Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Министерство по эффективно неконтролируемым территориям

26 января, 2017 - 11:52

На сайте Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц появилась инфографика «Оккупация и эффективный контроль: национальное восприятие и международно-правовые реалии». В преамбуле сказано: «В последнее время в медийном пространстве активно используются понятия международного права, такие как «оккупация» и «эффективный контроль». Чтобы разобраться со значением этих понятий, предлагаем ознакомиться со сравнительной таблицей, разработанной с использованием материалов Международного Комитета Красного Креста, Совета Европы и Европейского суда по правам человека».

Далее следуют графики и картинки, которые должны доказать украинцам, что никакой российской оккупации на Донбассе нет, а есть «эффективный контроль». Ну что ж, посмотрим.

Согласно с материалами министерства, в случае оккупации государство-оккупант устанавливает власть и непосредственно управляет оккупированными территориями другого государства. Так, как это происходит в Крыму. Эффективный же контроль - это нечто иное. «Боевые действия на территории одного государства ведут негосударственные вооруженные группировки, которые зависят от поддержки другого государства. Государство, поддерживающие незаконные вооруженные силы, при этом не устанавливает на территории страны своих органов власти», - объясняют нам в министерстве. Так, как это есть на Донбассе. Неужели? Ведь российские регулярные войска на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей не просто есть. Они выступают основной военной силой в состав которой - чисто в качестве прикрытия - входят наемники и украинские коллаборационисты.

Есть на Донбассе и российские органы власти. Об этом в апреле 2016 года в рамках сессии ПАСЕ в Страсбурге говорилось во время слушаний доклада «Конфликт на востоке Украины: политические и гуманитарные проблемы». По словам докладчика по Украине в ПАСЕ Марилуизы Бек (Германия), которая, собирая материал, посетила Киев, Днипро, Мариуполь и зону разграничения, влияние России на Донбассе неуклонно усиливается. «По нашей информации, в Кремле создано пять «министерств», которые фактически управляют так называемыми «ЛНР» и «ДНР», - заявила Бек. Она назвала сложившееся положение дел «гибридной аннексией», которая стала неизбежным следствием гибридной войны, которую Россия ведет на востоке Украины. Подобная оценка участия России в событиях на Донбассе, объявленная с трибуны ПАСЕ, уходит дальше, чем простая поддержка незаконных вооруженных формирований.

Но вернемся к инфографике. Нам сообщают, что оккупация не требует доказательства, а устанавливается самим фактом наличия органов власти одного государства на территории другого. Как в случае с Крымом. Факт эффективного контроля, как сообщает министерство, устанавливается международными судами, которые применяют свои критерии для его доказательства. Мы знаем, насколько сложно заставить международных бюрократов признать наличие российских войск на востоке Украины. ОБСЕ и видит, и не видит. Международные лидеры все понимают, но сказать не могут. Имеем, как говорится, что имеем.

Разъяснения министерства о статусе территорий Донбасса и Крыма опираются на резолюцию ПАСЕ от 12 октября 2016 года, которая называется «Средства правовой защиты в случаях нарушений прав человека на оккупированных украинских территориях, неподконтрольных украинской власти». Этим документом признано наличие эффективного контроля РФ над незаконными вооруженными формированиями, действующими на востоке Украины. Резолюция ПАСЕ, как объясняет нам сайт министерства, относится к так называемой «мягкой силе». То есть носит рекомендательный характер. Предполагается, что имеющиеся в резолюции определения будут использоваться международными судебными учреждениями.

А дальше начинаются чудеса. И с оккупированными, и с эффективно контролируемыми территориями, и с резолюциям ПАСЕ. Оказывается, 12 октября в Страсбурге были приняты две резолюции. Вот что по этому поводу писала первый заместитель председателя ВР, член украинской делегации в ПАСЕ Ирина Геращенко на свой странице в Facebook: «Сегодня в ПАСЕ были представлены два исторических доклада и приняты две исторические резолюции (так их назвали большинство выступающих). Это рапорты немецкого политика Марилуизы Бек и чешского депутата Кристины Зеленковой по Донбассу, частности доклады «Политические последствия российской агрессии в Украине» (очень важно, было изменено название доклада и конфликт на Донбассе признан российской агрессией!) и «Средства правовой защиты в случаях нарушений прав человека на оккупированных украинских территориях, неподконтрольных украинской власти». Мы все правильно прочитали? Российская агрессия? Так о контроле или агрессии идет речь? Но идем дальше.

По словам Ирины Геращенко, в резолюциях отмечается, что Россия несет полную ответственность за оккупированные территории. Как на Донбассе, так и в Крыму, где произошло российское военное вторжение. «А так называемые «ЛНР» и «ДНР» созданы и поддерживаются РФ и не являются легитимными», - пишет она. Но сайт Министерства по вопросам оккупированных территорий уверяет нас, что ответственность России в отношении Крыма и Донбасса отличается. Потому что резолюция определяет только эффективный контроль Российской Федерации, а не оккупацию. Если в Крыму, то есть на оккупированной территории, за нарушение международного гуманитарного права ответственность несет государство-оккупант, то на Донбассе картина совсем иная, говорит нам министерский сайт. «Государство, поддерживающее незаконные вооруженные формирования, несет ответственность за нарушения международного гуманитарного права. Государство, где происходят действия, сохраняет ответственность за права человека. Но оно может заявить об отступлении от обязательств», - говорится в объяснении к инфографике. И вот тут становится вообще непонятно. Возможно, пани Геращенко ошибалась? Возможно, Украина все-таки ответственна за права человека на оккупированном Донбассе?

Открываем сайт информационного управления Аппарата Верховной Рады Украины от 13 октября 2016 года и читаем: «Парламентская ассамблея Совета Европы приняла резолюцию относительно системных нарушений прав человека на украинском территориях, неподконтрольных украинской власти, за которую проголосовали 87 членов ПАСЕ. Документ содержит 17 пунктов, свидетельствует, что аннексия Крыма Российской Федерацией и военное вторжение российских вооруженных сил на востоке Украины нарушают международное право и принципы, поддержанные Советом Европы». По мнению членов парламентской Ассамблеи Совета Европы, так называемые «ДНР» и «ЛНР», созданные, поддерживаемые и эффективно контролируемые Российской Федерацией, не являются легитимными согласно украинскому или международному праву. Это касается всех их «органов власти», включая «суды», установленные властями де-факто. «В соответствии с международным правом, Российская Федерация, которая де-факто осуществляет контроль над этими территориями, несет ответственность за защиту их населения. Россия, таким образом, должна гарантировать соблюдение прав человека всем жителям Крыма и «ДНР» и «ЛНР», - говорится в документе. То есть это прямая цитата из резолюции ПАСЕ, где сказано об ответственности России за нарушение прав человека как в Крыму, так и на территории оккупированного Донбасса. Хочу подчеркнуть, что, несмотря на то, что в Крыму и на востоке Украины оккупантами установлены разные формы контроля, эти украинские территории в международном документе, как его переводит сайт Рады, стоят через запятую.

Так, стоп! Кому же верить? Информационному управлению Верховной Рады, или веселым картинкам от министерства, возможно, оккупированных, а возможно, эффективно контролируемых РФ территорий? Кто несет ответственность за защиту прав человек на Донбассе и в Крыму? Что на самом деле говорится в резолюции ПАСЕ, на которую все ссылаются? И здесь хочется спросить: с каких пор в украинских государственных учреждениях взяли на вооружение методы российских пропагандистов? Я имею в виду практику, когда СМИ и госслужащие страны-оккупанта регулярно ссылаются на первоисточники, но полностью извращают информацию, которая там содержится.

Вопрос терминологии и толкований является крайне важным для процесса деоккупации. Сегодня в Парламентской ассамблее Совета Европы рассматриваться отчет мониторинговой миссии о состоянии демократических институтов в Украине. Украинская делегация во главе с народным депутатом Владимиром Арьевым внесла 10 поправок в этот документ. Еще 8 поправок предложила группа депутатов из стран, которых называют «друзьями РФ». Одна из них касается замены упоминаний в этом отчете о российской агрессии словосочетанием «гражданская война в Украине».

Россия всеми силами пытается снять с себя ответственность за оккупированные украинские территории. Путин никогда не отрицал, что Российская Федерация поддерживает марионеточные республики. Но он не признает, что Россия фактически оккупировала эти территории. Более того, РФ всеми силами пытается переложить ответственность за бандитские анклавы, где хозяйничают ее батраки, на Украине. Странным образом толкование Министерства по вопросам оккупированных территорий об ответственности Украины за земли, которые она фактически не контролирует, за права людей, к которым нет никакого доступа, совпадает с риторикой российских властей. Этот момент требует пояснения. Надеюсь, мы его услышим.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments