Нация держится духовными усилиями личностей
Евгений Сверстюк - философ, главный редактор газеты «Наша вера», публицист, бывший диссидент и политзаключенный

Ил-20: Кто стрелял?

22 сентября, 2018 - 10:11

История с гибелью российского самолета радиоэлектронной разведки Ил-20 очень хорошо вскрывает подлинное состояние российских вооруженных сил в Сирии и политические проблемы вокруг сирийского конфликта. Вскоре после того, как самолет исчез с экранов радаров, представитель российского Министерства обороны дал понять, что он мог быть сбит израильскими самолетами или ракетами французского фрегата. Действительно, примерно в то время, когда исчез Ил-20, четверка израильских F-16 атаковала склад боеприпасов иранцев и «Хезболлы» и другие объекты вблизи Латакии (в результате от склада ничего не осталось, а от хирургически точных ударов соседние здания не пострадали). Но уже утром Минобороны версию поменяло и заявило, что российский самолет был сбит сирийскими правительственными войсками из зенитно-ракетного комплекса С-200, на его борту погибли 15 человек, но виноваты в этом все равно израильтяне. Дескать, это они прятались за Ил-20 от сирийской ПВО и тем спровоцировали его уничтожение, отвлекли на него сирийские ракеты, так как отражающая поверхность у Ил-20 раз в 10 больше, чем у F-16. Поэтому Россия оставляет за собой право на адекватные ответные меры против Израиля, который предупредил российское командование о своей атаке всего лишь за минуту до ее начала, когда уже не оставалось времени посадить Ил-20. И эту же версию и обвинения против Израиля повторил сам министр обороны Сергей Шойгу. На самом деле израильтяне предупредили россиян об ударе не за минуту, а за несколько минут, так что времени посадить Ил-20 было достаточно.

У всех тех, кто мало-мальски знаком с принципами работы современной ПВО, объяснения российских военных могут вызвать лишь улыбку. Российский самолет заходил на посадку на авиабазе Хмеймим с высоты 5 км. Израильские самолеты атаковали объекты в Латакии с малой высоты порядка 200 м. Они никаким образом не могли слиться на сирийских радарах в одну группу целей. Более того, вполне вероятно, что, из-за малой высоты полета, F-16 вообще не отразились на экранах сирийских радаров. Главное же, в ПВО существует железный закон: в том секторе, где в воздухе находятся свои самолеты, огня не открывать, пока они не уйдут в безопасную зону. Действительно, из-за значительно большей отражающей поверхности самонаводящаяся инфракрасная ракета С-200 из двух целей выберет Ил-20, а не F-16. Российский разведчик, переделанный из пассажирского Ил-18, - машина большая и, в сравнении с современными истребителями, тихоходная. Сбить ее не представляет труда даже из такого явно устаревшего ЗРК как С-200. Но, зная, что в воздухе находится свой Ил-20, только безумец распорядиться осуществить пуск ракет, понимая, что они, скорее всего, попадут в самолет-разведчик. Судя по реакции российских военных, о роковом полете Ил-20 они сирийских союзников не информировали. Если это действительно так, то иначе как головотяпством подобное не назовешь.

Интересно также, что в опубликованном к настоящему времени списке погибших – только 14 имен и фамилий, а не 15, как можно было ожидать. Причем один из помещенных в список офицеров попал туда по ошибке, так как в действительности погиб его однофамилец. Не исключено также, что пятнадцатый погибший, имя которого пока не оглашают, это какой-нибудь высокопоставленный офицер или генерал спецслужб, о чьей гибели в настоящий момент не хотят сообщать.

Путин, как ни странно, дал понять Шойгу, что в виновность израильтян в гибели Ил-20 не верит и что речь скорее должна идти о цепи трагических случайностей. Как кажется, после разгрома «вагнеровцев» Владимир Владимирович стал несколько более скептически относиться к боеспособности российских вооруженных сил. Но Сергей Кужегетович пока что не сдается и настаивает, что это, мол, израильтяне сирийцев спровоцировали сбить наш самолет. И даже привлек к себе в союзники спикера-пропагандиста МИДа Марию Захарову, которая пообещала в самое ближайшее время предоставить доказательства израильской вины.

Израиль же, естественно, какую-либо свою ответственность за гибель российского разведчика отрицает. И ясно дает понять, что всему виной – непрофессионализм сирийской ПВО. По утверждению израильской стороны, первые ракеты сирийских С-200 были выпущены только тогда, когда израильские самолеты уже выполнили свою миссию и ушли в воздушное пространство Израиля, причем беспорядочная стрельба продолжалась почти 40 минут. И вряд ли в данном случае израильтяне обманывают, пытаясь выгородить себя. Ведь в Москву уже прибыл главком ВВС Израиля и привез с собой не только словесные, но и вполне вещественные доказательства израильской версии в виде данных радаров, спутников и записей переговоров пилотов.

К тому же израильские, равно как и российские военные, давно уже заметили, что расчеты сирийских ПВО, как правило, открывают огонь уже после того, как израильские самолеты успели отстреляться по целям в Сирии и уйти на значительное расстояние от сирийских границ. Тут, конечно, большую роль играет низкий уровень подготовки личного состава сирийской ПВО. Но, вполне и возможно, здесь действует и другой фактор. С опозданием открывая ответный огонь, сирийские военнослужащие стремятся не навести на свои позиции, которые таким образом обнаруживаются противником, ответного удара в виде израильских бомб и ракет.

Но у гибели Ил-20 может быть еще одна версия, вернее, даже две. Российский самолет мог быть сбит умышленно либо сирийской ПВО, либо иранцами и их союзниками из «Хезболлы». У Ирана, как известно, есть на вооружении комплексы С-200, и иранцы их даже недавно модернизировали. Характерно, что Ил-20 был сбит через считанные часы после того, как было объявлено о достижении российско-турецкого соглашения о создании демилитаризованной зоны в Идлибе. Ни Асаду, ни Ирану это соглашение не нравится. И точно так же им не нравится, что Россия позволяет Израилю беспрепятственно бомбить иранские и сирийские объекты в Сирии. Поэтому российской самолет мог быть сбит с провокационной целью, чтобы вызвать обострение российско-израильских отношений, а заодно подорвать соглашение по демилитаризации в Идлибе. В пользу версии о провокации говорит то, что Асад очень долго тянул с соболезнованиями по поводу гибели экипажа Ил-20, и сделал это позже, чем Израиль и США. Иран же соболезнования до сих пор так и не выразил.

И, возможно, Асад и Иран нашли себе союзника в лице Шойгу, который не только хотел бы версией о мнимой израильской вине прикрыть огрехи своего ведомства, но и не вполне адекватно представляет себе военно-политическую ситуацию в Сирии и вокруг нее. Он, похоже, все еще мечтает «добить врага в его собственной берлоге», т. е. в Идлибе, и ради достижения этой цели готов пойти на обострение отношений с Израилем и срыв российско-турецкого соглашения. Но решение, очевидно, будет принимать не Шойгу, а Путин, а он не настроен ссориться с Израилем, понимая, что наносить удары по объектам Ирана и «Хезболлы» в Сирии Израиль не прекратит. А в случае прямого столкновения российской группировки с израильским ВВС, как Владимир Владимирович, возможно, смутно догадывается, может получиться разгром не меньше хишимского. Поэтому, скорее всего, Кремль спустит инцидент с Ил-20 на тормозах, и никаких мер против Израиля предпринимать не будет, равно как не будет и разрывать соглашение по Идлибу.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments