Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

Пенсионные страдания российской оппозиции

31 июля, 2018 - 11:29

Принимая во внимание остроту недовольства, вызванного грядущим повышением в России пенсионного возраста, размах протестных выступлений в минувшие выходные, первые после того, как истек запрет на проведение массовых акций в крупных городах, введенный в связи с чемпионатом мира по футболу, оказался минимальным. Достаточно сказать, что на двух митингах в Москве, один из которых проводила КПРФ, а другой – сторонники Навального и примкнувшие к ним, по оценкам независимых наблюдателей, собралось, соответственно, около 12 тыс. и около 6 тыс. человек. А сколько-нибудь серьезно задуматься либо об отмене, либо, по крайней мере, о глубокой корректировке пенсионной реформы власти могли бы только в том случае, если бы на улицы российской столицы вышли бы пусть не сто, но хотя бы пятьдесят тысяч человек одновременно.

Факторов, которые привели к нынешнему поражению оппозиции, достаточно много. Тут и разгар сезона летних отпусков, и еще не прошедшая эйфория от мундиаля, и тотальная правительственная пропаганда, рисующая доверчивым обывателям несуществующие блага от грядущей пенсионной реформы (и это при том, что на российском телевидении само словосочетание «пенсионная реформа» под запретом из-за якобы негативного отношения населения к слову «реформа» вообще, по опыту реформ 1990-х), и раскол оппозиции. Объединение левых и праволиберальных оппозиционных сил, которое одно только могло бы противостоять путинскому режиму в качестве полноценного противника, в обозримом будущем представляется недостижимым. Самая сильная сегодня левая партия, КПРФ, давно уже только имитирует оппозицию действующему президенту, даже не особенно скрывая, что с основными линиями путинского курса, особенно во внешней политике, она вполне согласна. Зюганов со товарищи добросовестно выполняют полученное в Кремле задание взять под контроль протесты против повышения пенсионного возраста (при том, что словосочетание «повышение пенсионного возраста» на российском телевидении тоже табуировано – вместо него там приказано говорить об «оптимизации существующей пенсионной системы») и не допустить выдвижения на протестных митингах политических лозунгов – требований отставки президента и правительства. Одновременно КПРФ успешно препятствует возникновению сколько-нибудь массовой левой оппозиции, требующей замены диктатуры демократией. И с либералами коммунисты Зюганова не хотят объединяться ни в коем случае.

Но на правом фланге положение с единством ничуть не лучше. То, что либералы не хотят объединяться с нынешними коммунистами – вполне объяснимо и оправданно. В союзе с зюгановцами можно, в лучшем случае, превратиться только в «придворную оппозицию» - но чем тогда «внесистемные» либералы будут отличаться от «системных», вроде Кудрина и Чубайса? Хуже другое. Либералы, даже оппозиционные Путину (или пытающиеся создать впечатление, как Ксения Собчак, что оппозиционны), катастрофически не могут объединиться друг с другом. Между собой они борются даже с большим ожесточением, чем против правящего политического режима. Сейчас в непримиримой схватки сошлись Навальный со своими сторонниками, остатки «Яблока», в свою очередь раздираемые фракционной борьбой, и «Партия перемен» Геннадия Гудкова и Ксении Собчак (ПАРНАС давно уже не подает признаков жизни). Собственно, «Партию перемен» Кремль для того и создал, чтобы она не допускала объединения непримиримых по отношению к Путину либералов, и с этим заданием партия Гудкова-Собчак успешно справляется.

Еще одна причина относительно слабого размаха протестов против пенсионной реформы кроется в том, что лидеры протеста, да и многие их участники на самом деле не являются противниками заявленной правительством пенсионной реформы как таковой. Еще несколько лет назад Навальный в программных документах писал о необходимости поднять пенсионный возраст. Он вообще является сторонником того, чтобы пенсии гарантировало не государство, а сами трудящиеся посредством накопительных взносов. Тем самым, дескать, Россия приблизилась бы к США и к другим развитым западным странам. Спору нет, пенсионная система в этих странах куда эффективнее, чем российская. Только сейчас в России накопительная пенсионная система – это фейк в чистом виде. Государство уже неоднократно конфисковывало пенсионные сбережения граждан и при существующем политическом режиме будет делать это еще раз за разом, как только в госбюджете будет образовываться дефицит (а при нынешней российской внешней политике дефицит неизбежен).

Конечно, для богатых государств накопительная система предпочтительнее. Только до уровня той же Америки, даже после смены режима, Россия будет идти, в лучше случае не один десяток лет. И в ближайшее время нынешним государственным пенсиям и Пенсионному фонду альтернативы нет. А предлагаемое повышение пенсионного возраста гарантированно приведет десятки миллионов людей к нищете и преждевременной смерти. Характерно, что митинг в Москве Навальный организовал с помощью Либертарианской партии, которая вообще выступает против государственной пенсионной системы. Да и большинство тех, кто активно поддерживает Навального, скорее исповедует идеалы «среднего класса», для которого пенсия стоит отнюдь не на первом месте. К тому же Алексей Анатольевич привык работать с молодежью, которая резонно полагает, что для нее условия выхода на пенсию успеют поменяться еще не один раз.

Также бросается в глаза, что Навальный в период подготовки нынешних протестных акций был куда менее активен, чем прежде. То ли скрытые угрозы властей подействовали, то ли, предвидя, что протесты не наберут нужного размаха, и не хотел слишком тесно связывать себя с проигрышным, по его мнению, делом. А может причина в том, что действительно существуют тесные связи Навального с Кудриным, о которых много говорят? Хотелось бы, чтобы это было не так. Ведь Алексей Леонидович является главным идеологом повышения пенсионного возраста.

Коммунисты опираются прежде всего на пенсионеров, чье положение грядущая реформа не ухудшает. С основными же пострадавшими от нее, с людьми среднего возраста, ни одна оппозиционная сила в России толком работать не умеет. Вот и получается, что при 90-процентном народном недовольстве реформой конвертировать это недовольство в значимый политический результат оказывается некому. Российской оппозиции нужен новый вождь вроде Николы Пашиняна, который повел бы за собой это «молчаливое большинство». Но пока на горизонте никого не видно.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments