Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

В эту ночь решили самураи перейти границу у реки…

11 июля, 2018 - 14:36

Надвинулась знаменательная дата советской истории: 80 лет начала хасанских боёв, которым посвящена известная песня о трех танкистах и не менее известный «Марш советских танкистов» с бравым припевом:

Гремя огнем, сверкая блеском стали

Пойдут машины в яростный поход,

Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин

И Первый маршал в бой нас поведет!

И еще там были по-своему замечательные слова:

Пусть помнит враг, укрывшийся в засаде

Мы начеку, мы за врагом следим.

Чужой земли мы не хотим ни пяди,

Но и своей вершка не отдадим.

……………………………………………………..

А если к нам полезет враг матерый,

Он будет бит повсюду и везде!

Тогда нажмут водители стартеры

И по лесам, по сопкам, по воде...

На самом деле ни в этих песнях, ни в фильмах, ни во всей советской историографии не было ни грана правды о боях у озера Хасан, проходивших в июле – августе 1938 года. Начнем с того, что первыми начала боевые действия, вторгнувшись на оккупированную японцами территорию Маньчжурии (Маньчжоу-Го), именно советская сторона. Сталин очень хотел проверить, насколько повысилась боеспособность Красной Армии в результате ее очищения от «врагов народа». И, как выяснилось в боевых действиях у озера Хасан, она нисколько не повысилась, скорее, наоборот. В приказе, изданном «первым маршалом» Ворошиловым по итогам хасанских боев, прямо говорилось: «Боевые операции у озера Хасан явились всесторонней проверкой мобилизационной и боевой готовности не только тех частей, которые непосредственно принимали в них участие, но и всех без исключения войск Краснознаменного Дальневосточного фронта. События этих немногих дней обнаружили огромные недочеты в состоянии КДфронта. Боевая подготовка войск, штабов и командно-начальствующего состава фронта оказались на недопустимо низком уровне. Войсковые части были раздерганы и небоеспособны; снабжение войсковых частей не организовано. Обнаружено, что Дальневосточный театр к войне плохо подготовлен (дороги, мосты, связь)… важнейшие директивы Главного военного совета и народного комиссара обороны командованием фронта на протяжении долгого времени преступно не выполнялись. В результате такого недопустимого состояния войск фронта мы в этом сравнительно небольшом столкновении понесли значительные потери – 408 чел[овек} убитыми и 2807 чел[овек] ранеными. Эти потери не могут быть оправданы ни чрезвычайной трудностью местности, на которой пришлось оперировать нашим войскам, ни втрое большими потерями японцев».

Несмотря на то, что в приказе фактически признавался провал советского наступления у сопок Заозерная и Безымянная и на нем стоял гриф «Совершенно секретно», данные о потерях сторон там, по советской традиции, приводились далекие от реальности – советские в разы преуменьшались, японские в разы преувеличивались. На самом деле японские потери в хасанских боях составили 526 убитыми и умершими от ран и 914 ранеными, а советские – 1106 погибших (без учета потерь пограничников), 2 752 раненых и 527 больных. Советские безвозвратные потери были больше японских в 2,1 раза.

Вот японская версия того, как произошел хасанский инцидент: «Инцидент у высоты Чангуфэнь (японское название Заозёрной. – Б. С.) начался 12 июля 1938 года, когда несколько десятков советских солдат перешли советско-маньчжурскую границу и, противозаконно заняв высоту Чангуфэнь, начали возводить на ней укрепления. 14 июля представители властей Маньчжоу-Го, а 15 июля – правительство Японии выразили протест в связи с действиями советской стороны; в ответ на это СССР продолжал наращивать численность своего контингента в районе высоты. В результате контрмер, предпринятых императорской армией, а также переговоров между японским послом в СССР Сигэмицу и советским наркомом иностранных дел Литвиновым, проходивших 4, 7 и 10 августа, было заключено соглашение о перемирии, а затем, 11-13 августа  – соглашение о демаркации границы в этом районе, благодаря чему данный инцидент был окончательно урегулирован».

И верна именно японская версия, а не советская – о том, что японцы первыми нарушили границу. Потому что еще 1 июля Особая Краснознамённая Дальневосточная армия была преобразована в Дальневосточный фронт, а уже 9 июля советские войска стали стягиваться к будущему месту боев в районе сопок Безымянная и Заозерная, тогда как японские войска начади перебрасываться туда только 22 июля. И советские войска имели подавляющее превосходство над противником. Против 7300 японцев с 37 артиллерийскими орудиями действовало 22 950 советских солдат и офицеров с 354 танками, 237 артиллерийскими орудиями и 250 самолетами. Согласимся, что при таком соотношении сил японцам не было никакого резона нападать первыми. Вот воевали красноармейцы из рук вон плохо. В том числе и воспетый в песне «броневой ударный батальон». Как пишут российские историки Михаил Барятинский и Максим Коломиец, «для разгрома японской группировки советское командование привлекло 2-ю механизированную бригаду, разведбатальон которой был укомплектован танками БТ-7. Правда, 27 июля, за три дня до выступления бригады к месту военных действий, арестовали ее командира, начальника штаба, комиссара, командиров батальонов и других подразделений. Всех их объявили «врагами народа». В результате 99% командного состава составляли вновь назначенные люди, что негативно сказалось на последующих действиях бригады. Так, например, из-за неорганизованного движения колонн и спешки маршрут протяженностью в 45 км бригада прошла за 8 — 11 часов! При этом часть подразделений из-за полного незнания маршрута довольно долго блуждала по городу Ворошилов-Уссурийский... Разведбату поручалось «на больших скоростях проскочить зону обстрела, ворваться в передний край обороны японцев и ударом по северо-западным склонам сопок Богомольная и Заозерная уничтожить их огневые точки и тылы». В атаке, начавшейся днем 6 августа 1938 года, участвовало 16 БТ-7. Ведомые командиром и комиссаром бригады танки на большой скорости без потерь проскочили зону артогня японцев и попали... в болото, в котором застряло 14 машин. Выбраться оттуда без посторонней помощи они не могли, и экипажам пришлось занять круговую оборону, чтобы не допустить уничтожения танков японцами». По советским данным, было потеряно 46 танков, японцы же оценили советские потери в 96 танков. Кроме того, советская сторона потеряла 4 самолета. Японцы ни танки, ни самолеты в боях не использовали.

Неудивительно, что главком Дальневосточного фронта маршал Василий Блюхер, ранее основательно почистивший свои войска от «врагов народа», был снят со своего поста, а вскоре арестован. Сталин явно собирался его расстрелять как «матерого японского шпиона» и участника «заговора правых». Но, выколачивая из маршала признание в шпионаже, следователи перестарались и на одном из допросов забили Блюхера насмерть.

А уроки Хасана Красная Армия так и не усвоила. Потом было столь же провальное выступление РККА в «Зимней войне» с Финляндией и разгром 41-го года.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments