Не жалуйтесь, что народ бедный, но делайте, чтобы был культурный и тогда будет и материально счастливее!
Августин Волошин, украинский политический, культурный и религиозный деятель Закарпатья

Угрозы и... шансы для Украины

С окончанием пандемии ситуация в мире будет напоминать положение стран в 80-х годах
26 мая, 2020 - 18:55

Всех волнует, каким будет мир после пандемии коронавируса. Но сегодня пока идет гадание на кофейной гуще. Никто точно этого не знает. Никто даже не знает, как пандемия будет побеждена, если с помощью лекарств, то спикер конгресса США Нэнси Пелоси призывает Дональда Трампа не использовать лекарства от COVID-19, значит, у американцев нет веры в лекарства.

Если с помощью вакцины, говорится, что вакцина не будет найдена еще как минимум год, значит, многие люди не верят в вакцину.

Если с помощью карантина и самоизоляции, то это добровольное заточение уже замучило большинство населения земного шара и уже сейчас от него хотят поскорее избавиться, возможно, даже приближая вторую и третью волну пандемии.

Но мир не отказывается ни от одного шанса на победу, значит, от всего арсенала противовирусных средств. Остается вопрос: а каким же будет этот обновленный мир?

НОВЫЙ СТАРЫЙ МИР. КАКОЙ?

Последняя пятилетка в мире связана с тем, что предыдущее устройство мира исчерпало свои ресурсы. Многие направления — экономика, политика, здравоохранение, даже философия требуют изменений для новых вызовов. Однако каким будет мир после пандемии, можно ответить лишь в общих чертах. Очевидно, что изменениям будут подвержены далеко не все характеристики. Если взять экономику, то, как полагают ученые, для преодоления кризиса потребуется не менее трех лет, но очевидно, что развитые страны выйдут из кризиса быстрее, бедные и отсталые — позже. Однако большинство стран, как ожидается, отменят карантин уже этим летом, и тех, кто сделает это слишком рано, осенью может накрыть вторая волна. Экономики мира будут находиться под давлением безработицы и искать средства расширения занятости и преодоления бедности. В общем балансе отраслей доля материального производства будет уменьшаться, а доля гуманитарных услуг, цифровых систем и товаров, в общем науки, образования и интеллектуального труда, будет увеличиваться.

Если взять политику, то коронавирус уже указал на те правительства, которые недостаточно и непрофессионально владеют ситуацией, поэтому так или иначе они будут заменены. Вместе с тем будет изменен и курс многих государств. Те из них, кто победил коронавирус с помощью обществ и демократических мер, возьмут курс на расширение и укрепление либерализма. Государства, правительства которых принимали жесткие меры, станут более авторитарными, использовав пандемии как первую ступеньку к укреплению диктатур.

Изменится социальная психология населения, оно долго будет бояться различных болезней и вирусов. Изменится и практика, и наука медицины, как и Всемирная организация здравоохранения, она будет приспосабливаться к новым вызовам и запасать технические средства борьбы с пандемиями.

Изменится культура народов. В литературе и искусстве через несколько лет будет осмыслена ситуация с пандемией, появятся произведения из цеха фантастики о преодолении мировых пандемий и о конспирологических теориях относительно вирусов как оружия массового уничтожения и регулирования численности человечества. Появится новый супермен, который будет защищен от вирусов и станет совершать подвиги в борьбе с ними.

Изменится ли кухня и меню народов мира после пандемии, можно ответить достаточно точно: там, где болезнь не зависела от кухни, она останется неизменной, но там, где кухня замешана в распространении болезни, — Китай и Восточная Азия, где в кухне есть мясо собак, змей и других пресмыкающихся, она изменится.

Изменится характер науки: в центре исследований встанут медицина, генетика, вирусология, ветеринария, демография. Но главным итогом выхода мира из пандемии станет новый баланс сил и новая картина мировых отношений.

КРИЗИС КАК НОВАЯ ДВИЖУЩАЯ СИЛА ПРОГРЕССА

Ясно, что вид будущего мира будет формироваться под влиянием не только коронавируса, итогов пандемии, но и мировым кризисом с ценами на нефть, кризисом потребления, ростом безработицы, кризисом отраслей экономики. Однако это не страшно. Многие аналитики даже утверждают, что если раньше локомотивами истории и прогресса были войны и революции, то теперь такими двигателями становятся кризисы, которые вызывают к жизни новые исследования ученых, новые изобретения, открытия. После кризисов мир делает новые качественные скачки в развитии. То есть в полном соответствии с циклами Кондратьева каждый очередной кризис будет рождать новые движущие силы развития. Так будет и сейчас. Несколько стран выйдут из кризиса более сильными, но большинство будут слабее, чем были до того, а мир в целом станет более сильным и жизнеспособным.

Но каким же именно?

Чтобы более точно ответить на такой вопрос, нужно задавать его более конкретно. Например, будет мир после коронавируса более демократическим, либеральным или более авторитарным? Но главный вопрос — будет мир многополярным, двуполярным или, может, однополярным?

Большинство аналитиков соглашаются с тем, что в ХХ веке мы пережили эпоху двуполярного мира, когда противостояние двух систем было сконцентрировано на попытке СССР составить конкуренцию США. Это удалось лишь в отдельных отраслях, но не удалось в целом, поэтому именно это приблизило конец СССР. С началом XXI века мы живем в однополярном мире, в котором прогресс определяют экономика и политика США. Россия и Китай с разной долей успеха пытаются догнать их. Как эта картина изменится вскоре?

Нет сомнения, что сегодня в мире преобладают такие тенденции. Например, бывший глава Внешней разведки Украины доктор военных наук Виктор Гвоздь в интервью бакинскому сайту «Новая эпоха» заявил, что США сложно пережили кризис, но из-за сильной экономики и демократического правления их позиции останутся незыблемыми, и страна останется на первом месте по влиятельности в мире. Дело в том, что сильная американская экономика сегодня легко содержит более 30 млн безработных, ее потребление практически не претерпело кризиса, американцы легко создадут новые рабочие места взамен утраченных.

В то же время усилия России составить противовес и глобальную конкуренцию США не могут оправдаться. Власть России за последние два десятилетия вместо реформирования экономики опрометчиво вложила львиную долю ресурсов в рост вооружения, но, кроме «мультиков Путина», ничего не получила. Кроме того, взвалив на свои плечи Крым, Донбасс, Сирию и ряд других неоправданных затрат, Россия оказалась обреченной на консервацию и отставание.

По сравнению с США ослабевают позиции Европейского Союза, он остается раздробленным, с его орбиты России удалось выбить Британию, и в силу этого Европе сложно конкурировать с США и... Китаем.

И вот неожиданность — реальную конкуренцию США в будущем веке составит именно Китай, который сумел сравнительно легко победить пандемию и сейчас преодолевает последствия кризиса.

МИРУ ПРИДЕТСЯ ПРИВЫКАТЬ К ГЕГЕМОНИИ КИТАЯ

Итак, имеем в мире совершенно новую и неизвестную до сих пор картину. Мир XXI века — это мир при гегемонии США и Китая. И это — трагедия для России. Во-первых, Россия очень плохо переживала пандемию, при этом попытки Кремля создать видимость успешной борьбы были многократно опровергнуты свидетельствами фальсификации, во-вторых, ее авторитарный стиль управления остается неэффективным и очень затратным, а конкуренция лично Путина в области вооружений создает только видимость преимущества для внутренней аудитории.

В отличие от Кремля США имеют весь набор значительно более эффективных средств против «мультиков Путина», но благоразумно молчат об этом. Россия же просто бесполезно тратит свои и без того скудные ресурсы на вооружение, что равносильно тому, что она просто закапывала бы деньги и материалы в землю. Выйдя из пандемии, мир будет состязаться вовсе не в области вооружений, как полагает Путин, а в области высоких технологий, роботизации, новых материалов, науки и космоса. Во всех этих областях Москва сильно отстала, она уже не может догнать такие передовые страны, как США, Япония, Южная Корея, Германия, Франция, Великобритания и Китай тоже. Главное — все эти страны уже перешли к интенсивным формам развития, Россия же все еще остается на экстенсивном пути организации экономики. В следующем периоде, как видно на опыте нефтяного рынка, экспорт ресурсов становится все дешевле, мировые цены диктовать будет уже не Россия, а это значит, что она будет отставать все больше. Преодолеть этот переходный качественный барьер она сможет не скоро, потому что для этого нужны новые люди и новые технологии. Осуществить этот переход России мешает катастрофическое отставание качества политики, управления, отсутствие у власти кадров с мышлением и квалификацией XXI века.

При этом надежда Кремля на привлечение на свою сторону Китая против США и объединения усилий в противостоянии Америке уже сейчас разрушается. Во-первых, Китай в состоянии и сам составить конкуренцию США и в помощи России он не нуждается. Более того, Китай все больше воспринимает Россию как конкурента, он успешно противостоит России в своем регионе. Например, Пекин успешно вытесняет Россию из Центральной Азии, осуществляет экспансию на Сибирские и Дальневосточные регионы России. Китай уже имеет вторую в мире экономику, которая в несколько раз превышает возможности российской. Более того, у России в данном технологическом соревновании нет шансов выйти даже на третье место.

На третье место после завершения пандемии претендует объединенная Европа, которая, однако, в обозримом будущем не сможет составить конкуренцию ни США, ни Китаю. Прежде всего потому, что России путем нескольких спецопераций и гибридных войн — британский брекзит, инициация потоков беженцев, торговые войны, подкуп политических активистов — удалось расколоть единство европейских стран, что значительно ослабило Евросоюз. Вместе с тем, стремление стран Европы к единству после выхода из пандемии будет доминирующим фактором европейской политики, и они найдут и новый путь к объединению и его новые формы, способные противостоять проискам Кремля.

ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ УКРАИНЫ, ШАНСЫ ДЛЯ КРЫМА

Как ни странно, но для Украины и для ее усилий по возвращению Крыма и Донбасса это благоприятная ситуация. С окончанием пандемии ситуация в мире будет напоминать положение стран в 80-х годах после выхода мира из состояния холодной войны. Наступит время перестройки-2. Но Украина выйдет из кризиса легче других стран, поскольку будет иметь значительную поддержку мира. Положительный имидж демократии в мире укрепится, и она станет более эффективной. Авторитарный режим России уже показал свою несостоятельность. Привлекательная роль Европы усилится, евроскептики будут посрамлены, а их количество и возможности будут сведены к минимуму. Процессы евроинтеграции и вступления Украины в НАТО ускорятся и закончатся усилением сотрудничества, а затем вступлением в эти структуры, что будет гарантировать Украине настоящую целостность и независимость. В общем время для нас не будет легким, но Украина станет, наконец, действительно привлекательным регионом для инвестиций, а для этого усилиями мирового сообщества посягательству России на Украину будет положен конец, и Россия, наконец, встанет на тропу демилитаризации, как и СССР в 80-х годах. Российские войска покинут Крым и Донбасс, будут выведены из Беларуси. Черноморский флот навсегда покинет Севастополь. Когда-то еще Владимир Познер сказал, что потеря земель Россией начнется с Крыма.

Россия вынуждена будет вернуть и другие захваченные силой регионы, такие как Калининград, Курильские острова, Южная Осетия, Абхазия. Прекратятся кровавые конфликты в горячих точках не только Украины, но и Грузии, Армении и Азербайджана, Молдовы. Это произойдет не одновременно и не так быстро, но это тенденция послекоронавирусного мира. Россия перейдет к реальной федерализации, из-за чего может потерять ряд регионов, таких как Чечня и другие Кавказские республики, Татарстан, но на этом этапе полного распада империи еще может не произойти, россиянам придется пережить еще одну реинкарнацию.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ