Иногда кажется, что история ничему не учит. Но это не так. Она же учит - если у этой учительницы жизни УЧАТСЯ
Владимир Панченко, украинский литературный критик, литературовед, писатель

«Александр Охрименко» и бюрократия

Без внедрения аксиомы «максимум пользы для обороны государства» в нашей правительственной службе защитить и укрепить государство будет трудно...
27 марта, 2019 - 18:55

Много слышим об армии, обороне, что много изменилось в королевстве нашем, стало по-другому — скоро будет еще лучше.

Но измерением чего-либо являются не слова и лозунги, а конкретные действия: что ты делаешь, какие решения принимаешь и как именно реагируешь на те или иные обстоятельства.

...Поисково-спасательное обеспечение на море является важным элементом военно-морской деятельности с соответствующими задачами в мирное и военное время, так как в период угрозы и с возникновением агрессии нет времени на передачу этого вида оперативного обеспечения от гражданских к военным структурам. В свое время я приложил много усилий для создания национальной системы поисково-спасательного обеспечения на море и формирования Центра поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-морских Сил Вооруженных Сил Украины — ключевой структуры в этой системе. Принятые и реализованные в то время решения досказали свою актуальность в конкретных морских поисково-спасательных операциях и действиях. В этом есть железная логика — смоделируйте ситуацию: подрыв танкера на морской мине возле Одессы. Фантастика? Нет, это потенциальная опасность, так как война новой генерации не секторная, а тотальная. Кто в этой ситуации выйдет на поисково-спасательное обеспечение в море? Гражданские суда? А о возможной минной или подводной-диверсионной опасности кто-то подумал? Можно смоделировать и другие ситуации, в которых должны действовать не гражданские, а военные моряки — специальные военно-морские суда с соответствующим оборудованием, военные водолазы, барокамеры, пилотируемые и беспилотные подводные аппараты и много другого. А если их нет — то и нет поисково-спасательного обеспечения со всеми негативными последствиями. Поэтому за поисково-спасательное обеспечение в цивилизованном морском мире отвечают именно военные моряки.

Не является тайной, что большинство активов поисково-спасательной службы ВМС Украины было потеряно в Крыму. В то же время следует отдать должное и поблагодарить военных моряков-профессионалов, которые вышли из Крыма и начали в Одессе с нуля строить национальную систему поисково-спасательного обеспечения. Несмотря на хроническое недофинансирование потребностей, игнорирование властью профессиональных принципов этого вида оперативного обеспечения на море и многих других дел — военные моряки по крупицам собирают необходимые компоненты...

В Украине есть поисково-спасательное судно «Александр Охрименко», которое значительное время стоит на приколе в порту Южный.

СПРАВКА

Поисково-спасательное судно «Александр Охрименко», проект 2262, водоизмещение 2258 т, скорость 12 узлов, автономность 30 суток, дальность плавания 5800 миль, построено в 1987 году в Сингапуре. Капитальный ремонт судна состоялся в 2016 году. По определенным причинам и обстоятельствам с того времени это плавсредство находилось под арестом в порту Южный, однако в 2018 году арест с судна был снят.

Это судно имеет необходимые характеристики для поисково-спасательного и противоминного обеспечения, проведения специальных водолазных, гидрографических, опытных и других работ в интересах обороны государства на море. Учитывая крайне минимизированные возможности национального военного флота и актуальность задач поисково-спасательного обеспечения на море, Военно-Морские Силы обратились к уполномоченным структурам — руководству порта Южный и Администрации морских портов Украины Мининфраструктуры относительно передачи этого судна в состав  ВМС ВС Украины и получили принципиальное согласование. Был отработан необходимый комплект документов для передачи судна из сферы управления Мининфраструктуры в сферу управления Минобороны.

Вроде бы все понятно — война, потери, кровь и слезы. Все хотят победы...

Однако реальность оказывается немного иной. К сожалению, на верхних ступенях Министерства инфраструктуры Украины не захотели слушать военного с документами на руках. Лично пытался достучаться, чтобы уделили внимание заслуженному морскому офицеру — нулевой результат. Представьте ситуацию: участник боевых действий, который не раз заглядывал в глаза смерти, в военной форме с документами несколько дней ходит по коридорам министерства, пытается встретиться с руководством, которое принимает решения, чтобы объяснить почему именно это судно является крайне необходимым для военного флота и обеспечения безопасности на море и определить алгоритм последующих общих действий — его не принимают, говорят об «огромной занятости» и т.д. Чиновники министерства ходят по коридорам, у всех озабоченные лица — и не замечают военного, даже никто не спросил: чем помочь.

В конце концов, из инсайда стало известно, что якобы Минобороны не передало Мининфраструктуры какие-то транспортные средства, и пока этого не произойдет, «Охрименко» не увидят на флоте.

Конечно, это индикатор. Конкретный негативный индикатор. Генерал Бен Ходжес, экс-командующий сухопутными войсками США в Европе недавно очень метко отметил: «Может быть, после этого меня не пригласят в Украину. Но я должен сказать: я не вижу, чтобы украинские чиновники были реально обеспокоены войной на Востоке Украины и тем, что там погибают украинские солдаты. Ни обеспокоенности, ни злобы по этому поводу среди высокопоставленных лиц»...

Эта публикация не направлена против каких-либо личностей — ее цель заключается в решении проблемы и создании предохранителей повторения в будущем. Быстрое принятие решения и начало процесса передачи судна в состав национальных ВМС после этой публикации — шанс, что еще не все потеряно, хотел бы отметить, это не будет использовано для пиара и популизма. В то же время нападки (сколько их уже было) и доставание «аргументов», что кто-то что-то не понимает или «трудно решить этот вопрос», любые PR-шаги по введению общества в заблуждение будут дополнительными свидетельствами пагубности избранного властью курса. Как и «обоснование» целесообразности этого судна на «другом» направлении.

Во время войны Черчилль всегда исходил из логики: «Максимум пользы для обороны государства». Без внедрения этой аксиомы в нашей правительственной службе защитить и укрепить государство будет трудно...

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ