Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Сделай тише, pls

23 сентября, 2016 - 11:54

Иногда я доверяюсь друзьям: «Да накрыло чужими историями, просидела два дня в шкафу». Они ошибочно считают это метафорой ... Люди в метро-автобусах-поездах в наушниках. Люди за одинокими столиками в темном углу полуподвальных кафе. Люди в солнцезащитных очках в заоблачный октябрьский день. Те, кто защищает свое частное пространство от вмешательства чужих цветов, чужих голосов, чужих историй. А я люблю подслушивать. Даже если нужно будет за это расплатиться шкафными тайниками.

Меня жестко задела байка об акуле в аквапарке, которая получила нервный срыв от количества и качества посетителей. Люди, которые вымотали акуле ее акульи нервы, что же мы тогда способны сделать друг с другом?

— А вы точно генетик?

— Точно.

— А Бог есть?

— Есть. Процентов на шестьдесят.

Шум — это разновидность физического загрязнения. Да, физического. Читаю: на уровне шума около 110 дБ возникает звуковое опьянение, по синдромам похожее на алкогольное. При
145-ти, пишут, лопаются барабанные перепонки. Похоже на похмелье, наверное. Читаю: акустическое перенаселение после индустриальной революции. Снаружи режут деревья. Под окном две горластые дамочки говорят о жизни, причем одна из них — на балконе пятого этажа. Забуксовало авто. Сосед снизу вторую неделю пилит бетонные стены. Ребенок сверху играет в мяч. Телефон зазвонил ... О чем таком они все пишут? Врут, не иначе.

— Он мне: Ты сучка звезданутая.

— А Ты ему?

— Сказала: Возвращайся оттуда живым и невредимым. Чтобы я могла лично тебя прибить ... Чего держишь? Наливай!

Слышала о редком расстройстве слуха, вызванном преимущественно травмами. Люди начинают «слышать» неразборчивый и очень громкий шум. Как будто сосед с перфоратором сидит у тебя в голове, ежеминутно и пожизненно. Сойти с ума тут — на раз-два. Усмиряет эти шумы в голове — шум океанских волн снаружи. Нормированный внешний белый шум берет под контроль стихийные взрывы звука в голове ... Упаси Господи, какая мерзкая болезнь. Но какая хорошая метафора.

Перенасыщенное информационное пространство становится надежной защитой от того, чтобы в твоей голове поселился один-единственный один-одинешенек, но вечно жужжащий голос. Разве в последние годы нас не так учат потреблять новости и избежать пропаганды при этом? Сопоставлять несколько источников, критически высчитывать расхождение между ними, складывать общее и делить надвое. Упражнения с простыми дробями. Один голос в голове — плохо. Много голосов в голове — гражданская позиция ... Я сознательно передергиваю, да. И пользы «глушителей» белого шума никто не отменял, только перед этим должно наступить перенасыщение информацией. Хотя бы в отдельно взятой голове.

— Я гражданин независимой страны! Я ни от кого не завишу!.. Где хочу, там и курю !!!

Я думаю, как же объяснить жителям маленьких городков то чувство всепоглощающей ложной личной безопасности, которую вселяет в тебя большой город. Ты же здесь на самом деле никому не нужен! Если так хочется, можно прекрасно прожить, не зная возраста-пола-расы ближайших соседей. Тебе не нужно болтать с продавщицей ближайшего магазина об успехах ее детей в школе, достаточно просто поздороваться. Это твой жизненный выбор. Ты здесь никому не нужен. Это твое преимущество.

Жители большого города друг другу — тот самый благостный белый шум. Если не по избытку звука, так хоть по избытку информации. В вагоне метро две трети пассажиров — в наушниках; половина — «зависла» в планшетах и ​​телефонах. По обоюдной договоренности сторон.

А рядом вместо этого — расцвет документалистики, репортажистики, театра вербатима. Люди слушают людей. Все тщательно записывают — в строку, в столбик, через черточку: вот вам и новая проза, новая поэзия, новая драма. Все о людях и для людей. Людям о себе интересно, подслушиватели — в цене. Тоже договор, тоже все добровольно.

— Рутина ... Хочу разговоров, как во французском кино.

— Нога все еще болит? Сидишь голодный?

— Ты не слишком разбираешься во французском кино, да?

— Сантехника вызвал, ма шери?

Самое прекрасное изобретение человечества здоровой части этого самого человечества малодоступно. Это камера сенсорной депривации. Небольшой бак, куда не проникают запахи, звук и свет, наполненный соленой водой, которая по плотности и температуре равна показателям человеческого тела. Вот в эти первозданные воды жаждущего человечка и опускают. Устройство приглушает все физические ощущения.

Сначала в этой капсуле уютно, это самый высокий релакс, который только можно представить. Но длится он недолго (камеру эту используют для допросов — чего уж там). Только-только выключились наши природные приборы для восприятия информации. И тут же тело начало эту информацию неконтролируемо производить, ведь все-таки в ней нуждается. Поглощенные до этого впечатления проступают в виде бреда и галлюцинаций. Как морская соль на коже после купания. И ощущения такие же раздражающие.

Есть переживания, которое описывают все после пребывания в камере. Кажется, что у твоего тела нет больше границ. А следом — что берега теряет и твое Я ...

Вам тоже кажется, что границы личности определяет поглощенная ею информация?

— Вот для тебя что является смыслом бытия?

— Хочу радости и веселья для всех!

— Саша, это не смысл бытия, это Макдональдс.

Итак, вариантов пока что немного. Ты — тот, кто говорит. Ты — тот, кого подслушивают. Неограниченные возможности. Не подскажите, кстати, как же их ограничить?

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments