Кто знает грех только по словам, тот и о спасении ничего не знает, кроме слов.
Уильям Фолкнер — американский писатель, прозаик, лауреат Нобелевской премии по литературе

Политические игрища власти с массовыми акциями

20 июня, 2018 - 14:54
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

На мой взгляд, стоит согласиться с народным депутатом Виктором Чумаком: массовые акции 19 июня не были простым спонтанным протестом, хотя основания для них и имели реальный характер. Представляется, что манифестации и столкновения возле Верховной Рады в этот день были лишь некой «репетицией оркестра», который на полную политическую силу заиграет тогда, когда, с одной стороны, произойдет так называемая «монетизация льгот», которые имеют сейчас миллионы пенсионеров, сотни тысяч участников АТО и ООС, десятки тысяч инвалидов и т. д., с другой стороны, новые тарифы на жилищно-коммунальные услуги затронут абсолютно всех. А вместе с тем вплотную приблизятся выборы. Тогда, с неизбежностью политически окрашенные, протесты приобретут такой человеческий потенциал, что страшно подумать...

Но кто бы именно и с какими целями не подстрекал участников этих протестов, конечный итог будет неожиданностью для власти — для всех ее ветвей.

Ведь в случае, если власть непопулярна (а разве секрет, что действующие структуры власти и лично чиновники, мягко говоря, не относятся к любимцам публики?), то практически всегда изощренные политические уловки, направленные на ее, власти, укрепление, в итоге приводят к обратным результатам. Для примера стоит взять только две всем хорошо известные ситуации.

Давайте вспомним, какие хитроумные комбинации плелись президентской администрацией в 2004 году, чтобы пробудить политические страсти, столкнуть две стороны, два кандидата с почти одинаковыми результатами, подсчитанными не в избирательных участках, а на «промежуточном сервере». И на фоне массовых столкновений примерно равной по силе толпы обеспечить реализацию сценария «Кучма-3», при котором Леонид Данилович стал бы в глазах страны и мира «спасителем Отечества»; под этот сценарий уже был даже заготовлен вердикт Конституционного Суда «считать второй срок Кучмы первым». Но вдруг выяснилось: Майдан почему-то в десять раз более энергичный и многочисленный, чем собранный в соответствии со сценарием Антимайдан. Последствия общеизвестны, не так ли? Хотя революционные изменения — не впервые в украинской истории — были использованы определенной публикой лишь для своего самоутверждения и обогащения. Но, с одной стороны, гражданское общество почувствовало свою силу, с другой стороны, реальная угроза напрямую контролируемой из Кремля диктатуры на время отступила.

А в ноябре 2013-го спонтанный выход на Майдан нескольких тысяч преимущественно молодых киевлян в знак протеста против полного и окончательного поворота Януковича от Европы к Москве был немедленно превращен определенными персонажами (в том числе даже из тогдашней администрации президента) в политическое шоу, призванное ослабить позиции других группировок на верхних ступенях власти. Причем это шоу представляло собой нечто очень неприхотливое («Хто не скаче, той москаль!») и направлено против всех политиков из всех лагерей. Какое-то время студенты простояли на киевском Майдане и площадях других городов, а затем начали потихоньку расходиться. И тогда руководители только что упомянутых других группировок в окружении Януковича решили нанести удар по своим конкурентам и поставить точку на акциях протеста. Был организован жестокий разгон и избиение студенчества. Ответ киевлян, похоже, был для всех (в том числе и для самих киевлян) неожиданным: если в предыдущие годы в столице на акциях протеста собиралась примерно та же «тусовка» из числа лиц среднего возраста, то 1 декабря 2013 года все было иначе. В тот день автор этих строк намеренно более 2 часов простоял на углу Владимирской и бульвара Шевченко, где формировались и двигались до Крещатика и Майдана колонны манифестантов. Разумеется, я не мог видеть тех, кто шел по другой стороне бульвара. Но на моей стороне за 2 часа не мелькнуло ни одного знакомого лица, ни одного завсегдатая массовых акций. Уже потом меня узнал коллега по обучению на подготовительном отделении Университета имени Шевченко (только он — филолог, а я — философ), поэтому пришлось оставить наблюдательный пункт и стать в колонну, где впоследствии нашлось еще несколько знакомых, которые присоединились позднее. А в колонне шла молодежь, новое поколение, которое до этого игнорировало акции протеста, но и лиц среднего возраста было очень много. И это были киевляне, которые за предыдущие годы прошли в большинстве жесткие школы сопротивления (нередко силового) незаконной застройки, которые в те годы расползлись по всей столице. Это стало одним из «факторов Х», неучтенных как теми, кто стремился удержать Майдан в рамках «политической целесообразности», так и теми, кто хотел его уничтожить. И вообще — все учесть в таких случаях невозможно в принципе, начинают действовать механизмы самоорганизации масс и обычное право...

Поэтому если кто-то из тех или иных групп во властных кабинетах стремится использовать массовые акции протеста в своих интересах, чтобы потеснить конкурентов, то он очень ошибается, считая, что они ему помогут. Впрочем, в тактическом плане помочь могут, но когда «колесо истории» начнет наращивать обороты, то мало никому не покажется. Тем более что сегодня среди потенциальных участников таких акций существуют такие мощные «ударные» группы, с боевым опытом, которых раньше никогда не было.

А фактор монетизации льгот я вспомнил не случайно. В России в свое время такая монетизация (в целом нужна для развития экономики, однако не зажиревшим чиновникам и не олигархическим кланам ее проводить) имела следствием массовые акции протеста и резкое падение рейтинга «самого» Путина — в целых полтора раза! В Украине такая монетизация, осуществленная непопулярной властью, присадит ее рейтинг до нуля, следовательно, следующие президент и премьер Украины не будут иметь ни фамилии «Порошенко», ни фамилии «Гройсман». И фамилий «Рабинович» или «Бойко» эти должностные лица иметь не будут, так как массовый протест непременно будет иметь антиолигархический характер. Впрочем, это другая тема. Здесь же важно подчеркнуть, что политические игрища с массовыми акциями едва ли не всегда имеют неожиданные для их сценаристов последствия, поскольку начинают действовать многочисленные «факторы Х».

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments