Музыка - почти единственное, что еще не стало для людей яблоком раздора.
Рэй Чарльз, американский певец, музыкант, один из самых известных в мире исполнителей джаза

Маскирующая память

27 августа, 2018 - 12:45

Оказалось, что историка и правозащитника Юрия Дмитриева с упорством, достойным лучшего применения, стремятся упрятать за решетку по одной вполне конкретной причине. 24 августа в урочище Санддармох, которое открыл Дмитриев как место массового захоронения жертв сталинского террора, прибыла экспедиция Российского военно-исторического общества с целью начать здесь археологические раскопки. Выбор для этой цели РВИО мог бы показаться странным – квалифицированных археологов там сроду не было, если не учитывать явную политическую направленность проекта. Искать российские военно-исторические археологи под руководством питерского бизнесмена Олега Титберия (торгует портовыми кранами, но они вряд ли пригодятся при раскопках) собираются останки красноармейцев, будто бы умерших в финских концлагерях в 1941-1944 годах и похороненных именно на этом месте.

Ольга Яровая и телеканал «7х7» провели расследование и вот что выяснили. Началась вся эта эпопея за полгода до первого ареста Дмитриева, когда в начале июля 2016 года в финской газете «Калева» вышла статья «Большая часть военнопленных погибла в лагерях во время Войны-продолжения» петрозаводского историка Юрия Килина. В основной части статьи он также голословно утверждает, будто Сандармох мог стать местом захоронения советских военнопленных — заключенных финских лагерей в районе Медвежьегорска. Правда, признает Килин, финские историки никаких сведений об этом не имеют, но это, дескать, - их проблемы. Замечу, что от Медвежьегорска до Садармоха – 19 км, и возить трупы на такое расстояние достаточно накладно. Тем более, что Садармох находился у линии фронта, и похоронная команда могла попасть под обстрел советской артиллерии. К тому же рядом с Медвежьегорском было свое кладбище в Кархумяки.

Две недели спустя, под радостным заголовком «Данные „Мемориала" о репрессиях в Карелии могут быть пересмотрены», «Известия» опубликовали интервью Килина с теми же самыми выводами. Здесь к нему присоединился другой петрозаводский историк, Сергей Веригин, утверждающий, опять-таки, без каких-либо оснований, что из 9,5 тыс. захороненных в Сандаромохе до 6 тыс. могут составлять умершие в финских лагерях красноармейцы. Это при том, что в финских лагерях в районе Медвежьегорска содержалось всего несколько сот пленных, а сохранившийся поименный список умерших здесь военнопленных включает лишь 45 человек. Правда, позднее Веригин снизил эту цифру до «сотен погибших» красноармейцев. Затем эстафету подхватил телеканал российского Минобороны «Звезда», показавший сканированные страницы рассекреченных документов, «предоставленных телеканалу ФСБ России», которые и должны были подтвердить версию Килина – Веригина.

А 5 августа 2016 года на очередных памятных мероприятиях в Сандармохе впервые отсутствовали представители российских властей, явно получив соответствующую команду, что и признали некоторые из местных чиновников. В июне 2017 года в Петрозаводском университете прошел круглый стол «Новые документы о советских военнопленных на территории Медвежьегорского района в период финской оккупации (1941–1944 гг.)», где Килин и Веригин  опять представили версию об убитых красноармейцах. Тогда же была создана международная рабочая группа, которая должна будет проводить раскопки на мемориале Сандармох, чтобы найти захоронения советских пленных. Новые раскопки были санкционированы в июле 2018 года. А 28 июня Юрий Дмитриев был арестован по новому сфабрикованному делу и до сих пор остается в заключении. Он считал версию о захороненных красноармейцах бредовой и был категорическим противником соответствующих раскопок. Юрий Алексеевич справедливо указывал, что место расстрелов  НКВД было строго засекречено, и финны о нем никак не могли узнать. Вот его и убрали. Накануне начала раскопок, 23 августа, следствие по второму делу Дмитриева было завершено, а 21 августа суд продлил его арест до 26 октября. Интересно, что на раскопки «мемориальцев» прокуратура наложила запрет, так что они успели раскопать только 5 могил из 230. Зато РВИО для проведения «правильных» раскопок  дали «зеленый свет».

Между тем, ни прямых, ни даже косвенных подтверждений тому, что финны расстреливали или хоронили военнопленных в районе Медвежьегорска, обнаружить не удалось. В документах СМЕРШ 1942-1944 годах говорится о «злодеяниях финской военщины» со ссылками на показания финских военнопленных и освобожденных советских военнопленных, однако без какой-либо привязки к Сандармоху. Но историкам хорошо известно, что финские пленные, не без оснований опасавшиеся, что их могут расстрелять, охотно подтверждали любые, самые фантастические версии советских следователей. Советские же пленные тоже понимали, что за пребывание в плену их по головке не погладят, и не склонны были перечить следователям, по крайней мере, в том, что никак не могло быть в вину им лично.

Историки Ирина Флиге и Вячеслав Каштанов, участвовавшие в экспедициях Дмитриева, отмечают, что Юрий Алексеевич составил поименные списки более чем на 6200 расстрелянных НКВД в Сандармохе, и никаких следов расстрелянных финнами или умерших в финских лагерях красноармейцев там не было обнаружено. Да если бы финны нашли в Сандармохе захоронения расстрелянных НКВД, они бы тотчас сообщили бы об этом всему миру. Точно так же, как во время «Зимней войны» они широко тиражировали, в том числе в листовках, данные о найденных трупах советских раненых, которых пристрелили по приказу советского командования, чтобы они не попали в плен.

Но российские власти историческая истина нисколько не интересует. Сейчас экспедиция РВИО начнет усиленно копать район Сандармоха. Экспедиция может продолжаться не одни год, если на нее будут выделяться деньги (а что-то подсказывает, что еще как будут!). Все это время мероприятия в память о жертвах НКВД проводиться не будут, так как территория будет огорожена для проведения раскопок. Родственники людей, расстрелянных в урочище Сандармох в годы Большого террора, требуют отменить «внезапные поиски останков красноармейцев». Но их никто слушать не будет. И стоит военно-историческим археологам найти несколько неопознанных трупов, как они их с легким сердцем выдадут за красноармейцев, «расстрелянных финской военщиной». Хотя подавляющее большинство из 22 тыс. советских военнопленных, умерших в финском плену, погибли от голода и болезней, а не были расстреляны. Могли быть лишь единичные расстрелы, например, тех, кто пытался бежать или совершил какое-то уголовное преступление, но таких наверняка хоронили рядом с лагерем. А потом РВИО воздвигнет в Сандармохе грандиозный памятник будто бы захороненным здесь красноармейцам, который призван будет затмить нынешний мемориальный комплекс, посвященный жертвам Большого террора.

Налицо вполне последовательная политика, когда с помощью памяти о Великой Отечественной войны стремятся отнять у правозащитников мемориальные места сталинских расстрелов. Уж сколько РВИО и другие структуры, связанные с российскими властями, искали захоронения будто бы расстрелянных там немцами советских пленных, но с нулевым результатом. Точно так же, когда были обнаружены захоронения жертв Большого террора в Быковне под Киевом и в Куропатах под Минском, российские власти утверждали, будто бы там также немцы расстреливали военнопленных и мирных жителей. А обнаруженные еще в годы войны немцами захоронения жертв советского террора под Винницей советская пропаганда тогда же пыталась выдать за преступления нацистов. К счастью, теперь украинские историки разоблачили эту ложь.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments