... Все были готовы на жертвы, знали, что не сегодня-завтра их уничтожат, но их волновало прежде ли знать мир об этом, или мир что-то скажет? .. И вторая проблема - еще более духовная: будет кому помолиться за всех, кто погиб?
Александр Быковец, священник

Пепел

28 июля, 2017 - 15:15

Часы били четыре. То ли ночи, то ли утра - непонятно - время сливалось в какую-то густую массу усталости, калейдоскопически смешанную светом аэропортов и вокзалов. За преодоленные километры можно было бы получить медаль или хотя бы крышу над головой в этом забытом городе. Но ночь была немилосердной. Как и консьержка отеля, в котором мы зарезервировали комнату. Помахивание номером бронирования, информацией о позднем заезде и подтверждением онлайн перед ней не имело смысла, поскольку она вообще не говорила по-английски. Мы возмущались по-болгарски, женщина давала отпор на хорватском, но вся эта битва панславянских языков не меняла одного - все номера были заняты. Хозяйка стукнула за нами дверью, воюя наэлектризованными волосами, а мы оказались по ту сторону теплых комнат и завтраков. Трое неудачников сидели на чемоданах во дворе, ковыряя землю и вглядываясь в полночный горизонт впереди. За нами были только бамбуковые заросли и автотрасса, а перед - пустые улицы и кусок моря хорватского городка Стобреч, прилегающего к Сплиту.

Кто знал, что в то время в нем будет происходить один из крупнейших европейских музыкальных фестивалей, что мы не найдем ничего другого, кто знал, что мы будем ночевать... на скамейке. Свет луны приятно освещал пальмы и переливался загадочными цветами в воде, пришвартованные лодки покачивались, убаюкивая берег и нас на нем. Закутанная в покрывало, предусмотрительно взятое на пляж, я, наверное, выглядела как бомж. Как и мои друзья, я надела на себя все, что было, чтобы спрятаться от беспощадного ветра. Мы прижимались друг к другу как озябшие щенки, иногда спросонья срываясь на слишком философские темы. Стрелка часов цокала, размеренно дожидаясь утра.

 - О, а вы чего так рано? - послышалось.

К нам приближался какой-то человек в шортах и растянутой футболке. Его загорелое лицо четко оттеняли седые волосы и белоснежная улыбка. Общительный, он сам начал разговор: кто, куда, почему. Мы пробовали рассказывать что-то на английском, медленно артикулируя слова, как бывает после сна. На самом деле он выглядел как мужчина с бессонницей, которому вдруг захотелось пройтись по набережной. Мы болтали - о его работе в Австралии, о новом имени Джо, полученном вместо хорватского Josipa, о построенном для семьи доме-мечте, о войнах, Балканах, Америке, Украине и России. Вдруг Джо повернулся в сторону залива и показал рукой на горы, видневшиеся за ним.

 - Видите дым? Мое село горит.

Мы зажмурились, стали протирать глаза и увидели – действительно, между облаками танцевали клубы темного, как уголь, дыма. Они поднимались все выше и выше, но Джо был предельно спокоен. Такое часто случается, объяснял. При такой жаре деревьям загореться очень просто, хотя на этот раз кто-то просто не погасил окурок.

 - Я приехал переждать. Жена в машине дремлет, - сказал он и посмотрел на горы и дым за ними, как на какую-то нарисованную картину. Он излучал спокойствие, словно этот пожар – что-то очень обыденное.

 - Скоро погасят. Уже есть вертолеты, - мы не могли скрыть своего удивления, и он будто пытался нас успокоить. - That`s life, - повторял он, - that`s life.

Из-за гор начало всходить солнце, потихоньку подступало утро. Джо как-то по-доброму улыбнулся.

 - Я к жене пойду, ей, видимо, скучно. Удачи вам! - попрощался он.

В последующие минуты мы наблюдали за удаляющейся фигурой и вдруг, словно опомнившись, поняли, что наш автобус прибывает через три минуты. Мы спешно собрали свои чемоданы и побежали к остановке.

В тот день нас ждал еще не один автобус - дорога к острову с дешевым жильем была не слишком простой, но после парома и последнего отрезка мы все же приехали домой. Западал вечер. С чувством маленькой победы, что добрались до конца света, мы неторопливо раскладывали чемоданы. Неожиданно хозяйка, у которой мы жили, тревожно позвала нас к себе. За окном вставала инфернальная картина: багровое солнце, темные облака, а с неба сыпался... пепел.

 - Вот, - показала хозяйка серые частицы на руках, вернувшись с террасы. - Будьте осторожны сегодня. Все горит.

Я побежала искать новости и не могла оправиться от того, что нас обошло. Фото и видео пестрели испуганными людьми и сожженными домами.

Inferno in Dalmatia: Blaze Spreading Towards Split, Houses on Fire, One Dead, Not Enough Help.

Крупный пожар охватил Далмацию. Пламя движется в направлении Сплита, сжигая на своем пути сосновые леса, молодые деревья, поля и оливковые рощи, - сообщали информационные сайты. - Местные жители просят о помощи, сгорели многочисленные дома и детские сады, один человек погиб.

14:55. Ситуация до сих пор очень критична. Ситуация катастрофическая и огонь продолжает распространяться. Пять или шесть домов горят, но к ним нет доступа. Пожарные пытаются туда добраться, помощь «Канадэйра» не сможет прибыть из-за погоды. Несколько пожарных получили ранения. Весь регион без электричества и воды, передвижение на нескольких дорогах приостановлено, - сообщает Nova TV.

15:15. Детский сад в Сринине сгорел дотла. Местные жители в отчаянии. «Помогите, наши дома горят», - Паве Груйца из села Горнье Ситно.

15:40. Жители пострадавшей территории сообщили, что огонь подобрался очень близко, но церковь Святого Луки удалось уберечь.

16:05. Несколько домов между Сплитом и Омиш охватил огонь. Пожилой мужчина погиб, наблюдая за пожаром в Донье Ситно. Как утверждают жители, человек выращивал оливки и годами работал на то, чтобы построить дом. Увидев, как огонь задел его посевы, он погиб от сердечного приступа, вероятно, из-за шока, - утверждает morksi.hr.

Мы шли по улице и видели незнакомые ландшафты острова, пепел продолжал падать, возвращая меня в ужас ненавистного в детстве Silent Hill. Немилосердное солнце пылало и мы молчали. На уме было одно:

- Где в эту минуту Джо?

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ