Не всякий человек способен быть у власти, а лишь такой, что по природе своей стремится к правде и справедливости.
Станислав Ореховский-Роксолан, украинский писатель, оратор, публицист, философ, историк, полемист, гуманист эпохи Возрождения

Арабская весна 2.0

18 апреля, 2019 - 18:38

В лихорадке второго тура президентских выборов мы как-то пропустили очень важные события в окружающем пространстве. В арабском мире завершилась целая эпоха. В Судане свергнут последний долгожитель среди правителей-немонархов. Омар аль-Башир управлял страной почти 30 лет. До юбилея правления ему не хватило всего двух с половиной месяцев.

За 10 дней до этого в Алжире закончилась эпоха 82-летнего президента Абдель Азиза Бутефлики. До этого уходили президент Египта Хосни Мубарак и лично для него трагически лидер Ливии Муамар Каддафи.  

Уход суданского президента аль-Башира не означает смены режима. Власть в стране взяли военные — бывшие соратники президента. И это характерная черта многих переворотов и революций не только в арабском, но и в мусульманском мире. Военные фактически перехватили инициативу у гражданской оппозиции, которая на протяжении четырех месяцев выводила на улицы тысячи людей, требуя перемен.

Приближенные к власти в разных странах извлекли уроки из событий первой арабской весны и не хотят отдавать власть кому-то и отпускать ее на волю волн. Поэтому и решили сами не просто участвовать, но управлять революционным протестом. Традиционные арабские перевороты XX века трансформировались и сформировали новую систему смены власти в регионе.

Автократические режимы можно классифицировать по простому признаку: удавшиеся и неудавшиеся. Причем время существования последних не имеет принципиального значения. Оно может быть относительно коротким и довольно длинным. 

В Алжире военные и бюрократы создали жизнеспособный режим, что позволило им довольно долго терпеть и даже не принимать во внимание выходки и требования все более впадающего в маразм авторитарного правителя Бутефлику. Его решили заменить по причине полного износа как в прямом, так и в переносном смысле. К тому же только таким способом можно было хоть как-то успокоить протестующие массы. Сподвижники Бутуфлики долго колебались и не могли предпринять решительные действия из опасений расшатать режим настолько, что его пришлось бы спасать как в Египте.

В Судане в целом повторилось примерно то же самое. За одним внешним отличием. Омар аль-Башир выглядел вполне адекватно и поэтому его устранение выглядело как акт свершившейся революции. На самом деле ничего революционного в этом нет, так как пока замены чисто внешние и гражданская оппозиция не свертывает протестные акции.

Правление в Судане аль-Башира ознаменовалось отпадением Южного Судана и фактическим геноцидом темнокожего населения в Дарфурес жертвами которого стали сотни тысяч людей. Аль-Башир с юмором советовал Международному уголовному суду съесть выданный ордер на его арест. Тем не менее за время его правления  даже привилегированной части населения, арабам-бедуинам доставалось достаточно много и жилось очень несладко. Военная верхушка через какое-то время поняла, что протесты гражданских могут войти в резонанс с недовольством части военных и тогда события примут неуправляемый характер. Вот почему они предпочли вышедшего в тираж правителя арестовать, но сохранить ему жизнь и не выдавать международному суду.

Надо сказать, что транзит авторитарной власти может происходить не только способом типа арабской весны. В Казахстане многолетний правитель Нурсултан Назарбаев сам начал задуманный плавный переход власти. Не без интриги, так как в очередной раз назначенные досрочные выборы пока не выявляют фаворита. То ли нынешний президент Токаев, то ли старшая дочь елбасы Дарига Назарбаева. То есть авторитарные режимы могут использовать различные способы транзита власти и замены состарившихся правителей.

Политически алжирские и суданские перемены заставляют во многих столицах серьезно поломать голову. Во втором случае гораздо больше. Аль-Башир проводил откровенно пророссийскую политику. Даже обещал Москве военно-морскую базу на берегу Красного моря, но потом передумал.

В то же время Хартум стал серьезным заказчиком российского оружия. По неофициальным данным, с начала 2000-х в Судан из России были поставлены бронетранспортеры БТР-80 и БТР-80А, свыше 150 танков Т-72Б2, не менее 24 боевых вертолетов Ми-24 и 18 транспортных вертолетов Ми-8МТ, а также несколько десятков истребителей МиГ-29СЭ. В 2011 году Украина поставила истребители МиГ-29, а в 2013 году Беларусь — 12 фронтовых бомбардировщиков Су-24М и порядка 25 штурмовиков Су-25. Были закупки и китайской авиатехники. В 2017 году ВВС Судана получили шесть учебно-боевых самолетов FTC-2000.

Несмотря на заявления о готовности приобрести новейшие российские истребители Су-30СМЭ или Су-35Э, в последнее время обсуждались в основном вопросы обслуживания и модернизации советской и российской техники, которая находится на вооружении суданской армии. Желание перевооружить свою армию упирается в жесткие финансовые рамки, не позволявшие производить закупки новой техники.

При этом Судан богат полезными ископаемыми, хотя после отделения Южного Судана 75% месторождений нефти было потеряно, тем не менее 0,5 млн баррелей в день уходит на экспорт. Кроме того, в год добывается более 100 т золота. По экспорту этого драгоценного металла Судан занимает третье место в Африке после ЮАР и Ганы. В то же время 40% населения живет за чертой бедности. Их доход менее $1,25 в день. 

Именно добыча желтого драгоценного металла притягивает российских деятелей. В апреле 2013 года совместное российско-суданское предприятие Kush for Exploration and Production получило лицензию на золотодобычу в штате Красное море и Нил. Спустя два года запустило фабрику мощностью 150 тыс т руды в год. В середине 2015 года министр минеральных ресурсов Судана Ахмад Мохаммад аль-Карури сообщил, что российская компания Siberian for Mining разведала запасы золота в объеме порядка 46 тыс т. Рыночная цена этого золота оценивалась в $298 млрд. Руководитель Siberian for Mining Владимир Жуков тогда же заявил о планах строительства крупного завода на севере Судана по переработке добытого золота с объемом инвестиций €240 млн, хотя проект реализован не был и в конце 2017 года у компании была отозвана лицензия на добычу.

В марте 2017 года компания «Акрополь Групп» бывшего сенатора от Ингушетии Ахмета Паланкоева подписала с суданским правительством концессионное соглашение на золотодобычу. Различные источники также утверждали об интересе к добыче золота в Судане структур, близких к  бизнесмену Евгению Пригожину, с чьим именем также связывают деятельность ЧВК «Вагнер». 

В начале января 2019 года британская газета The Times со ссылкой на оппозицию Судана сообщила, что в Хартуме замечены русскоязычные наемники, выступающие на стороне властей. По данным газеты, это были представители ЧВК «Вагнер».

В Москве рассматривают Судан как плацдарм проникновения в экваториальную часть Африки. В частности, в Чад и Центральноафриканскую республику. Здесь Кремль сталкивается непосредственно с Парижем, который рассматривает эту часть континента как свой arri?re-cour — задний двор. Эти противоречия не следует недооценивать. В определенной мере активность Парижа на украинском направлении в виде приема двух кандидатов в президенты перед вторым туром не в последнюю очередь связана с африканским противостоянием с Москвой.

Внедрение в Судан Кремль рассматривает в связке с событиями в Ливии. Наступление армии Хафтара на столицу Триполи проходит под плотной помощью России, Египта и ОАЭ. Геополитически закрепление в Судане и Ливии обещает Путину выполнение давнего плана Сталина по выходу в Африку.

В то же время это растягивание Москвы на Дамаск, Хартум и Триполи-Бенгази. Соответственно на Крым и Донбасс, на второй особенно, внимания будет меньше. Хотя это нисколько не приближает решение столь важного для нас вопроса.

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ