Самая большая ошибка в том, что мы быстро сдаемся. Иногда, чтобы получить желаемое, надо просто попробовать еще раз.
Томас Эдисон, американский ученый и изобретатель

Германский «Тяни-Толкай»

23 апреля, 2018 - 17:46

Рассматривая заявление военного министра Германии Урсулы фон дер Ляйен, нужно помнить, что слова политика подобного ранга – не такая вещь, которой можно пренебрегать. Тем более слова настолько решительные: «Западу необходимо вести более жесткую политику в отношении России и действовать против нее с позиции единства и силы, чтоб заставить выполнять обязательства… Президент Путин не ценит слабости». Казалось бы, министр сказала лишь то, что и так представлялось очевидным как минимум с момента аннексии Крыма. Однако теперь тот факт, что Путин признаёт лишь силу, перестал быть секретом Полишинеля: европейские политики о нём не только знают, но и говорят в открытую.

Правда, риторика продолжает оставаться достаточно осторожной. Та же фон дер Ляйен оговаривается, что Западу, в отличие от Кремля, «образ врага» не нужен, и следует сохранять готовность к диалогу с Москвой. Иначе говоря, «жёсткая политика» есть лишь средство, цель при этом остаётся прежней: договориться по-хорошему. С психологической точки зрения налицо серьёзный промах: поскольку Путин и его окружение уверены, что Европа настроена на диалог, постольку они и впредь будут вести себя так, как считают нужным. Эти люди боятся только конфликта, а диалог мыслят лишь на своих условиях.

Представляется весьма интересным различие между европейской и американской позицией в отношении России. США действуют относительно решительно и жёстко. В конце минувшего года Вашингтон всё-таки принял долгожданное решение о поставке Украине противотанковых комплексов «Джавелин» - и это притом, что президент Дональд Трамп с самого начала не скрывал своих пророссийских настроений. Не так давно американские экономические санкции нанесли по российской экономике довольно чувствительный удар. Удар не смертельный, однако с европейскими булавочными уколами его никак нельзя сравнить. Более-менее антироссийскую позицию занимают и британцы, но островитян можно лишь с большой долей условности отнести к Европе – в основном они сами по себе.

В Старом Свете ничего подобного нет. Здешние политики, осуждая действия России на словах, практически ничего не делают для того, чтобы причинить ей реальный вред и заставить отказаться от агрессивной внешней политики. Более того, когда в феврале 2015 года президент США Барак Обама намеревался поставить Украине оружие, именно германский канцлер Ангела Меркель отговорила его от этого, ссылаясь на то, что нужно оставить пространство для «реализации дипломатических, политических усилий».

Относительно недавно, в начале января нынешнего года, глава германской внешней политики Зигмар Габриэль (уже давно известный своими симпатиями к Кремлю) отменил свою поездку на Донбасс, которую предполагал совершить совместно со своим украинским коллегой Павлом Климкиным. Официальной причиной отмены стала плохая погода, но результатом – возможность для германской дипломатии и дальше закрывать глаза на положение дел в регионе.

Похоже, Германия (которая, конечно, не вся Европа, однако самая богатая и влиятельная страна континента) оказалась по отношению к России в положении «Тяни-Толкая». Бизнес тянет её в одну сторону, иные соображения (в том числе политические) толкают в другую.

Согласно данным Российско-германской внешнеторговой палаты, в минувшем году объём торговли между этими двумя странами вырос на 22,8 процента и достиг суммы 41 миллиард евро или 50 миллиардов долларов. Согласитесь, после такой новости трудно произносить слово «санкции» без иронической усмешки.

Официальный Берлин не может не считаться с интересами германского бизнеса, а он тесно связан с Россией. Деловые интересы, например, американских предпринимателей в меньшей степени зависят от РФ, поэтому Вашингтон может допустить в этом отношении гораздо большую свободу действий, чем руководство Германии. Рисковать состоянием своей экономики желающих немного.

Однако это лишь одна сторона вопроса. ФРГ как один из европейских лидеров (наряду с Францией) более всех заинтересована в спокойствии и благополучии континента. Угрожает же этому спокойствию именно Россия своим посягательством на территории и принципы – в первую очередь на принцип нерушимости границ. Спокойно смотреть на это Германия если и может, то лишь недолгое время.

В последние годы германский «Тяни-Толкай» оказался в очень сложной ситуации, где нужно тянуть так, чтобы это не повредило толканию.

Стоит сделать поправку и на то, что Урсула фон дер Ляйен возглавляет лишь одно из министерств, причём такое, которое напрямую не связано с внешней политикой. Поэтому она может позволить себе несколько большую свободу в высказываниях, чем та же Ангела Меркель.

Нельзя исключить, что слова министра обороны означают если не смену германского внешнеполитического курса, то хотя бы пробу – чтобы увидеть реакцию общества и определиться с дальнейшими действиями. Важно понять, что именно означает фраза о «жёсткой политике» и означают ли вообще что-либо.

На практике подобная политика могла бы проявиться в первую очередь в экономических санкциях наподобие тех, которые недавно применили США. Действительно, германский бизнес связан с Россией – но ведь в той же мере и российский бизнес связан с Германией, и ровно настолько же открыт для удара. Вопрос в том, насколько в Берлине готовы такой удар нанести.

Впрочем, нельзя не отметить, что Урсула фон дер Ляйен в числе прегрешений Кремля на первое место поставила аннексию Крыма и вторжение на Донбасс. Существовал риск, что после всех недавних событий в Сирии Запад попросту забудет об украинской проблеме как менее важной. По счастью, этого не произошло.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments