Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Трагедия в Керчи: кто виноват?

19 октября, 2018 - 18:22

Вокруг событий в Керчи возникает все больше конспирологических теорий. Теория, выдвинутая оккупационными властями, вызывает много сомнений. Как одиночка – 18-летний парень без военной подготовки – смог организовать и осуществить самостоятельно такой теракт? Откуда у него деньги на оружие? Легальное оружие! Это что, в оккупированном Крыму, где до сих пор действует усиленный правоохранительный режим, так просто приобрести огнестрельное оружие и сотни патронов? И никто не донес? Никто?! В регионе, где чихнуть невозможно, чтобы это не было зафиксировано и запротоколировано «там, где следует»? И почему был выключен металлоискатель, который стоял на входе в техникум? И к чему Керченский мост? Сразу после трагедии движение по мосту и переправе было заблокировано. Почему? Разве нападающий был не один? Аксенов же сам взывал к журналистам: «Ну пожалуйста, ну поверьте», - доказывая, что убийство более 20 человек и ранение еще 50 – это дело рук одиночки.

Но интересны даже не эти вопросы. Они как раз свидетельствуют о том, что вся эта сконструированная в оккупированном Крыму карательная машина в принципе не может защитить мирных жителей от нападения. Вот если бы стрелок был крымским татарином или украинским патриотом, то при первой же возможности купить оружие его бы арестовали. Да что там возможности! Его бы арестовали «как украинского диверсанта» без всякой возможности. Дела против Балуха, Панова, Сенцова фабриковались за секунду. Был бы украинский гражданин, осознающий факт оккупации, а «возможности» и «основания» найдутся. Оказывается, что металлоискатели, которыми оборудована каждая крымская школа, - это бутафория. Их выключают потому, что они звенят, реагируя на мелочь в карманах детей. Что тотальные проверки, сеть информаторов, обыски, аресты – все это не о предотвращении опасности. Это исключительно карательные меры против сознательных украинцев, и остального населения они не касаются. Что пропаганда ненависти, которая льется на крымчан с экранов путинских телевизоров и усиливается пропагандой в учебных заведениях, побуждает нестабильных молодых людей к агрессии. Чего, кстати, ни разу не случалось в доокупационный период. Что все эти грозные ФСБ и ГРУ со Следкомами способны только на то, чтобы запугивать порядочных людей, которые уважают флаг своей страны, или пожилых людей, которые собираются помочь почтенной женщине. И вот, когда событие в Керчи должно натолкнуть жителей оккупированного Крыма на сущность режима, установленного на полуострове оккупантами, появляются конспирологические теории о тайной спецоперации спецслужб, об автоматчиках и раненых солдатах, которых прячут по военным госпиталям полуострова. И распространяют ее не кто-нибудь, а российское издание «Вести», блогер Шарий и много таких же «информированных источников». Зачем российские «сливные бачки» напускают паранойи и намекают на очередную кровавую спецоперацию ФСБ? Разве они забыли, кто их кормит? Вот что интересно.

Все информационные выбросы российской пропаганды относительно сбитого Боинга, обстрелов жилых районов Донецка, которые физически находятся далеко за пределами зоны поражения украинской артиллерией, отравленных газом детей Сирии – все эти тонны информационной бреда и конспирологических версий, которые городила российская агитка, преследовали цель создать альтернативную реальность, где нет правды и все версии возможны. «Боинг сбили россияне? А почему не марсиане?» Ведь всем известно, что в «Зоне 51» ведутся тайные переговоры с инопланетными цивилизациями. К тому же еще в середине 50-х годов известные советские ученые говорили: «Есть ли жизнь на Марсе, нет ли – наука пока не знает, наука не в курсе дела». Все эти странные версии были нужны только для одного – скрыть правду. А именно – факт некомпетентности российского руководства, которое больше не считается с методами. И что нужно немедленно привлечь к ответственности опасный сумасшедший режим.

В информационном шуме около трагедии в Керчи тонут вопросы о той опасности, которую создает оккупация для мирного населения. Для согласных и несогласных, сознательных украинских граждан, равнодушных и аполитичных жителей и для сторонников «русского мира». Для всех. Шарии и другие угодливые ретрансляторы российской пропаганды пытаются создать миф о всесильной ФСБ и усилить страх мирных жителей относительно структуры, которая проглядела подготовку к такому масштабному теракту. Ведь, если даже далекие от политики люди зададутся вопросом «а взрывчатку парень тоже легально в магазине купил?», то следующим будет уже возмущение: «Так а на кой черт вы все нужны? Нам же говорили, мол, спасибо, что нет войны, как на Донбассе. А это все откуда? Выходит, не такие вы уже все страшные и всесильные». Вот и стараются «искатели правды», распространяя версии, которые по сути добавляют репутации спецслужбам имени Солсберийских шпилей. Вот и отвлекают внимание от тех последствий, которые создает для нестабильной психики подростков российская пропаганда. Слова главы российского государства, сказанные буквально на следующий день после стрельбы в Керчи, являются ничем иным, как побуждением к новым трагедиям. «Мы жертвы агрессии, мы как мученики попадем в рай. А они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют» - это не только о ядерном поединке с Соединенными Штатами, это и об агрессии, массовых убийствах, и суицидальном поведении, введенном в ранг национальной идеи.

Женевская конвенция 1949 года четко определяет, что насильственная паспортизация, перемещение на оккупированную территорию граждан страны-оккупанта, призыв к оккупационной армии и силовым органам, открытая реклама службы в таких органах на контрактной основе, установление законодательства страны-оккупанта, создание условий для выезда жителей оккупированной территории в другие регионы из-за отсутствия работы, невыносимые условия жизни, пропаганда страны-агрессора, милитаризация детства – все это военные преступления, за которые страна-оккупант должна нести ответственность. Частичное или полное внедрение таких мероприятий на оккупированной территории создает невыносимую атмосферу и является тотальным нарушением прав. Керчь – это результат военных преступлений оккупационных властей, нарушающих права всех жителей Крыма и давно носящих массовый характер. Чтобы не говорить о керченской трагедию как о последствии, городятся различные конспирологические версии, которые выполняют роль дымовой завесы. Керчь – это действительно массовое преступление, организованное дерзкой и вооруженной бандой Владимира Путина и его приспешников. Но это и пример того, что ни одна банда не в состоянии обеспечить безопасность людей, которые оказались у нее в заложниках.

 

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments