Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Из молодых да ранний

31 января, 2019 - 12:22

Арест самого молодого члена Совета Федерации России – 32-летнего сенатора от Карачаево-Черкесии Рауфа Арашукова стал прекрасно срежиссированной телевизионной драмой. Когда в зале заседаний появились глава Следственного комитета Александр Бастрыкин и генеральный прокурор Юрий Чайка (которые вообще-то живут другом с другом как кошка с собакой, но на этот раз объединились ради выполнения важной государственной миссии), Валентина Матвиенко объявила, что будет слушаться вопрос о снятии депутатской неприкосновенности, а у дверей была выставлена охрана, в зале воцарилась мертвая тишина. Ни один из сенаторов, кроме самой Валентины Ивановны (ей-то сценарий был известен заранее), не знал, с кого именно будет снята неприкосновенность (а они все, несомненно, не без греха). Прямо немая сцена в «Ревизоре». Но Немезида на этот раз покарала юного сенатора от Карачаево-Черкессии, которого арестовали прямо в зале заседаний.

Ему инкриминировали немало. Тут и организация, как минимум, двух заказных убийств, и создание преступного сообщества, и хищение газа не менее чем на 30 млрд. рублей. В тот же день в Петербурге был арестован не обладающий сенаторской неприкосновенностью отец Рауфа Рауль Арашуков, которого считают некоронованным «газовым королем» Северного Кавказа. Он был советником генерального директора ООО «Газпром межрегионгаз», а в советское время успел дважды посидеть за экономические преступления. Членство Арашукова-старшего в «Единой России» было оперативно приостановлено. Раулю Туркбиевичу инкриминируют, в частности, то, что он активно устраивал своих родственников на хлебные должности в газовой отрасли на Северном Кавказе. Что ж, для Северного Кавказа, и не только для него, такая практика является обычным делом, как и связанная с этим коррупция.

Впрочем, и в других регионах России, и в самой Москве, где влиятельные главы федеральных ведомств сажают на хлебные места своих детей, племянников и прочих родственников и свойственников, подобное легко можно встретить. В свое время император Калигула ввел в сенат своего коня, чтобы продемонстрировать, во что он ставит своих сенаторов. Владимир Путин, введя в сенат Бастрыкина и Чайку и разыграв замечательный спектакль с арестом Арашукова-младшего, показал, что к своим сенаторам российский президент относится точно так же, как прославившийся своей жестокостью и самодурством древнеримский император.

В чем же причина новой публичной порки членов Совета Федерации? Российскому президенту захотелось в очередной раз показать народу, где – он, а где – парламент, хоть нижняя палата, хоть верхняя. Столь же полезным представляется ему указать своим сенаторам, а на их примере – всему российскому чиновничьему люду, что надо свято следовать правилу, принятому при нынешнем феодально-коррупционном режиме: брать исключительно почину, в строгом соответствии со своим иерархическим положением в существующей системе власти. Непосредственным толчком к постановке трагикомедии в Совете Федерации с Рауфом Арашуковым в главной роли послужило организованное Рамзаном Кадыровым списание задолженности за газ чеченским потребителям в размере 9 млрд. рублей за поставленный в республику газ. Что, естественно, возмутило руководителей других регионов: Рамзану все можно, а мы за него плати! Вот дело Арашуковых и должно продемонстрировать всей российской общественности, что злосчастные 9 миллиардов – это как раз и есть часть коррупционной составляющей, которую похитили семейство Арашуковых и их подельники, переложив соответствующие суммы на северокавказских потребителей. А другим регионам, дескать, списание задолженности не положено.

Можно не сомневаться, что если не все, то большинство инкриминируемых им преступлений отец и сын Арашуковы, равно как и другие члены их клана действительно совершали. Но дело не в том, что у Путина и его окружения внезапно проснулась абсолютная нетерпимость к коррупции, мафии и заказным убийствам. Вовсе нет. Просто в данном случае начавшаяся зачистка клана Арашуковых – это часть общей кампании зачистки элит северокавказских республик, начатой с Дагестана после назначения туда «варяга» Владимира Васильева. Из этой зачистки показательно исключена Чечня вследствие ее де-факто особого статуса и особых отношений между Путиным и Кадыровым. В Кремле считают, что Рамзан сам в Чечне порядок наводит и не дает поднять голову сепаратистам и исламистам. К тому же вокруг Чечни существует своеобразная информационная блокада, сквозь которую в федеральные СМИ проникает почти исключительно положительная информация. Поэтому о террористических и партизанских проявлениях исламистско-сепаратистского подполья в Чечне в остальной России узнают крайне редко.

Зато о настоящей  гражданской войне, которую приходится вести федеральным и местным силовым структурам со сторонниками Имарата Кавказ и ИГИЛ в других республиках Северного Кавказа, и особенно в Дагестане, известно достаточно хорошо. И начавшаяся с Махачкалы борьба с мафиозно-коррупционными кланами как раз и призвана выбить социальную базу из-под исламистско-сепаратистского подполья. Она должна показать населению, и в первую очередь молодежи, пополняющей отряды боевиков, что российская власть борется с мафией и коррупцией, что с этой властью можно ладить и что поставленные Кремлем «варяги» лучше учитывают чаяния местного населения, чем насквозь коррумпированные местные власти, встроенные в мафиозно-клановую систему.

Другое дело, что такие иллюзии могут сохраняться только до тех пор, пока «варяги» проводят разрушительную работу, снимая с постов и сажая своих предшественников. Ведь и Васильев, и другие посланцы Москвы не с неба свалились. Они точно так же встроены в коррупционно-мафиозную систему, только на всероссийском уровне. И когда новые чиновники сменят старых, круговорот взяток и откатов в Дагестане возобновится, хотя, может, и в несколько меньшем объеме (чтобы было по чину). Пока же, очевидно, принято решение распространить зачистку на Карачаево-Черкессию. Думаю, что нынешний глава республики Рашид Темрезов досиживает в своем кресле последние недели и вскоре будет заменен каким-нибудь «варягом» из Москвы. А затем придет черед и других республик, причем Ингушетия в этом ряду будет последней. Из-за острого политического кризиса, связанного с изменением границы с Чечней, власть менять там будут в последнюю очередь.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments