История - сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего
Сервантес Сааведра, испанский новеллист, драматург и поэт, классик мировой литературы

Готов ли «несвятой Лука» вернуться в московское стойло?

16 февраля, 2019 - 18:58

Трехдневные переговоры в Сочи между Путиным и Лукашенко, по официальной версии, закончились ничем. Ключевые для белорусской экономики вопросы о ценах на российскую нефть и газ, по словам обоих президентов, так и не были подняты. Мол, до них просто не дошли. И на горных лыжах оба (плюс младший сын Лукашенко Коля, который традиционно сопровождал отца) успели покататься, и в хоккей поиграть, причем оба в одной команде (которая, конечно, вдребезги разнесла соперников со счетом 16:1), и выставку юных художников, скульпторов и гончаров осмотреть, и поговорить обо всем на свете – а вот о ценах на российские энергоносители не было сказано ни слова, и даже сами слова «нефть» и «газ», по словам Лукашенко, не были произнесены. Интересно, зачем же тогда Путин вызвал своего белорусского коллегу в Сочи после бесплодных предновогодних переговоров на тему энергоносителей в Москве (тех, куда «бацька» привез в подарок несколько мешков картошки разных сортов и кусок сала для стола главного «кремлевского чекиста»)?

Впрочем, представляется, оба президента слукавили. Не могли не касаться вопроса о ценах на энергоносители. Это российские журналисты, если им только намекнуть, послушно проглотят слова Лукашенко о том, что «мы никогда россиянам не будем поставлять ни плохую водку, ни плохую закуску». А каждый человек, который хоть немного разбирается в экономике, знает: количество и качество такой водки и закуски коррелируется с общим состоянием экономики Беларуси, а это состояние – с поныне льготными ценами на российские энергоносители. Не будет таких цен – и социальная стабильность в Беларуси, а вместе с ней режим личной власти Лукашенко и контролируемая им экономика пошатнутся.

Нет, разговоры о ключевом для Беларуси вопросе велись. Косвенные свидетельства этого дали оба президента. Лукашенко, который не так давно чуть ли не с пеной у рта отстаивал независимость управляемого им государства, вдруг заговорил в ощутимо другой тональности, наплетя вокруг этой проблемы такого кружева, как заяц по снегу, запутывая след. Он заявил, что для него лично суверенитет Беларуси – «это икона, это святое», но вместе с тем он готов к интеграции настолько, насколько этого захотят народы двух стран. Впрочем, оцените сами. «Слушайте, зачем нам поднимать вопрос суверенитета России и Беларуси? Это икона, это святое. Вы – россиянин, обычный человек, можно сказать, но я Вам задам вопрос: вы готовы сегодня уступить или торговаться суверенитетом? Я не о независимости говорю. Для меня независимость – это понятие относительное, суверенитет – все, что в границах. Никто, никогда ни одно государство – примером тому Китай есть – они никогда не говорят о суверенитете, поэтому нет у нас проблемы с суверенитетом, даже в этом контексте не обсуждаем этих проблем». Вы что-то поняли, кроме того, что эта проблематика для Лукашенко действительно болезненна, потому что она связана с его властью? Впрочем, дальше президент Беларуси несколько прояснил ситуацию. Мол, стороны исходят из того, что «сегодня есть два государства». И добавил: «Вы знаете, как они образовались, не мы с президентом (Путиным – С.Г.) были инициаторами развала того государства, у нас одинаковая позиция по этому вопросу. Так случилось, что два государства», - и при этом слукавил, потому как был одним из тех, кто занес в зал заседаний Верховного Совета Беларуси бело-красный национальный флаг... А дальше, после панегириков нынешнему положению дел («мы говорим на одном языке и понимаем одинаково проблемы... дело здесь не в суверенитете»), намекнул, что возможны радикальные изменения: «Я выскажу свое мнение, думаю, мой коллега и мой друг согласится с этим: мы готовы настолько уходить далеко в единении, объединении наших усилий, государств и народов, насколько вы готовы... Слушайте, мы завтра можем объединиться вдвоем, у нас проблем нет. Но готовы ли вы, россияне и белорусы, на это? Вопрос. Поэтому это надо адресовать вопрос к себе. Насколько вы готовы, настолько мы будем выполнять вашу волю. Если не готовы – какова бы ни была мощная Россия и огромная, она сегодня не в состоянии навязать волю кому-то. Тем более мы, но нам это и не нужно... Поэтому готовьтесь вы: в своем сознании. В своем поведении, цели ставьте перед собой, я имею в виду народы России и Беларуси, а мы будем их реализовывать, мы – ваши слуги». Этаких двое «слуг народа», не хватает третьего...

А вот Путин был значительно четче – и, как всегда, несравненно лживее. «Суверенитет и независимость – это очень близкие понятия, конечно. Но о чем сейчас Александр Григорьевич говорил, мы с ним вчера, позавчера говорили об этом: полностью независимых государств в мире просто не существует, - заявил Путин. – Современный мир – это мир взаимозависимости. Посмотрите, что происходит, скажем, в Западной Европе. Там Европарламент принимает обязательных к выполнению всеми членами ЕС решений больше, чем Верховный Совет СССР в свое время принимал таких решений для союзных республик. Это что, независимость?» Опять-таки, российские журналисты и российский «пипл» проглотит это (и не такое глотать приходилось!), а вот любой находящийся в сознании человек отметит, что реальную власть в СССР олицетворяла (до 1990-го года) не Верховный Совет, а «директивная инстанция», то есть ЦК КПСС, а еще точнее – политбюро. И, ясное дело, в каждом государстве – члене ЕС парламент и правительство формируются по результатам свободных всеобщих выборов, а не назначаются по директивам Москвы (читатели «Дня» старших возрастных категорий хорошо помнят, какими были «выборы» в СССР и УССР даже в первые годы перестройки). И, наконец, к ЕС стояла и стоит большая очередь на вступление, а в СССР войти стремились только коммунистические Болгария и Монголия (и то не народы – их никто не спрашивал, а номинальные «лидеры» этих стран – сателлитов Кремля ради улучшения социально-экономической ситуации на вверенной им территории). Впрочем, по словам Путина, нет независимости и в Североатлантическом Альянсе. «Скажем, военные союзы, такие, как НАТО. Что, думаете, кто-то из европейских стран хочет, чтобы американские ракеты средней дальности появились в Европе? Да никто не хочет, но сидят, молчат. Где их суверенитет?» И снова ложь. Во-первых, НАТО – это не военный, военно-политический союз, в последние годы – больше просто политический. Во-вторых, о размещении этих ракет упорно просят Польша и Румыния, которым непосредственно угрожает российская агрессия. В-третьих, решения в НАТО принимаются консенсусом, не так ли?

Как по мне, Путин, перед журналистами воспев «наднациональные органы» на примере Евразийского экономического союза (где контроль принадлежит России), не прочь поставить такие же органы – разумеется, «по воле народов», «по примеру ЕС» - и над Россией и Беларусью. Лукашенко же хочет отсрочить эти пертурбации, максимально продлив в будущее свое полновластие и получив взамен российские энергоносители по льготным ценам. Что дальше? Как говорится в популярной поговорке, либо падишах умрет, либо ишак сдохнет. Вот только кто в этом раскладе будет играть роль ишака?

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments