Большие идеи — это козыри, которыми играет история, но разум против азартной игры
Валерьян Пидмогильный, украинский прозаик и переводчик

«Темные времена» и их преодоление

Британское кино и украинская реальность
14 января, 2021 - 23:16

В дни новогодних и рождественских каникул автор этих строк вместо традиционного еще для многих телевизора посвятил немало времени зарубежному кино, прежде всего современному. Удалось даже найти в Интернете ресурсы, где фильмы эти неплохо дублированы на украинский язык. И кое-что из увиденного навевает мысли, касающиеся нынешней отечественной действительности ...

Не буду касаться режиссерского и операторского мастерства или специфики актерской игры - это предмет для специалистов (хотя фильмы, о которых пойдет речь, отнюдь не ниже крепкого среднего уровня, а это уже что-то). Порассуждаю о содержании, о сюжетных коллизиях, об отражении исторической реальности - ведь хочу предложить читателям мысли, навеянные двумя фильмами на историческую тематику, конкретно - «Дюнкерк» («Dunkirk», Нидерланды, Великобритания, Франция, США, 2017) и «Темные времена» («Darkest Hour», Великобритания, 2017). События, изображенные в обеих лентах, разворачиваются в мае - начале июня 1940 года, когда немецкие войска перешли в наступление на Западном фронте и нанесли поражение войскам тогдашней антигитлеровской коалиции. Ключевой момент обеих лент - эвакуация британского экспедиционного корпуса с континента на острова, где практически не осталось сухопутных войск.

Сотни тысяч человек были хоть и неплохо вооружены (три полнокровных танковых бригады, в частности), но крайне деморализованы. Кораблей и санитарных судов для эвакуации не хватало - они могли в лучшем случае вывезти одну десятую часть экспедиционного корпуса. В воздухе «висела» немецкая авиация, которой не надо было перелетать Ла-Манш, чтобы бомбить позиции британцев, бельгийцев и французов под Дюнкерком и топить флот противника (в том числе и санитарные суда). Все это мы видим - со страшными и кровавыми деталями - в фильме «Дюнкерк». Иными словами, ситуация была очень знакомая нам - не только украинские военные под Иловайском оказались в катастрофическом положении, на грани гибели - своей и своего государства.

Поэтому перед Черчиллем, который только 10 мая 1940 года возглавил правительство Великобритании, то есть расплачивался в значительной мере за чужие грехи, встал вопрос спасения и независимости государства, и ее сухопутной армии. Можно было эвакуировать войска с континента без потерь, достигнув перемирия с Гитлером на определенных условиях, но в таком случае Великобритания переставала де-факто быть независимой. Тем более, что опыт сделок с Гитлером, «мира для целого поколения» уже был - вспомним Мюнхен-1938; то соглашение Гитлер перечеркнул уже через полгода, а меньше, чем через год, начал мировую войну. Бросить армию на произвол судьбы? Но кто бы тогда прикрыл Британские острова от неминуемого вторжения? Ветераны Первой мировой, не обученные обращению с новейшими типами вооружения? И как прикрыть с воздуха эвакуацию, если у Британии не было достаточного количества самолетов-истребителей и обученных пилотов, а в придачу авиацию следовало беречь в канун неизбежных после окончания боев во Франции налетов бомбардировщиков Люфтваффе?

Понятное дело, что в Британии в те дни активно действовала «партия мира», которая настаивала на достижении соглашения с Гитлером при посредничестве Муссолини (как в Мюнхене), и во главе ее стояли «мюнхенцы», «умиротворители» - экс-премьер Чемберлен и министр иностранных дел лорд Галифакс, у которых была существенная поддержка в парламентской фракции партии Черчилля - консерваторов. И снова имеем типологическое сходство с Украиной - лидеры «партии мира», кроме всего прочего, поддерживали давние личные дружеские контакты с нацистскими бонзами и считали магистральным путем Британии - путь в дружбе с нацистским Третьим Рейхом. Все эти перипетии неплохо показано в «Темных временах», по крайней мере, с «минимальными потерями» для исторической правды.

В итоге катастрофы, перед которой оказалась Великобритания, удалось избежать - усилиями как «снизу», так и «сверху». Был момент, когда Черчилль заколебался, не подписать ли временную договоренность с Гитлером об отводе войск в обмен на какие-то уступки, однако в конце концов он отверг эти колебания (в фильме «Темные времена» побуждением стала апокрифическая поездка премьера в лондонском метро, ​​куда он сбежал от своей охраны, чтобы пообщаться с простыми британцами, а те единодушно высказались за войну до победы, до уничтожения нацизма). Эвакуация же экспедиционного корпуса была осуществлена ​​с помощью сотен небольших речных и морских судов, катеров, буксиров и даже яхт; большое количество малоразмерных целей помешала Люфтваффе доказать свое превосходство. Кроме того, самоотверженно сражались британские летчики, до полного использования горючего, следствием чего становились посадки на воду Ла-Манша или на территорию уже оккупированных нацистами частей Франции. А еще Черчилль приказал гарнизону осажденной вермахтом крепости Кале биться до последнего, чтобы отвлечь на себя как можно больше сил противника. И они бились ...

Поэтому «партия мира» с ее инициативами договоренности с Гитлером оказалась заблокированной и неспособной выйти на широкую публику со своими предложениями - ее лидеров, несмотря на их принадлежность к аристократическим семьям и депутатские мандаты, «простые» британцы очень демократично бы развесили на фонарях. Здесь, в этих сюжетах, которые отражают реальные исторические события, есть и сходство, и непохожесть с Украиной. Сходство - в том, что в 2014-15 годах именно волонтеры, добровольцы и резервисты-военные остановили российскую агрессию и сделали продолжение ее активной фазы очень опасным для режима Путина. Ну, а непохожесть - в том, что во главе украинского государства не было ни своего Черчилля, ни такой команды, которая в течение 1940 года заняла руководящие должности в Британии. А в «низах» у нас не было и нет такой критической массы готовых на все патриотов, благодаря которым сопротивление нацистам было несокрушимым. И это несмотря на правдиво показанные в фильмах эпизоды паники и трусости среди военных и политиков - общий общественный вектор был в Британии другим.

Сергей ГРАБОВСКИЙ

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ