Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Материнское сердце

1 августа, 2017 - 09:28

"Мы матери наших детей — Станислава Клыха и Агеева Виктора. С большим уважением к нашим властям, Российской Федерации и Украины, просим, взываем к вам освободить, помиловать наших детей, которые находятся в плену, и, как Станислав, в тюрьме, где он уже три года. Мне уже 73 года, отец болен, я больная, сын очень болен и находится в тюрьме. Я уже полгода ничего о нем не знаю, как он и что". Так начинается совместное видеообращение матерей Станислава Клыха и Виктора Агеева к президентам Украины и России. Момент непростой. Видеообращение адресовано президентам страны-агрессора и страны-жертвы так, будто война - это их личная разборка, выйти из которой они могут, банально "помирившись". Чтобы люди не страдали, а матери не плакали.

Для любой матери идти на жертвы ради своего ребенка - это природно и естественно. Выступление Тамары Клых перед российскими журналистами еще не означает, что она верит в то, о чем говорит. Ей важно добиться освобождения своего сына из тюрьмы. Какая разница, какими средствами она добивается своей цели? Все бы ничего, если бы не вплетенный в текст видеообращения призыв к "примирению народов". Исключительно российский пропагандистский посыл. Случайно ли? По научению? Журналисты, соцсети, неравнодушные граждане уже несколько дней спорят, насколько этично было уравнивать российского военного, задержанного с оружием в руках на украинской земле с украинским гражданином, имевшим неосторожность съездить в Россию на встречу со своей приятельницей.

"Я хочу чтобы вы, Владимир Владимирович Путин, и наши украинские власти, Петр Алексеевич Порошенко, решили этот вопрос. Мне кажется, в ваших силах это сделать — наших детей возвратить домой, помиловать их и прекратить войну. Войну, которая нам не нужна — ни маме, которая приехала из России, ни мне. Я очень хочу, чтобы мы жили мирно, дружно и были одним славянским народом. Но не врагами", - говорит Тамара Клых.

А Светлана Агеева тут же подхватывает: "Вот это горе, оно сейчас объединяет наши материнские сердца. И мы вместе! Мы обращаемся к вам еще раз: услышьте нас, пожалуйста, помогите в нашем горе и помогите всем народам России и Украины понять друг друга и быть снова вместе! Это очень искренняя просьба. Так дальше жить нельзя".

История со скандальным совместным видеообращением выглядит особенно цинично, если вспомнить, что Станислава Клыха судили по абсурдному обвинению. Из него пытками вырвали признание в участии в боевых действиях на территории Чечни в далеких 90-х в составе группы "Викинг" под командованием Арсения Яценюка. Где Арсений Яценюк, а где Чечня?

Клых - классический заложник, в то время как Агеев - классический военный преступник. Но главное, визит Светланы Агеевой в Украину - это заправская спецоперация, где Станислав Клых, его плачущая мать должны были выполнять роль статистов. Перед нами современная интерпретация истории, рассказанной Максимом Горьким в романе "Мать", где пожилая женщина, после ареста сына, берется продолжить "его дело". Светлана Агеева может и не знать, что она - информационная диверсантка. Но те, кто сдабривают материнскими слезами очередные россказни о "дружбе славянских народов", прекрасно понимают, что делают. Они посылаю всем украинским матерям сигнал о том, что надо говорить и к чему надо призывать Украину, для того, чтобы их сыновья оставались в безопасности. Фраза "нам не нужна эта война" была бы уместна, если бы ее произносила Светлана Агеева, обращаясь к своему президенту и ко всем российским матерям с объяснением, сколько горя кремлевская авантюра принесла на украинскую землю. Но когда ее произносит мать украинца, она приобретает совсем другой контекст. Это призыв отказаться от защиты страны, поставить под угрозу всех матерей, жен, дочерей Украины, прекратить сопротивление, сдаться. Только потому, что это даст шанс на возвращение украинских пленных. Призрачный шанс. Потому что Владимир Путин отрицает участие России в войне. Так же, как тот фак, что только от его решения зависит освобождение украинских заложников. Я не знаю, использовали ли горе Светланы Агеевой в своих целях кремлевские пропагандисты, но то, что для трансляции антиукраинских смыслов была использована Тамара Клых, не вызывает никакого сомнения.

Мне бы не хотелось сейчас пускаться в рассуждения по мотивам популярного тезиса: "Мать готова на все ради своего ребенка". Почему-то именно этими словами оправдывают сказанное о "едином народе" и примирении ради взаимопонимания. "Снова". Как-будто военная агрессия против Украины - это печальное недоразумение, а не логичное продолжение российско-украинских "сложноподчиненных" межгосударственных отношений. Россия ни на минуту не выпускала Украину из своего поля зрения. Нам навязывают иллюзию равноправного мирного прошлого. Словно не было многолетнего разжигания у украинских граждан ненависти к их стране, культуре, языку. Будто в угоду рейтингам кормящиеся с московской руки политические силы в Украине никогда не паразитировали на чувстве пренебрежения одних украинцев к другим. "Снова"! И как будто не было нарисованной российскими политтехнологами "карты сортов Украины".

Мать действительно способна ради своего ребенка на многое: возненавидеть его мучителей, проклинать и презирать тех, кто играет судьбой ее ребенка в своих "геополитических целях". Мать может и должна стать рупором правды и говорить о преступлениях оккупантов то, что ее ребенок, находясь в неволе, не может не то что говорить - знать. Мать способна бороться с врагом ради собственного сына, своим примером показывая ему, что не надо сдаваться. "Если с тобой что-то случится - мне незачем будет жить дальше. А это значит, что я не прекращу борьбу, пока последний из них не заплатит за содеянное!" Мать может научить своего ребенка побеждать: "Со щитом, или на щите!". На самом деле, никто кроме нее не научит мальчика быть мужчиной, которым она могла бы гордиться.

Нам навязывают образ сломленной и смирившейся матери, которая устала от бесконечных метаний между надеждой и отчаянием. Поэтому совместное видеообращение оставило неприятное послевкусие даже у тех, кто сочувствует несчастной Тамаре Клых. Мать кремлевского узника оскорбили, приравняв ее ребенка к солдату оккупационных войск. А с ней унизили всех нас - матерей Украины, молящихся за своих сыновей, оказавшихся в лапах у негодяев.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments