоже. Как сосуществование многообразия с целесообразностью и равенством. Но хорошо структурированноесообщество будет естественно тяготеть к унификации своих членов. Ох, потому что прежде всего эксцентрика в моде стоит дорого. Индпошив - экономический и идеологический проигрыш.

Синие джинсы, «индивидуализированная» принтом тишотка, кроссовки. Цветастое «под винтажное» платье, босоножки на каблуках, шарфик... Стоп. А кто из этих двух женщин делает ставку на утилитаризм?

№3. Между «красивым» и «полезным».

Те барышни, которых я вспомнила в начале - в капронах в 30-градусную жару, они какие? Правильно, они респектабельные. Они всем своим видом должны доказать респектабельность честного труда.

Другой вариант. Шесть утра, в Киев прибывает поезд из каких-то наших южных провинций. На серый предрассветный перрон выходят неимоверные красавицы. На 13-сантиметровых каблуках, в тщательно отглаженных ярких мини, с безупречным слишком-макияжем. Их костюм - такой же сигнал. Как охотничья шапка Холдена Колфилда: не значат, что определились с добычей, но всегда готовы к охоте. А они какие? Да, они добросовестно и результативно работают. И это такая же честная работа, важность которой красотки всем своим неуместным lookом и подтверждают.

Розы, понимаете, и виноград.

Говорю: «Ну, знаешь, формальное определение одежды - это то, что отличает биологическое существо от социального, маркировка индивида как субъекта то есть». «Понты то есть, - переводит он на человеческий язык. - И застегни верхнюю пуговицу на блузке, между прочим». Безупречный перевод, как по мне.

 

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments