Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Гильотина как «воспитательное средство» для бюрократов

или Почему не стоит вызывать тень королевы Марии-Антуанетты
21 апреля, 2016 - 12:15

14 апреля во время назначения нового состава правительства Украины во главе с Владимиром Гройсманом в Верховной Раде выступил Президент Петр Порошенко. Внимание автора этих строк привлекла та часть речи главы государства, где господин Порошенко говорил о необходимости существенного ускорения реформ, реальной и решительной борьбе с коррупцией, ограничении и противодействии всевластию бюрократов. Цитируем дословно: «Один из министров экономики обещал дерегуляционную гильотину, но она до сих пор так и не обрушилась на головы бюрократов. «Если бы во время Великой французской революции гильотину готовили настолько долго, королева Мария Антуанетта до сих пор была бы жива», — это я так пошутил во время Национального совета реформ» — резюмировал Президент.

Стоит сказать, что и шутка Порошенко, и вообще образ «дерегуляционной гильотины», как и упомянутое имя королевы Марии-Антуанетты, — все это выглядит не очень уместно. Исторические аналогии, в принципе, вещь довольно рискованная, и в данном случае тоже. Стоит ли вызывать тень несчастной королевы Марии-Антуанетты, отправленной на гильотину по приговору «народного трибунала» как «враг народа» в октябре 1793 года, — стоит ли это делать сейчас, в момент, когда настроения в сегодняшней Украине, может, еще и не стали прямо предреволюционными, но вот-вот станут таковыми при активном содействии правящего класса, который, кажется, по мировоззрению является прямым наследником упомянутой королевы («Чего хотят эти люди?» — спросила она, увидев толпу народа у своего дворца. — «Они хотят хлеба», — ответили королеве. — «У них нет хлеба? Так почему они тогда не едят пирожные?» — удивилась Мария-Антуанетта. Ей не забыли этих слов, хотя, конечно, революционный террор — вещь ужасная)?

Понимают ли спичрайтеры Президента (или он сам), что вспоминать гильотину, которая тогда, в 1793–1794 гг., не разбирала виновных и невиноватых, рубила головы «подозрительным» (очень характерное словцо!) или просто зажиточным элементам, — вспоминать эти орудия убийства, пусть даже в образном, «дерегуляционном» смысле — это допускать по крайней мере досадную бестактность (не говоря уже о том, что известная концепция «дерегуляции» разделяется далеко не всеми авторитетными экономистами — но это уже другая тема). Может, лучше не забывать простые истины: если призывать революционные реалии с их гильотинами, «врагами народа» (термин все из тех же времен, о которых говорил Порошенко; кстати, в 1794 году Франция внедрила смертную казнь за спекуляцию), террором и кровью — то так же, как если призывать нечистую силу или волка — так они и придут. Тем более, что огненное дыхание революции уже можно услышать.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ