Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Кто заплатит за Донбасс?

7 августа, 2018 - 17:03

То, что украинский президент Пётр Порошенко поручил правительству создать комиссию для подготовки имущественного иска к России – уже не новость (тем более что такой шаг логично вытекает из закона о реинтеграции Донбасса, принятого ещё в начале года).

Однако позднее эту тему конкретизировал замминистра юстиции Украины Сергей Петухов. По его словам выходит, что такой орган не только будет создан в самое ближайшее время, но и станет плотно контролировать процесс предъявления денежных претензий к РФ.

«Этим занимаются наши коллеги из Министерства по временно оккупированным территориям. Я знаю, что их проект находится на последней стадии. Он сейчас пришел к нам, мы являемся последним министерством, которое выпускает все проекты актов», - цитируют СМИ слова Петухова.

Иначе говоря, речь идёт уже не о пустых разговорах, а о конкретных действиях со стороны официального Киева. Этого требуют и логика, и справедливость: в самом деле, кто разорил Донбасс, тот и должен оплатить его восстановление. Недаром слово «репарации» происходит от латинского глагола «reparare» – «восстанавливать». Для самой Украины такой финансовый груз, пожалуй, стал бы неподъёмным.

Не нужно быть ясновидцем, чтобы предсказать громовой хохот со стороны кремлёвских пропагандистов по поводу этой новости. И на первый взгляд может показаться, что они правы. Действительно, Украина может предъявить иск на любую сумму, но как взыскать эти деньги на практике?

Однако со времён шекспировского короля Лира известно: «Насмешники – хорошие пророки». И вопрос «Как взыскать эти деньги?» на самом деле вовсе не риторический, а практический. Действительно – как? Ведь очевидно, что по доброй воле Россия даже не отдаст Крым и не уйдёт с Донбасса и Луганщины, не говоря уже об оплате восстановления этих территорий.

Пока что здесь видятся два варианта. Первый – военное поражение России, причём настолько серьёзное, что после этого она будет согласна на любые условия. Примерно так же, как Германия после обеих мировых войн не была склонна торговаться.

Нет нужды спрашивать, возможен ли этот путь развития событий – разумеется, возможен. Незаменимые, быть может, и есть, но непобедимых достоверно известно, что нет. Россия – не исключение, тем более что в военном отношении она далеко не самое сильное государство мира. Однако для такой победы понадобятся слаженные усилия нескольких развитых стран, а главное – жертв будет столько, что никакие возможные плюсы не станут достойной платой за эти потери. Со счетов такой вариант сбрасывать не стоит, но допустим он может быть лишь в том случае, если ничего другого не останется.

Следовательно, остаётся другой путь победы над Россией и принуждения её к соблюдению международных обязательств. Это удушение российской экономики посредством санкций и гонки вооружений. В результате мы можем получить нечто вроде новой версии Перестройки 1985-1991 годов, приведшей к распаду СССР. Такой вариант обещает не столь быстрые и впечатляющие результаты, но людей при нём погибнет гораздо меньше.

На первый взгляд в этом случае было бы странно надеяться на выплату каких-то репараций. Что можно получить с народа, который сам, грубо говоря, ходит без штанов? Однако Россия в любом случае останется Россией, обладающей огромными запасами энергоносителей. А значит, она могла бы выплатить свой долг Украине бесплатными поставками газа и нефти в течение ряда лет. В Киеве вполне могут рассчитать сумму, необходимую, чтобы привести в пристойный вид не только Донбасс, но и Крым (в заявлении Порошенко шла речь и о нём). Помимо прочего, это стало бы хорошим уроком для всех государств мира: не стоит вторгаться на чужую территорию, иначе потом все разрушения придётся восстанавливать за свой счёт.

Конечно, всё выше сказанное – дело будущего, да и то лишь предполагаемого. Пока что Россия сильна и в военном отношении, и в экономическом, и даже в дипломатическом. Платить она ни сегодня, ни завтра не намерена, а силы, способной её к этому принудить, пока что нет.

Однако тонкость состоит в том, что этот шаг работает не только в дальнем, но и в ближнем прицеле. Причём здесь он особенно актуален. Даже если год спустя украинское государство будет возглавлять не Пётр Порошенко – последствия такого шага останутся, и будут мешать возможной капитуляции страны перед Россией.

Сейчас до президентских перевыборов осталось меньше года. Прислушаемся же к высказываниям некоторых украинских политиков (имён здесь, разумеется, не будет – статья пишется не ради предвыборной агитации или чьей-то компрометации): «Мы считаем, что сегодня нужны прямые переговоры между Украиной, Российской Федерацией и непризнанными республиками, для того чтобы остановить войну и перейти к политическому процессу урегулирования конфликта… Ведь вся страна хочет мира»; «Мы предлагаем швейцарский тип. Швейцарию Восточной Европы — независимое, нейтральное, внеблоковое государство»; «Мир на Донбассе, возобновление отношений с Российской Федерацией и странами СНГ — вот ключевые задачи, которые стоят перед Украиной, перед всеми нами»…

Глупо, конечно, повсюду искать пресловутую «зраду». Но ведь из того, что некий придурковатый подпасок ради развлечения постоянно кричал «Волки! Волки!», не следует, что волки в природе не существуют. Впрочем, даже герой притчи смог установить истину на собственном печальном опыте.

Факт есть факт: в Украине хватает политиков, настроенных на заключение мира с Россией на путинских условиях, и эти политики могут рассчитывать на поддержку электората, особенно на юго-востоке страны. На ближайших выборах, как президентских, так и парламентских, Москва непременно разыграет эту карту, и Украине следует встретить её атаку во всеоружии. Вмешаться в украинские выборы – куда проще, чем в американские.

Однако подача иска не делает подобную капитуляцию невозможной, но чрезвычайно её затрудняет. Политики – такой народ, что запросто могут переступить через человеческую кровь (оправдания для этого всегда найдутся – они такому учились не одно десятилетие). Переступить через большие деньги куда сложнее. Если Россия должна Украине десятки и сотни миллиардов гривен, то крайне трудно будет представить дело так, словно она их ей не должна. Любой президент страны, попытавшийся забыть о таком долге, будет немедленно растерзан парламентом, как и парламентское большинство в аналогичной ситуации будет растерзано оппозицией. Деньги есть деньги, особенно если долг признан на международном уровне.

В некоторых случаях приходится признавать правоту Вилли Старка: нужно делать добро из зла, потому что больше его не из чего сделать. Имущественные претензии к России крайне усложняют возможный сговор с Россией, который стал бы началом конца Украины как независимого государства.

А в дальнейшем, как знать – возможно, эти деньги действительно удалось бы получить? Украине для восстановления Донбасса они бы очень пригодились.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments