А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Сверим часы

«19-26.01.2017»
26 января, 2017 - 19:58

Ускорение ходу истории придают молодые. Ведь большинству людей, чем старше они становятся, тем больше свойственен консерватизм. Карьерный успех, финансовая независимость, стабильный жизненный уклад даются упорным трудом, десятилетиями, потраченными на отработку производственных навыков и обрастанием социальных связей. Слишком быстрые и слишком радикальные изменения, даже если все и говорят об их необходимости, если осознают, что без них нельзя, вызывают чувство тревоги, пробуждают в людях заложенный в них природой защитный инстинкт. И вот парадокс, скорость технологических, экономических, социальных изменений возрастает, а население Европы становится все старше, консервативнее, все больше сопротивляется переменам. Часы истории расстроились — у одних они на столетие спешат, у других на сто лет отстают. Вместе с крахом послевоенной системы мироустройства, начавшемся еще в далеком 1989-м, это два главных вызова времени, в котором мы с вами живем.

Здесь, в Украине, мы тешили себя иллюзией, что постсоветский синдром — агрессивная ностальгия по прошлому, это исключительно наше и наших соседей заболевание. Между тем все человеческое сообщество, как и человеческий организм, склонно реагировать на слишком быстрые изменения, включать иммунитет. Мы говорим, что путинская Россия или юг и восток Украины все еще живут иллюзиями то ли ХХ, то ли даже ХІХ века, но и электорально значимая часть населения стран Запада, как оказалось, не поспевает за переменами, живет прежними ценностями и намерена их защищать. Brexit и Трамп, Фийон и Ле Пен, Путин и Эрдоган, Орбан и Дуда — это антитела, защитная иммунная реакция общественного организма на кризисную ситуацию, на углубляющийся в обществе раскол. Впрочем, в некоторых случаях, иммунные клетки, обычно толерантно настроенные по отношению к родственным генам, атакуют клетки собственного тела — организм начинает разрушать сам себя.

С одной стороны, мне очень грустно из-за того, кто стал американским президентом, с другой, я не склонен сильно огорчаться из-за той, кто этим президентом не стал. Да, правый популизм и изоляционизм Трампа много хуже мягкого социализма Клинтон. Но Америка, сколь сильной нам бы ни казалась ее экономика, больше не может играть одновременно в мирового полицейского и в социальное государство. Так, как раньше, продолжаться уже не может, как жить иначе, пока не знает никто. Растущие социальные проблемы США — это не только безработица ржавого пояса, мигранты и провал Obamacare, это еще и социальный разрыв — разница в историческом времени, в котором живут оба побережья США и континентальная Америка — «глубинка», проголосовавшая за Трампа. Всем этим людям — и жителям мегаполисов обоих побережий США, проголосовавшим за Клинтон, и электорату Трампа, хоть они сегодня с трудом понимают друг друга, если большинство американцев действительно хочет видеть Америку великой, необходимо найти общий язык, сверить историческое время, по которому они живут.

Увы, победа Трампа, как показали массовые протесты, лишь углубляет трещину, обозначившуюся в ходе избирательной кампании. И главный вопрос не в том, сколько ошибок еще наделает Трамп, прежде чем его не остановят перевыборы, импичмент или очередной Освальд, а придет ли на его место человек, который нащупает новое равновесие, исправит часовой механизм. Или это снова, как с Обамой или Трампом, будет победа одной из сторон — а демография в США, в отличие от Европы, играет против консерваторов, и тогда, очень может быть, для объединения нации понадобится новая победа Севера или Юга.

У главных мировых игроков все больше своих проблем, и Украине теперь не светит роль любимого больного. Референдум в Великобритании, выборы в США, Франции, Германии, кризис Евросоюза и наметившийся по вине США распад TPP и NAFTA, не говоря уже о Ливии, Сирии, Исламском государстве и десятках других региональных конфликтов, мир все глубже погружается в кризис. Ничего уникального, после Второй мировой структурные кризисы повторяются раз в поколение — каждые 20—25 лет: 1968-й, 1989—1992-й, и вот теперь 2017-й годы. Как и календарь майя, грядущие перемены не означают непременного конца света. Время лишь на несколько лет притормаживает перед новым рывком, давая шанс отстающим догнать уходящий в будущее поезд. Вопреки апокалиптическим ожиданиям, это дает шанс и Украине. Главное, не перепутать путь, и в этот раз не сесть не в тот поезд.

Рубрика: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments