Не могут вести кого-то за собой те, которые не имеют никаких внутренних данных на то, чтобы самих себя повести.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

Попал в историю

«07-13.02.2020
13 февраля, 2020 - 18:54

— А что делает король?

— О, это самая слабая фигура,

нуждается в постоянной защите.

Прошлым летом помощник президента Украины Сергей Шефир в интервью «Левому берегу» поделился совместными с творческим коллективом «Квартала» и президентом видами на «Оскар». Но, видно после главной награды Американской киноакадемии этого года за «Паразитов», во избежание сомнительных параллелей, планы «Слуг» срочно пришлось менять. Потому, в вышедшем во вторник интервью «Интерфаксу» Владимир Зеленский сформулировал свою мечту совершенно иначе: «Мне 42, я хочу быть в истории». Ну, спасибо, хоть в этот раз не «я не лох».

Дальше, нет, не спойлер к этой колонке, скорее оговорка по-Фрейду: большинство сказали бы «оставить след в истории», но те, кому наследить в истории нечем, предел амбиций этих людей просто в истории быть. Тот, кто по должности вроде обязан вести, на поверку оказался в лучшем случае ведомым. Что касается «Оскара», недостаточно значиться в титрах актером, режиссером, продюсером, чтобы получить хоть какую-то кинонаграду. А вот в истории, с этим выбором Зеленский себе подгадал, если ты уже президент, как минимум строчка тебе гарантирована. Сложнее сделать так, чтоб тебе посвятили хотя бы абзац.

Кравчук, который как президент развалил буквально все, к чему прикоснулся, каких бы глупостей по ТВ он еще ни наговорил, все равно навсегда останется первым президентом. Формирование кланово-олигархической системы, дело Гонгадзе... но, прежде этого всего, Кучма это гривна и Конституция. Как, по словам бабки Параски, поступил со всеми открывшимися для страны шансами Ющенко цензура запикает, и все равно — третий президент навсегда это Оранжевый Майдан. Янукович вошел в историю тем, как из большой украинской политики вышел. Порошенко... Ассоциация, безвиз — их уже сейчас принимают как должное; армию возродил, но в войне не победил... А вот автокефалия, да, этим он навсегда обеспечил себе страницу в истории.

Как же видит свое место в украинской истории президент Зеленский, раз уж он первый, сам об этом заговорил? Ведь, как бы я к нему ни относился, не возьмусь утверждать, что власть для него самоцель, или, как для Мороза, наркотик. Что подкупает его избирателя, Зеленский совершенно искренен, когда говорит в интервью, что власть для него это возможность помочь. Я не спрашиваю даже, отдает ли он себе отчет, куда они заведут, но есть ли ему чем подкрепить эти свои благие намерения? К сожалению, от развернутого интервью «Интерфаксу» еще в большей степени чем от ежедневных новостей, и это за без нескольких дней девять месяцев на посту президента, создалось впечатление не просто отсутствия у него представления как их решать, но даже хоть сколько-то системного понимания списка и сути проблем, с которыми предстоит что-то делать.

«Все очень просто и примитивно» сделать так, чтоб «развить у нас сильный средний класс». Для этого только и нужно, с задором и кругозором киевского таксиста вещает президент, «ослабление налоговой политики» чтобы заробитчане «вкладывали деньги в государство», а еще «ипотека». В общем, каждый в этих словах услышит свое — понимайте их как хотите. Хотел бы и я понять, что понимает под ними сам президент. И дальше: «Процедуры правильной перезагрузки» судов нет, признает Зеленский. Ну а раз так, крупных инвесторов выведут из юрисдикции коррумпированных (в том числе и политически) украинских судов, которым в кормление останется кто? Правильно, тот самый «средний класс», которым, очевидно чтоб им уж наверняка стало «выгодно здесь что-то делать», и, несмотря на чуть выше вроде бы обещанное ему «ослабление налоговой политики», предстоит «увеличить налоги в бюджет» чтобы обеспечить увеличение пенсии, а также заплат учителей и (да сколько ж можно угольную мафию кормить!) шахтеров.

Вдобавок, из всех проблем украинской правоохранительной системы президент смог назвать лишь нехватку прокуроров, и жалобы в областях на работу так и не начавшего толком работать в областях ГБР. Тем более что, по его словам, «у нас есть 3—4 области, где глава областной государственной администрации, СБУ, прокурор и полицейский реально создали команду и она честная»... 3—4 (из 27 регионов) на всю страну, да и те только по его словам! О-вей! В меру искренности слов президента столь же полное непонимание им сути децентрализации, коль скоро он говорит не о полномочиях громад, а, по старинке, о балансе полномочий между «единой страной» и регионами. На вопрос о коронавирусе ответил рассказом о приемных отделениях и закупках машин скорой помощи, о создании современных больниц и страховой медицины рассказом о миллиардах «Нафтогаза», будто поступления от стокгольмского арбитража с «Газпромом» в бюджете Украины запланированы в каждом году...

И все это еще о сравнительно простых вещах, чего уже ждать от слов президента о Донбассе. Опустим даже, что и здесь благие намерения Зеленского добиться мира не более чем борьба с симптомами, что просто сбить температуру не устранив при этом источник инфицирования организма, значит обречь пациента на мучительную смерть. Но как, к примеру, президент понимает свою же собственную идею проведения на Донбассе местных выборов, которые, как он заявляет, пройдут по украинским законам. Допустим даже, что за, по утверждению президента 3 месяца, Россия выведет все свои войска и заберет с собой розданные ею паспорта, а «ДНР» с «ЛНР» по команде Козака возьмут и отменят все принятое ими за пять с половиной лет «законодательство», и даже удастся как-то «обеспечить безопасность для журналистов, и для ЦИК, для всех наблюдателей», пусть даже в специально огороженных для этого местах.

Но как быть с возвращением в свои дома сотен тысяч временно перемещенных лиц, у которых тоже есть голос, как быть с украинскими партиями и политиками, которые имеют право, и наверняка захотят принять участие в этих выборах (включая, к примеру, «Свободу») — как обеспечить их безопасность, я уже молчу о непосредственной работе с избирателями, как обеспечить хотя бы украинские стандарты свободы доступа к информации местного населения оккупированных территорий, где без малого шесть лет зомбирования при оккупации ни за три месяца ни за три года не компенсирует никакой финансируемый государством создаваемый сегодня телеканал. — То, к чему ведут нашего жертвенного президента Ермак с Козаком не сошьет заново страну, наоборот, это углубит раскол еще больше, чем продолжающийся все эти годы тлеющий вооруженный конфликт.

С любым другим президентом подобную колонку можно было бы закончить в оптимистичном ключе, мол, все в руках самого президента. — В конце концов, даже у Януковича, какой есть войти с Украиной в Европу, или лишиться власти и позорно бежать из страны, такой выбор был. Что касается Зеленского, он в историю попал даже не как мы, историки, через черный ход — истфак и аспирантуру, пусть и по своему согласию, но чужой прихотью и волей. А значит и история эта пишется не его, а какой-то другой рукой.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ