Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

Не договорились

Пока Россия не готова отказаться от помощи иранцев, а Израиль не готов смириться с иранским военным присутствием в Сирии
26 июля, 2018 - 11:29

Переговоры российского министра иностранных дел Сергея Лаврова, нанесшего блиц-визит в Израиль, с премьер-министром Израиля Беньямином Нетаньяху завершились ничем. После встречи Путина и Трампа, когда оба президента согласились в необходимости учета интересов безопасности Израиля в Сирии, Кремль решил ковать железо, пока оно горячо, и добиться от Израиля выгодного для себя компромисса по вопросу иранского военного присутствия в Сирии. Тот факт, что Лаврова сопровождал начальник Генерального штаба Валерий Герасимов, доказывает, что во время переговоров в Иерусалиме обсуждались главным образом военные вопросы. С израильской стороны, кроме премьера, в переговорах участвовали министр обороны Авигдор Либерман, начальник генерального штаба Гади Айзенкот и глава Совета национальной безопасности Меир Бен-Шабат, что также доказывает, что речь шла о военной тематике.

Однако договориться не удалось. Российские представители озвучили предложение, чтобы вооруженные силы Ирана и вооруженные формирования их союзников из «Хезболлы» остались в Сирии, но на расстоянии не менее 100 км от северной границы Израиля. Однако данное предложение не встретило ни малейшего понимания со стороны израильского руководства. Израиль продолжает ультимативно придерживаться требований о том, чтобы все иранские войска и войска иранских союзников должны быть полностью выведены из Сирии и чтобы все ракеты большой дальности были удалены из этой почти полностью разрушенной войной страны, а любые заводы, производящие высокоточные ракеты, были закрыты.

Израильтян можно понять. Российское предложение о 100-километровой приграничной зоне, в которой не будет иранских войск и вооружений, никак не гарантирует безопасность Израильского государства. Хотя бы потому, что вышеуказанную буферную зону никто в реальности не сможет контролировать и никто не помешает иранским военнослужащим и боевикам «Хезболлы» совершать рейды к израильской границе. Опыт войны на Донбассе показывает, что определенная Минскими соглашениями зоны разведения сторон и тяжелой боевой техники на 100-150 км остаются только на бумаге. Точно так же нет никаких гарантий, что размещенные и производимые в Сирии ракеты, способные достичь жизненно важных объектов Израиля, не попадут в руки Ирана, ИГИЛ или «Хезболлы».

Израиль подтвердил, что он будет противодействовать любым угрозам своей безопасности, исходящим с территории Сирии, всеми имеющимися в его распоряжении средствами. Едва Лавров и Герасимов покинули Иерусалим, как было объявлено, что израильская ПВО уничтожила сирийский военный самолет в районе Голанских высот. По словам главы пресс-службы Армии обороны Израиля бригадного генерала Ронена Манелиса, самолет марки Су-22 или Су-24 разбился на сирийской территории в южной части Голанских высот. Он был сбит двумя ракетами «Пэтриот» после того, как углубился на территорию Израиля примерно на 1,5 км. По имеющимся данным, один из пилотов, полковник ВВС Сирии погиб, а судьба другого неизвестна. Самолет, упавший на сирийской территории, взлетел с крупнейшей сирийской авиабазы «Ат-Тифор» (T4) в провинции Хомс, в районе Пальмиры. В нынешнем году эта база уже как минимум дважды подвергалась израильским ударам в связи с подозрениями, что там находятся иранские военные советники и центр управления иранскими беспилотниками в регионе.

В действительности предлагаемый Москвой Иерусалиму компромисс по иранскому военному присутствию в Сирии принципиально не достижим. Однако и израильские требования на этот счет Кремль пока что принимать не собирается. Это отражает общую тупиковость ситуации в Сирии. Все громкие победы войск Асада в последние месяцы (а на самом деле — по большей части, иранских войск и их союзников из «Хезболлы»), достигнутые при поддержке российской авиации, — это, в действительности, пирровы победы. Чем больше территории Сирии завоевывает Асад, тем меньше собственно сирийских войск остается у него для ее контроля. Без иранской и российской поддержки на поле боя режим Асада перестанет существовать. Но и одной российской поддержки совершенно недостаточно, тем более, что российской пехоты в Сирии после разгрома вагнеровцев за Евфратом почти не осталось.

Остатки ЧВК «Вагнер», первоначально переименованные в «Лигу ветеранов», насчитывали в мае 335 человек в составе батальонной тактической группировки. Интересно, что танковая рота этой группировки насчитывала 15 человек, т. е. экипажи 5 танков. Напомню, что в бойне под Хишамом уцелел только один танк из 10. Поэтому можно предположить, что потери танковой роты составили не менее 15 убитых и тяжело раненых (это при условии, что не были присланы новые танкисты из России). Артиллерийская группа насчитывает 50 человек, что хватит для обслуживания лишь 5 орудий. Кроме батальонной группы, у вагнеровцев оставалась 37 человек в административной группе и 13 человек в разведывательно-диверсионной группе «Следопыт». С такими ничтожными силами никаких крупных, даже по сирийским меркам, операций не предпримешь. Тем более, что личный состав деморализован, а поток добровольцев иссяк. Одно дело — воевать против почти лишенных тяжелого вооружения повстанцев, и совсем другое — против американского спецназа, имеющего мощную авиационную и артиллерийскую поддержку. На последнее вагнеровцы точно не подписывались. Очевидно, чтобы решить проблему пехоты, в Кремле решили еще раз переименовать бывших вагнеровцев в ЧВК с громким названием «Патриот». Но его принципиальное отличие от других ЧВК заключается в том, что туда собираются брать только кадровых российских солдат и офицеров, а направлять их в «Патриот», очевидно, будут в добровольно-принудительном порядке. Хотя успех этой затеи сомнителен, и непонятно, как вообще ЧВК может состоять только из регулярных военных, и каков будет их статус, например, при попадании в плен.

Поэтому Россия не готова отказаться от помощи иранцев, а Израиль не готов смириться с иранским военным присутствием в Сирии. И, вполне возможно, израильтяне рано или поздно, заручившись согласием США, предпримут масштабную операцию по изгнанию иранских войск и их союзников из Сирии.

Реальным компромиссом, как я уже писал, могла бы стать федерализация Сирии с созданием центрального правительства без участия Асада, выводом из страны иранских войск, но с сохранением власти асадистов и российских военных баз в приморском алавитском анклаве. Эту территорию армия Асада сможет контролировать при поддержке российского контингента. Основную территорию Сирии должны будут контролировать войска Саудовской Аравии и других арабских государств, на севере сохранятся турецкие войска и небольшой контингент американского спецназа. Только в такую Сирию готовы будут вернуться 12 млн. сирийских беженцев (в том числе алавиты — в алавитский анклав) и только восстановление такой Сирии готовы будут финансировать западные страны и монархии Персидского залива. Фактически никакое другое урегулирование Запад не устроит. Но Кремль, поверив в собственную победу в Сирии, пока что не готов к столь широкому компромиссу.

Рубрика: 
Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments