Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Антивалуевский закон

Должна ли украинцев в их стремлении защитить свое языковое и культурное пространство останавливать угроза шантажа со стороны бывшей метрополии и ее наемников
24 января, 2017 - 18:31
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

19 января в Верховной Раде был зарегистрирован проект №5670 закона «О государственном языке», который предполагает существенное расширение использования украинского языка как в государственной сфере, так и в СМИ, кинематографе, рекламе и книгоиздательстве. В отличие от действующего сейчас «закона Кивалова-Колесниченко», предлагаемый законопроект не просто декларирует статус украинского языка как государственного, но и определяет, что же это означает на практике.

Все фильмы и сериалы, мультфильмы и документалистика, изготовленные кинематографистами Украины, должны быть на украинском языке. Языком телевидения и радиовещания Украины также становится украинский. Печатные СМИ, зарегистрированные в Украине, будут обязаны перейти на украинский язык. Законом допускается, по желанию владельцев печатных изданий, издаваться в нескольких языковых версиях. Но при условии, что украинский тираж будет составлять не менее половины от совокупного тиража всех языковых версий. Книгоиздательство в Украине тоже должно стать украиноязычным. Как и реклама — полностью на украинском языке.

В законе указывается, что «каждый гражданин Украины обязан владеть государственным языком как языком своего гражданства». Также очерчивается круг лиц, которые должны свободно говорить на украинском языке. Это президент Украины, премьер-министр, глава Верховной Рады и другие высокопоставленные чиновники. В частности, указывается, что «языком заседаний, мероприятий, встреч и рабочего общения в органах государственной власти, органах власти автономной Республики Крым и органов местного самоуправления, в государственных и коммунальных предприятиях, в учреждениях и организациях, других субъектах хозяйственной деятельности государственной и коммунальной форм собственности — есть государственный язык».

Тем не менее, часть экспертов и комментаторов заговорила о нарушении гражданских прав. Казалось бы, что плохого в том, что человек, претендующий на место в украинской власти любого уровня будет сдавать экзамен на знание государственного языка? И разве может быть «унизительным» тот факт, что государственный язык, знать который обязан каждый гражданин Украины, теперь будет превалировать в публичной и государственной сфере страны? А уж посмотреть, как закон о государственном языке будут выполнять чиновники Крыма и Донбасса после того, как эти территории будут деоккупированы — сам бог велел. Такое зрелище уже само по себе способно стать самым популярным реалити-шоу страны.

Закон защищает украинское пространство от засилия русского языка. Однако не стоит думать, что речь идет о набившем оскомину противостоянии русскоязычных и украиноязычных украинцев. Все намного сложнее.

Противники принятия законопроекта указывают, что по своей радикальности он напоминает Валуевский циркуляр наоборот. И тут хотелось бы спросить людей, всерьез распространяющих данный тезис: «Вы действительно считаете корректным проводимое вами сравнение?». Насколько допустимой является параллель между законом, закрепляющим использование государственного украинского языка в государственной и публичной сфере Украины с царским циркуляром, запрещающим украинский язык и предрекающим его на полное уничтожение? Ведь украинский язык, может полноценно существовать и развиваться только в границах украинского государства. Тогда как русскому языку, по крайней мере пока существует российское государства, вымирание не грозит.

Валуевский циркуляр представлял из себя тайное предписание министра внутренних дел Российской империи П. А. Валуева от 30 июля 1863 года о приостановлении печатания на «малороссийском наречии» литературы религиозной, учебной и предназначенной для начального чтения. Цензурой разрешались «только такие произведения на этом языке, которые принадлежат к области изящной литературы». То есть была разрешена только художественная украиноязычная литература. Но и она Эмским указом от 30 мая 1876 года оказалась под запретом. Если Валуев пояснял циркуляр необходимостью Российской империи противостоять попыткам осуществления «сепаратистских замыслов» украинцев, «под предлогом распространения грамотности и просвещения», то Эмский указ уже впрямую обвинил украинских просветителей в том, что они хотят «вольной Украины в форме республики, с гетьманом во главе».

Валуевский циркуляр, а за ним и Эмский указ были безусловными проявлениями культурного геноцида, направленного на уничтожение украинского языка, украинской культуры и, соответственно, украинского народа. О каком культурном уничтожении говорят противники закрепления украинского языка в украинском независимом государстве? Украинство искоренялось Российской империей именно потому, что оно несло в себе идеи свободы и государственной независимости. Поэтому любой закон, возвращающий украинский язык в Украину на его законное место, это не «валуевский циркуляр наоборот». Эта антивалуевская программа возрождения и развития украинской культуры и языка, которую необходимо было принять с первых же дней создания независимого украинского государства.

Тема языка — одна из самых болезненных в Украине. Не стоит забывать, что один из авторов действующего сегодня закона — бывший народный депутат Вадим Колесниченко сразу после победы Революции Достоинства бежал в оккупированный Российской Федерацией Крым. Какой стране служил этот антинародный депутат, не сложно догадаться. Любая попытка расширить употребление украинского языка в Украине всегда становилась поводом для шовинистических высказываний и распространения украинофобии. Голосование постмайданной Верховной Рады за приостановление действия закона «Кивалова-Колесниченко» в 2014 году было использовано российской пропагандой для разжигания сепаратистских настроений.

Можно не сомневаться, что в случае принятия законопроекта № 5670 нас ждет лавина антиукраинских заявлений и манипуляций. На самом деле они уже начались. Рассуждать абстрактно о радикализме украиноязычных украинцев, забывая при этом, что война, которую ведет империя против украинского языка длится сотни лет — несколько странно. Имеют ли право украинцы устранять на своей земле последствия многочисленных культурных этноцидов, которым подвергался народ на протяжении сотен лет? Ответ на этот вопрос очевиден. Но главное даже не это. Вопрос в другом: должна ли украинцев в их стремлении защитить свое языковое и культурное пространство, останавливать угроза шантажа со стороны бывшей метрополии и ее наемников? И тут хотелось бы заверить всех защитников укоренившейся валуевщины — у вас уже не получится остановить возрождение украинского языка на украинской земле. В какие бы обертки вы ни заворачивали свои циркуляры.

ГОЛОС ИЗ «ФЕЙСБУКА»

«ВСЕ ПРОЕКТЫ ПАТРИОТИЧЕСКИЕ, ВСЕ НУЖДАЮТСЯ В ДОРАБОТКЕ»

Николай КНЯЖИЦКИЙ, народный депутат, фракция «Народный фронт»:

— Итак, существует три проекта законов о государственном языке. Теперь в комитете мы попробуем быстро прийти к компромиссу и предложить залу адекватный проект. Все три закона патриотические. Среди авторов одного — Ярослав Лесюк, Игорь Васюник, Oleg Medunitsya и еще свыше 30 депутатов, среди авторов второго — Андрей Ильенко, Мария Матиос, автор этого поста и еще ряд депутатов, а третий подали Iryna Podolyak, Анна Гопко, Леонид Емец,Oksana Syroyid, Sergey Vysotsky и другие. Некоторые коллеги подписали несколько проектов. Все проекты патриотические, все нуждаются в доработке. Это и будет сделано у нас в комитете в ближайшее время. Конфликтной ситуации между авторскими коллективами нет и не будет. Противоречивые моменты касаются регуляции медиа, культуры, книгоиздания, использования компьютерных программ. Есть полное понимание подходов к использованию государственного языка государственными служащими, органами и в отношениях с ними. В одном из законов регулируется и использования языков меньшинств, авторский коллектив другого завершает подготовку отдельного закона, который это будет регулировать. Все законы готовились в тесном сотрудничестве с учеными. Нам важно сделать закон действенным, демократическим, таким, который поддержит большинство украинцев и международные организации. Мы это сделаем.

«ЯЗЫКОВОЙ ВОПРОС» СЛЕДУЕТ ВЫНОСИТЬ В ПУБЛИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО КАК МОЖНО МЕНЬШЕ И КАК МОЖНО ОСТОРОЖНЕЕ»

Алексей ПАНИЧ, доктор философских наук, профессор, ведущий научный сотрудник НПО «Дух і Літера»:

— Я считаю, что «языковой вопрос» следует выносить в публичное пространство как можно меньше и как можно осторожнее — так как нет лучшего способа мгновенно рассорить между собой патриотов Украины, которые одинаково пылко (готов допустить это априори) болеют за наше государство, но очень по-разному видят целое украинской нации и способы его последующего укрепления.

В целом я убежден, что решить «языковой вопрос» в любой дискуссии прямо сейчас принципиально невозможно, а стремление к такому быстрому решению по своей сути разрушительно.

Объясню, почему.

Когда патриоты Украины спорят по поводу соотношения в Украине украинского языка и других языков (в первую очередь русского), речь идет ни о чем ином как о соотношении этнической и политической составляющей в украинской нации. Но этот вопрос вообще не имеет теоретического решения. Соотношение этнической и политической составляющей любой нации — это динамический культурный процесс, который живет и длится столько, сколько живет нация.

Главное, что нам нужно, — это слышать в этом процессе друг друга и не поубивать друг друга за то, что кто-то другой видит целое украинской нации не так, как его видит этот конкретный патриот со своими единомышленниками.

Патриотизм может и должен быть нашей общей ценностью, о которой в любом случае не следует забывать. Все расхождения в соотношении языков в разных областях украинской жизни следует обсуждать только на этом общей почве. А монополии на патриотизм (и его конкретное понимание) не имеет ни та сторона, ни другая.

Скажу больше: учитывая сказанное, наиболее неконструктивная позиция в будущих дискуссиях — это именно стремление решить «языковой вопрос» в Украине одним законом раз и навсегда. Идея Die Endlosung der Sprachenfrage («Окончательного решения языкового вопроса») в действительности является, в определенном роде, не менее разрушительной и вредной, чем печальноизвестная идея «Окончательного решения еврейского вопроса» (die Endlosung der Judenfrage) — именно потому, что любое «окончательное решение» всегда а) делается силой, б) приводит к насилию и в) все равно не приводит к желаемому результату.

Российская империя тоже в свое время стремилась «окончательно решить» вопрос украинского языка. И разве это ей удалось?

И разве ее провал в этом стремлении нас ничему не научил?

Мудрости и терпения нам всем.

Рубрика: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments