Мы должны быть отважными, не теряя при этом здравого смысла
Лех Валенса, польский политический деятель, активист и защитник прав человека

Поправки в конституцию РФ приняты, о выборах забудьте

3 июля, 2020 - 13:43

Голосование по поправкам в российскую конституцию оказалось полностью предсказуемым. Особенно позабавили меня окончательные итоги: явка 67,97%, доля проголосовавших «за», 77,92%, против – 21,27%. Как можно понять, 0,81% пришлось на испорченные бюллетени. Если перемножить друг на друга показатель явки и долю одобривших поправки, то получится 52,96% - доля всех зарегистрированных избирателей, проголосовавших за поправки к конституции. Очевидно, тем, кто задавал параметры фальсификаций, было критически важно, чтобы число проголосовавших «за» обязательно было больше 50% от зарегистрированного числа избирателей. Тут проблема была в том, что нельзя было слишком уж задирать вверх явку. Вероятно, пределом здесь было 70%, но желательно было обойтись меньшей цифрой, поскольку в очень высокую явку в эпоху пандемии коронавируса мало кто поверил бы. Почти до конца процесса подсчета голосов держалась цифра явки 65% и только в самый последний момент она волшебным образом выросла почти на 3%. Дело в том, что если 77,92% умножить на 65%, то получится всего лишь 50,65%, что едва-едва перетягивало за половину от зарегистрированного числа избирателей. Но и по числу голосовавших «за», вероятно, была задана определенная верхняя планка – скорее всего, в 80%. При числе поддержавших поправки в конституцию свыше 80% в сознании очень многих, и не только в России, но и на Западе, возникло бы опасное сходство с практикой центральноазиатских режимов, да и лукашенковской Белоруссии. Поэтому остановились недалеко от 80% - почти что на отметке в 78%. Разумеется, были регионы рекордсмены – Тыва, Дагестан и Чечня (в последней за поправки проголосовало аж 98 % избирателей), но здесь принимали во внимание «региональную специфику».

Однако было на этом всенародном голосовании – недореферендуме и свое ноу-хау. В СМИ сравнительно широко популяризовался опыт тех избирательных участков, и даже единственного региона, где противники поправок одержали верх. Как представляется, это неслучайно. Например, как минимум, на двух избирательных участках в Москве – в Митино и районе Филевский парк – участники голосования выступили против внесения поправок в Конституцию. А на одном из участков в Раменках, где был замечен вброс бюллетеней, территориальная избирательная комиссия приняла решение признать результаты голосования недействительными. На соответствующем ролике, где зафиксировано нарушение, который широко демонстрировался по прокремлевским телеканалам, независимые наблюдатели увидели элементы постановки. В единственном регионе, Ненецком автономном округе, где голосов «против» было подано больше, чем голосов «за», причем существенно больше – в соотношении 55,25% против 43,78% при явке в 58%, ни региональная избирательная комиссия, ни Центризбирком не сделали никаких попыток оспорить итоги голосования и признать их нелигитимными. Наоборот, глава ЦИК Элла Памфилова, которая в простоте, без консультации с администрацией президента, слова не скажет, подтвердила, что никаких претензий к голосованию в НАО нет: «Мы результаты голосования не комментируем, а только фиксируем. Значит, там (в НАО) так проголосовали люди. Результаты говорят о достоверности подсчета голосования». А врио губернатора Ненецкого автономного округа Юрий Бездудный прямо заявил, что выборы в регионе «прошли честно, прозрачно, без нарушений»: «Да, большинство жителей НАО на общероссийском голосовании высказалось против. Но их голоса не против поправок, а реакция на тему с объединением НАО и Архангельской области». Создается впечатление, что это заявление, как и итоги голосования, были заранее согласованы с администрацией президента России. Ведь и там, по всей видимости, далеко не все поддерживают идею объединения Архангельской области и НАО. А Бездудному, губернатору чекистских кровей, в сентябре избираться губернатором НАО, где настроения против объединения с Архангельской областью очень сильны. Поэтому ему надо создать впечатление у избирателей, что он, хотя и подписал меморандум об объединении, но отнюдь не горит желанием претворять его в жизнь. Кремлю же выгодно демонстрировать, что есть отдельные избирательные округа, и даже целый регион, где большинство избирателей проголосовали против поправок к конституции.

В Петербурге был обнаружен ряд участковых избирательных комиссий с 80% голосов против поправок. Предположительно, комиссии при фальсификации результатов перепутали графы. А может, не перепутали, может, так и было задумано, чтобы на нескольких участках противники поправок одержали верх. Эта стратегия нацелена, прежде всего, на западную общественность и призвана убедить ее, что голосование прошло честно. Да, дескать, были отдельные нарушения, но избирательные комиссии и наблюдатели от Общественной палаты (а других на голосование по поправкам не допускали) четко фиксировали их, и на исход голосования они никак не повлияли. Наличие же целого региона и ряда избирательных участков в других регионах, где противники поправок оказались в большинстве, призвано доказать всему миру, что не было никаких фальсификаций и вбросов, по крайней мере, в таких масштабах, чтобы это повлияло на результаты голосования. Но тогда непонятно, почему с таким упорством по всей стране не пускали на участки независимых журналистов, а одному из них, корреспонденту «Медиазоны» Давиду Френкелю, переусердствовавшие полицейские даже сломали руку.

По данным независимых экзитполов, и в Петербурге и в Москве большинство проголосовало против поправок. Результаты экзитполов «Яблока» и кампании «Нет!» в Москве совпали  (что, кстати, довольно странно): 55% — против, 45% — за. В Петербурге «против» проголосовало 63%, за — 37%. Официальные данные, напротив, свидетельствуют, что в Москве почти две трети населения поддержали поправки, равно как и большинство проголосовавших в Петербурге. В целом же определить, как реальный процент явки, так и как именно проголосовали россияне, не представляется возможным. Условия голосования исключали сколько-нибудь действенный контроль. Ведь проголосовать можно было не только когда угодно в течение недели, но и где угодно: на пеньках, скамейках, капотах машин, у входа в супермаркеты и т. д. Непримиримая же оппозиция в который раз выявила свою неспособность консолидироваться и так и не выработала единого призыва к избирателям – надо ли голосовать «нет» или бойкотировать голосование. Это было важно не для провала голосования – в сложившихся условиях он был невозможен, а для отработки будущих совместных действий, которые становятся особенно важными в свете того, что теперь власть постарается в ближайшее время, и не позднее, чем к следующим президентским выборам, покончить с остатками демократических свобод, и, в частности, со свободой слова и свободой собраний, чтобы следующее голосование за Путина провести в тех же условиях, в каких прошло голосование по поправкам в конституцию.

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ