Выбирать себе правительство вправе лишь тот народ, который постоянно находится в курсе происходящего.
Томас Джефферсон, выдающийся политический деятель, дипломат и философ эпохи Просвещения, один из авторов Декларации независимости США, 3-й президент США в 1801—1809 годах

Ретро-фотоколлекции

2 февраля, 2018 - 15:13

Фотоальбомы бывают разные. Есть рекламные, полные красивых фотографий чужих людей. Их главная цель - показать мастерство портнихи, парикмахера, кондитера или и самого фотографа. Такие попадаются  на рецепциях, среди бумаг на журнальных столиках или в сумке того, кто вот-вот предложит вам услуги. Есть фотоальбомы из детства, немного разорванные и подклеенные. Там, где каждый день рождения, полосатые свитера, разнорослые одноклассники и ты, всегда с хвостиком на макушке. Такие коллекции старательно бережет мама, чтобы в самый неподходящий момент твоей подростковости вынести их гостям и продекламировать что-то наподобие: «Смотрите, какая она красивая». И тебе становится стыдно, хотя это и бессмысленно, прошло уже надцать лет и вряд ли кто-то из созерцающих проведет параллели с ребенком в костюме зайца и тобой. Дальше еще будут свадебные альбомы, семейные путешествия, однако, согласитесь, у большинства из нас они сегодня в телефоне-планшете-компьютере. Бывают и особые фотоколлекции, ретро. Те, на которых уже не узнать своих родственников, дальних во времени или плотности родственной крови. Красивые молодые лица, необычные прически, другие улыбки.

1.

В детстве вместо сказок бабушка часто рассказывала мне аргентинские истории своей молодости, ведь более 20 лет прожила в Буэнос-Айресе. О Еве Перон*, волнорезах на океанских причалах Буэнос-Айреса и невероятном вкусе «Фанты» в сороковых. Потом, когда она шла на кухню готовить пучеро*, я открывала старые шкафы и начинала искать. Но не сразу. Сначала я вдыхала легкий аромат ностальгии - запах старых писем, кожаных перчаток и высушенной лаванды. Откуда выкачивалась помада цвета красного ретро, я на цыпочках пробиралась к зеркалу, аккуратно рисовалась и в таком «параде» приседала на ковер, рассматривать старые фотографии. Каждая из них была завернута в отдельную обложку из красивого тисненого картона, украшенного цветами, силуэтами женщин или города, везде значились адреса фотоателье, имя мастера и время снимка. От этого фотографии становились совершенными. Они не теснились в альбомах, путаясь в годах и событиях, а попадали в руки наблюдателя последовательно, как полноценные объекты искусства, стоящие своих собственных, индивидуальных минут внимания.

2.

Часть людей на этих фото я узнаю и люблю. Когда смотрю на их молодые лица, чувствую себя приближенной к Богу, потому что в отличие от них в тот момент, сохраненный на пленке, я уже знаю все об их жизненном пути. В то же время они тогда еще совсем другие - не дедушки и бабушки, вечные рассказчики добрых сказок, а дерзкие парни и мечтательные красавицы. Я не знала их такими, поэтому на глаза не придут слезы. На таких ретро-фотографиях интересно все - тогдашняя мода, очертания большого Буэнос-Айреса, эмоции и осанки, вино на столе и бабушкино свадебное платье.

На первой фотографии крайний слева - мой дедушка Леонтий и его товарищи, в тот солнечный день с ними точно происходило что-то хорошее. У дедушки, хотя трудно назвать мужчину, моложе меня, - дедушкой, в руках белая шляпа и белые парусиновые туфли, символ той эпохи. Рядом девушка, его «соседка» на многих фото, но не моя бабушка (и эту историю я уже не узнаю). Она модная, ведь в сороковых мало кто решался надевать брюки (на официальные встречи первой в стране их начала носить уже упоминавшаяся Эва Перон). Интересно вглядываться в их лица и думать, сколько других дорог было приоткрыто в то время, когда они еще не выбрали свой путь.

На втором фото тоже он с товарищем на фоне улиц Буэнос-Айреса - среди неизвестного мне континента за целый океан от нас.

3.

На третьей фотографии сестры деда - Валентина и Клавдия - и их родители, мои пра. Именно прадед Мирон, худой и сдержанный человек на этом фото, неудержимо хотел плыть в Южную Америку. А когда в середине пятидесятых они вернулись на Волынь, десятки мужчин заглядывали в окна дома, лишь бы увидеть сестер-красавиц деда.

4.

Четвертая - свадебная фотография 1947 года. Невеста, моя бабушка Ульяна, одета не хуже современных молодых, по последней аргентинской моде. Трудно представить, что чувствовала она в пятидесятых, вернувшись в коммунистический «рай».

Последнее фото, подкрашенное - это мой папа, в костюме казака в Аргентине. Он родился в Буэнос-Айресе, посадил апельсиновое деревце и имел собственного ослика, а в первый класс уже пошел октябренком.


5.

 Когда я долго рассматриваю эти фотографии, начинаю представлять их жизнь до меня, их жизнь, когда еще все могло быть иначе - лучше или хуже, иначе, неизвестно. Когда они мечтали, сомневались, когда еще не были родителями, если не седели и не старели, когда ходили на свидания, а не за зеленью на базар. Мне кажется, что в каком-то из миров, на солнечных проспектах Буэнос-Айреса, моя молодая бабушка на каблуках ведет маленького папу за руку покупать самую вкусную в мире «Фанту» и шумит океан.

Поищите в своих ящиках такие ретро-коллекции и уделите им время, на тех фотографиях - много подсказок и просто красивых родных людей.

Кстати, материал уже скоро выйдет в свежем выпуске журнала "Маршрут №1".

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments