Единственный признак, по которому узнаем народ, к тому же признак незаменим и окончательный - единство языка
Александр Потебня, выдающийся украинский языковед, философ, доктор филологии, профессор

Что несет миру Россия?

О заявлении Путина о борьбе с терроризмом
20 ноября, 2015 - 10:43
РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1998 г.

Путин признал, что над Синаем произошел теракт. Сделал он это после того, как по его требованию участники G20 отстранили Австралию, известную своей жесткой позицией в расследовании гибели малазийского самолета над Донбассом, от переговоров по Сирии. Вслед за этим Путин повторил историческое «мочить в сортире» в экспортном исполнении. Россия намерена искать террористов по всему белу свету и карать их. Тоталитарный режим в России получил международную легитимацию и лицензию на убийства по всему миру. А право на уничтожение Украины и до того за ним признали.

Только предвзятый или наивный человек может полагать, что кремль и в самом деле собирается бороться с терроризмом. Вся практика последних 15 — 20 лет свидетельствует о его симбиозе с террористами — явном или скрытом. Басаев был выращен ГРУ, как и террористы, которым Россия отдала Донбасс на разграбление. В Чечне произошло иное — одна группа террористов договорилась с федеральной властью об установлении собственных порядков в республике. По «Фейсбуку» ходит шутка, содержащая всего лишь перечисление взаимного уничтожения лидерами боевиков друг друга по всему миру. При этом все они удостоены звания Героя России. Старая традиция — Героем Советского Союза был агент абвера Насер, приютивший в Египте многих нацистов, — «красавчик, фашистский выкормыш, увенчанный нашим орденом и золотой звездой» (А. Галич).

Десятилетиями СССР поддерживал террористические движения самых разных идеологических направлений по всему миру. И сейчас у России прекрасные отношения с ХАМАСом, «Хизбаллой» и Тегераном. Из того, что какие-то террористические организации Москва теперь будет уничтожать, вовсе не следует, что это будет борьба с терроризмом как явлением. Война с бандитскими группировками не тождественна борьбе с преступностью. Мы видим претензии преступного авторитета на должность шерифа.

Теракты и заявление Путина сравнимы еще с убийством Кирова и его последствиями. Нет ни малейших сомнений, что террористами будут объявлять тех, кого кремль назначат террористами. Дело Сенцова и дело Савченко показали, как это делается при соблюдении судебных процедур. Сейчас же начнутся бессудные расправы. Впрочем, что это я говорю! Они давно идут. За последние полтора десятилетия не было вынесено ни одного судебного приговора, который не вызывал бы вопросов и сомнений. По существу, ни один теракт не был расследован должным образом. Вместо этого постоянно идут сообщения об уничтожении то одного, то другого полевого командира. Информацию эту предлагают принимать на веру и вопросов не задавать. Но эта активность не позволила предотвратить трагические теракты, которые по-прежнему происходят в России.

Нет, господа, не получится. Ничего не получится. Не сложится. Совсем недавно не получалось требовать от государства, которое захватывает чужие территории, развязывает войны, преследует людей за «мыслепреступления», чтобы оно боролось с коррупцией. Нельзя искать справедливости у гестапо и НКВД — смешно это, глупо. И так же нелепо ждать от того же государства, чтобы оно покарало террористов и боролось с терроризмом, который ему очень и очень нужен.

Психоз получится, массовое озверение удастся. Справедливости, мира и безопасности не будет, они не нужны этой власти. После признания теракта над Синаем среди прогрессивной общественности началась истерика. Основная ударная сила та же, что при раскручивании навального психоза,       — прогрессивная общественность: «будьте вы прокляты», «найти и покарать». Путин знает свой народ и свою интеллигенцию.

Не надо только одного — демонизировать спецслужбы. Нужно лишь понимать их функции в тоталитарном разделении труда. ЧКГБ во все времена была ближе агитпропу, чем милиции, имевшей хоть какое-то отношение к реальной жизни людей. Чекисты же занимались, в первую очередь, мифотворчеством. Поначалу сами создавали подполье: никто никогда точно не узнает, чем же был знаменитый «Трест» — заговором Артузова в союзе с монархистами, подставной организацией для обмана эмиграции, внутренней провокацией или просто блефом с целью повышения статуса и финансирования. Скорее всего, сразу всем. А уж в тридцатые годы НКВД создавало иллюзию вражеского проникновения во все щели и норы, производя в шпионы миллионы людей.

Вот и выходит, что к реальности спецслужбы, как и идеологический аппарат, как агитпроп, отношения не имели. Они создавали потребную власти картину мира. И убивали, убивали, убивали. Демонизации гебня не достойна, а вот понимать ее роль и место необходимо.

Теперь их задача — распространить свою деятельность на весь мир. Заявление Путина — это декларации о мировом господстве. В нынешнем мире его достигают без эпических усилий миллионных армий, но, как и прежде, ценой крови, страданий и, главное, деградации людей. Это та же гибридная война, что опробована в Украине, но уже в мировом масштабе — максимальное использование новейших технологий, сетевых сообществ, медиа-террора, эрозии общественных ценностей, разобщения и атомизации, человеческой низости. И убийств, насилия, угроз, запугивания, обращения человеческих сообществ в толпы и стада. Вот что несет миру Россия.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ