Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

Фонд перемен

25 августа, 2018 - 13:00

Всякий, кто хотя бы немного задумывался о проблемах украинской политики, рано или поздно упирался в вопрос олигархов.

В самом деле, и Оранжевая революция 2004 года, и революция Достоинства 2013-2014 годов имели своей конечной целью поставить политическую жизнь страны под контроль граждан – то есть, попросту говоря, установить в Украине демократию. Попутно речь шла о превращении Украины в современное демократическое и правовое государство, об интеграции в Европу – но ведь и эти задачи были бы неразрешимы без демократии. В тираническом или олигархическом государстве права человека находятся под большим вопросом, да и в Европе ему делать нечего. Основные усилия прилагались ради демократии.

Тем не менее, во многих отношениях воз и ныне там. Преобразования, идущие в Украине, честнее было бы назвать потугами на преобразования. Украинское общество по-прежнему существует отдельно, политический класс – отдельно, и обществу он практически никак не подконтролен, зато теснейшим образом связан с олигархами (собственно, они и составляют его ядро). Они и решают свои дела через президента, парламент и правительство.

Приходя на выборы, украинец заглядывает в бюллетень и видит: вот этот кандидат представляет интересы Пинчука, этот – Ахметова, а этот – Коломойского… Избиратель думает: «Хорошо, конечно, что у меня есть хотя бы такой выбор – россияне и белорусы даже его лишены. Но где же тот кандидат, который представлял бы мои интересы?».

Такого кандидата не только нет, но и в принципе быть не может. Причина проста: сохранившиеся с дореволюционных времён неформальные связи внутри системы, конечно, важны, но ведь они - всего лишь каналы применения той силы, имя которой деньги. Олигархи правят всем постольку, поскольку этой силой располагают. Кто ужинает девушку, тот её и танцует, и в наибольшей степени сказанное относится к девушкам политическим. Деньги дают олигархам возможность выпускать на политическую сцену лишь тех актёров, которые им угодны – и на тех условиях, которые им угодны.

Поэтому, думается, тщетны надежды на возможных «несистемных» кандидатов в президенты. Хотя бы на артистов, таких, как Святослав Вакарчук или Владимир Зеленский. Пусть сейчас они находятся и вне системы, но оказавшись у власти, любой из них будет вынужден играть по её правилам. Ведь сам государственный аппарат останется неизменным, силы, воздействующие на него – тоже. Так ли уж важно, кто занимает первое место? При благоразумном Августе, жестоком Тиберии и безумном Калигуле Римская империя жила и развивалась примерно одинаково.

Ещё с предреволюционных времён (будь это не так, и сама революция оказалась бы невозможна) в украинском обществе существует то, что можно назвать «консенсусом перемен». Детали могут различаться, но в главном наиболее активная и передовая часть этого общества согласна: страна нуждается в таких-то и таких-то переменах.

И с тех же самых пор идёт дискуссия: как осуществить эти перемены на практике? Ответов даётся немало, но и я рискну предложить свой – конечно, всего лишь один из возможных.

«Консенсус перемен» в самом деле существует. И отнюдь не все его сторонники бедны – в их ряды входит не только мелкий, но и средний бизнес, и менеджеры, далеко не все из которых зарабатывают мало... Однако все эти люди лишены возможности осуществить на практике свой политический идеал. Сравнение с Францией 1789 года уже давно навязло в зубах, и всё-таки стоит ещё раз вспомнить о нём.

Силе, как известно, нужно противопоставлять силу, хитрости – хитрость, а деньгам – деньги. У олигархов они есть, но не только у них. На основании идей «консенсуса перемен» можно создать то, что здесь мы условно назовём «Фондом реформ». Речь идёт не о партии, не о силе, претендующей на политическую власть – а об институте общественном,  который финансировал бы партии и отдельных политиков, стоящих за реформы. А сами эти субъекты политики, получая гранты от Фонда, зависели бы уже от него, а не от олигархов.

Технически это можно было бы осуществить примерно так (сейчас речь идёт лишь об одной из возможных схем). Итак, провозглашается создание Фонда, причём его идейная платформа – тот самый «консенсус перемен». Во главе организации встают люди, пользующиеся доверием общества и известные своей честностью и приверженностью к переменам.

Всякий, кто желает реформ, перечисляет в Фонд посильную для себя сумму. Сделав это, он регистрируется на сайте Фонда и получает право голоса. Разумеется, на этом же сайте публикуется информация о каждой полученной и потраченной гривне – всё должно быть абсолютно прозрачно, без этого и сама идея теряет смысл.

В дальнейшем, если некий политический субъект, претендующий на власть в Украине, заявляет своей целью реформы и желает получить на это средства – он должен доказать, что потратит их именно на эту цель. На сайте Фонда проводится голосование среди пожертвователей – ведь кто тратит деньги, тот и должен решать, на что они пойдут.

И на этом пути есть масса ловушек. Какую-то часть денег, конечно, разворуют, и с этой перспективой заранее придётся смириться (но не с самой кражей – и карать за неё по всей строгости). При всём уважении к Украине, здесь даже в деле борьбы с коррупцией способны развести коррупцию, а украдут даже то, что украсть в принципе невозможно. Но всё остальное будет употреблено на дело – во всяком случае, такая надежда есть.

Другую опасность представляет Россия, у которой денег более чем достаточно. Она вполне может через подставных лиц организовать финансирование Фонда и навязать ему свои цели. О такой угрозе тоже нельзя забывать. Москва вполне может обратить стремление украинцев к переменам в его собственную противоположность, как уже неоднократно делала.

Однако  в том и состоит преимущество Фонда, что быть значительной силой он может лишь постольку, поскольку общество ему доверяет. Поэтому он, подобно жене Цезаря, не может допустить, чтобы на него упала даже тень подозрения. И неважно, будет это подозрение в работе на Россию или в воровстве. Кончилось доверие - кончился и Фонд.

А если так, то главной – или хотя бы одной из главных сил в политике станет общественное доверие. Разве не к этому мы стремимся?

 

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments