Кто знает грех только по словам, тот и о спасении ничего не знает, кроме слов.
Уильям Фолкнер — американский писатель, прозаик, лауреат Нобелевской премии по литературе

Принцип Прокруста

«24.11-01.12.2016»
1 декабря, 2016 - 17:56

Что меня действительно поразило и испугало в скандале вокруг нового здания Театра на Подоле, это количество моих земляков, составивших свое мнение, и сразу готовых осудить или поддержать архитектурный проект лишь на основании экзальтированных и чаще всего непрофессиональных публикаций в СМИ и социальных сетях, а также нескольких не самых удачных фотографий еще не завершенного фасада. Как будто снова вернулись времена СССР, и общественное мнение все еще регулируется одними кнопками «Вкл.» и «Выкл.»: «Не читал, но осуждаю», «В ответ на происки мирового империализма сомкнем свои ряды», «Я, как и все мои товарищи, одобряю и поддерживаю курс...».

Поймите правильно, я не противник дискуссий как таковых, но мне кажется, что нужно сперва прочесть книгу, послушать песню, посмотреть фильм, увидеть здание или картину, а только потом составить свое мнение, и, тем более, о них судить. А не сразу, очертя голову, бросаться в битву, едва заслышав призывный клич. Ведь в этой битве проиграют все, в выигрыше останется лишь не выделяющаяся из общей массы посредственность, воплотившая в художественную форму очередную банальность, вписавшуюся в доминирующий на сегодня в обществе стиль. Ведь именно банальность вызывает меньше всего дискуссий, хотя бы потому, что, глядя на банальность, хочется просто пожать плечами, и побыстрейо нейзабыть.

Потому, оставив в стороне преждевременный до завершения строительства здания театра вопрос о его художественных достоинствах и недостатках, сегодня можно обсудить разве что, уместна ли современная архитектура среди компактной исторической застройки. Впрочем, и тут жизнь часто подшучивает над нами. Когда 80 лет назад в сердце тогда еще не разрушенного исторического Крещатика как революционный вызов уходящему прошлому появился конструктивистский ЦУМ, вся киевская общественность негодовала (в отсутствие социальных сетей и при наличии НКВД негодовала преимущественно шепотом). А сегодня, когда обветшавшее, несмотря на многочисленные советские перестройки, здание привели в порядок, заботливо сохранив при этом исторический фасад, киевская общественность тысячью глоток кричит «Верните нам исторический ЦУМ!». Верните, простите, что? Музей советской торговли? Во имя ностальгии по тем немногим историческим местам, где прожившие в городе как минимум 3 десятилетия киевляне, доставали дефицит? Даст бог, эти времена и тот ЦУМ уже не вернутся никогда.

Мне кажется, дело тут даже не в инерции советского мышления. Дело в развившейся в нас хронической боязни всего нового, которое, в свою очередь, основывается на негативном опыте предыдущих 25 лет истории нашего города. В недоверии, к примеру, после изуродованного Омельченко Майдана, к людям, занимающим кресла главного архитектора и мэра города, кто бы их ни занимал. Сотни разрушенных памятников, тысячи уродливых и абсолютно нефункциональных новостроек, превративших вместе с разрушенной инфраструктурой наш некогда самый уютный в СССР город в среду максимально враждебную к людям, которые вынуждены в нем жить. Недоверие, переродившееся в убежденность — что бы ни создавалось в нашем городе нового, это по определению плохо. И, чтобы составить такое мнение о новом объекте, нам уже не нужно на него даже смотреть.

Это недоверие в неменьшей степени, чем люди в креслах мэра, главного архитектора, городских депутатов, мешает появиться в нашем городе чему-то концептуально новому, в лучших современных мировых архитектурных традициях. Лишь безопасный с точки зрения общественного мнения псевдоисторический трэш, вроде Воздвиженки, да китч по вкусам наших новоявленных мещан во дворянстве, электоральный негатив от визуального уродства которого щедро компенсируется кэшем в партийных кассах депутатских фракций Горсовета и в карманах городских властей. С такой властью и таким общественным мнением в нашем городе не имеют никаких шансов реализовать себя ни Фрэнк Гери, ни ЗахаХадид, ни Хьетиль Торсен, один сплошной Бабушкин, приправленный на потеху толпы Скритуцким. Я лично в таком городе больше не хотел бы жить.

Рубрика: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments