Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Выдуманные герои

«15.06-05.07.2018»
5 июля, 2018 - 20:03

В наши смутные времена, падкие на дутые сенсации, кажется, информационное пространство сплошь заполонили мистификаторы и аферисты. Облеченные научными степенями и званиями лжеученые, наводящие на размышления о средневековой медицине лжецелители, дутые гетманы ряженых казачеств и самозваные представители давно вымерших знатных родов... О фальшивых рыцарских орденах («День», № 74 за 23 апреля 2014 г.) и Рюриковичах с приставкой «лже-» я уже писал на страницах «Дня». А сегодня мы поговорим об украинских и российских фальшивых ветеранах прошлых войн — их тоже, оказывается, не только на парадах на Красной площади хватает.

«БАРОНА ПАУЛЮСА БРАЛ»

Последние несколько лет мне часто назначают встречи возле памятника на могиле Ватутина в киевском Мариинском парке, а, так как имею вредную привычку приходить раньше, бывает, слушаю от скуки экскурсоводов, которые добрались и до этой ранее непопулярной у туристов локации. Где-то, слышал, бывают и хорошие экскурсоводы. Только мне с ними по жизни хронически не везет... Ладно бы Русь, которую я изучал большую часть жизни, но даже в их рассказах о Ватутине мое чуткое на историческую фальшь ухо слышит почерпнутые ими анекдоты из сети. В случае с Ватутиным, одним из основных их первоисточников является Юрий Николаевич Коваленко, как он утверждал, «джура» (офицер по особым поручениям) по его словам «командующего 57-й армией» генерала Ватутина. И дело даже не в том, что Николай Федорович никогда не командовал 57-й армией. Вся появившаяся в первые полтора десятилетия ХХІ века на страницах украинских изданий «боевая биография» до того неизвестного украинского героя — сплошь ни единым достоверным документом не подтвержденный полет фантазии, рядом с которыми меркнут похождения всемирно известных авантюристов и выдумщиков.

Лейтенант-сапер уже в 15 лет, он якобы лично закладывает взрывчатку под зданием киевской городской думы, а после исполняет обязанности на самом деле оккупированной к тому времени нацистами Лохвицы. В 18, уже якобы капитан фронтовой разведки, он «пьет со Сталиным на брудершафт «Саперави»», а через месяц, проникнув в штаб через канализацию, лично пленил командующего немецкой 6-й армии фельдмаршала Паулюса. Позже, уже на торжественном банкете в честь разгрома Сталинградского котла, он якобы «надавал по соплям» самому маршалу Жукову, в присутствии которого, по его же рассказам, тушевались и прятались за портьерами даже члены ЦК... В конце войны, повоевав сапером, разведчиком, порученцем, он уже боевой летчик — перегоняет в СССР полученные от США по ленд-лизу «Боинги», которые, на самом деле, никто никогда СССР по ленд-лизу не передавал. Ну и, финальная точка боевой карьеры героя: во время налета на Японию, его самолет на высоте 6 тысяч метров был сбит камикадзе  — видно от волнения японский летчик по ошибке принял нашего героя за американский боевой корабль. Что-то он там еще рассказывал о спасении им в 1947-м году якобы требовавших от Сталина независимости бурятов, но эта история уже настолько далека даже от самой смелой воображаемой реальности, что после нее Юрий Коваленко со страниц наших СМИ и эфиров национальных телеканалов наконец пропал...

ГЕРОЙ ШИПРА

Впрочем, насколько невероятными ни казались бы выдумки Юрия Коваленко, они меркнут в сравнении с другим воображаемым «героем» — Константином Викентьевичем Хруцким. Юрий Коваленко был обласкан разве что вниманием падких на дешевые сенсации журналистов, в то время как Константин Хруцкий, в свое время, прослыл героем сразу двух держав. Как и к Юрию Коваленко, слава к нему пришла на излете жизни, даже позже, когда ему стукнуло ни много ни мало целых 100 лет (а прожил он, если верить официальным данным, 113 лет). В начале 50-х годов прошлого века, когда в советской и болгарской прессе началась информационная кампания, посвященная 75-летию Русско-турецкой войны 1877—1878 годов (одним из главных результатов которой стало обретение независимости Болгарией), в Новороссийске словно из небытия возник ее последний ветеран, кроме почтенных седин и своих рассказов в качестве доказательств предъявивший журналистам местных, а после и общесоюзных изданий полученные за форсирование Дуная наградные часы и Георгиевский крест. Правда, уже после его смерти, выяснилось, что часы эти уже советского производства, а Георгиевский крест, судя по порядковому номеру, датируется концом Первой мировой войны.

Как и в случае с Коваленко, никто из журналистов, а после и чиновников, не стал проверять сообщенные Константином Викентьевичем данные, хоть многочисленные ошибки в его «воспоминаниях» громоздились одна на одну. А ведь достаточно было просто заглянуть в списки личного состава Преображенского полка, в котором он якобы служил. Как было установлено позднее, Константин Хруцкий не значился в его рядах никогда. Тем не менее, при жизни «ветеран» был принят первыми лицами Болгарии и СССР, побывал в Болгарии, где делился «воспоминаниями» с местными пионерами, получил государственные награды двух стран. А после его смерти телеграмму с соболезнованиями вдове «героя» подписал сам руководитель болгарской компартии Тодор Живков...

* * *

В чем же секрет всех этих «ветеранов Куликовской битвы»? Нисколько не заботясь хоть о сколь-нибудь достоверных деталях, они с неизменным успехом, что в СССР, что в независимой Украине, подкупают нашего брата-журналиста самыми немудреными выдумками. Предположу, что дело тут не только в наследственном отсутствии у журналистов элементарной информационной гигиены — привычки проверять полученную информацию. Боюсь, виной тому заложенная еще в царской России и подхваченная сталинском СССР политика локализации всех мыслимых достижений человечества, насилия в целях пропаганды над историческими фактами, сперва фальшивой героизации тех или иных деятелей Революции и Гражданской войны, позднее войны «Великой Отечественной». Творимые фантазией советской военной журналистики мифы о «подвигах» Панфиловцев или Гастелло легитимизировались не через их документально подтверждаемую достоверность, а через их актуальность, востребованность «в духе исторического момента». Не удивительно, что этой лазейкой тут же воспользовались не только журналисты и пропагандисты, но и авантюристы. Константин Хруцкий всплыл под юбилей Русско-турецкой войны. Юрия Коваленко так привечали журналисты отнюдь не из-за рассказов о его воображаемых «подвигах». Он подкупал их, в духе времени, вписывающимися в наше сегодняшнее представлении о той эпохе выдуманными им яркими деталями о репрессиях, об антиукраинских настроениях советского военного и партийного руководства. — Они казались слишком похожими на правду, чтоб их еще и проверять. Увы, традиции советской журналистики живы и сегодня, живы в тех, кто громче других осуждает советское прошлое. Грех этим не воспользоваться. Вот и появляются на свет все новые «герои» выдуманных, а подчас и настоящих побед.

Рубрика: 
Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments