Простолюдин наш, по всему безразличию к тому, что сейчас перед ним происходит, склонен мечтать и часто добывает удивительные надежды: новое доказательство юности племени, которое предчувствует лучшую жизнь впереди.
Пантелеймон Кулиш, украинский писатель и общественный деятель

Правозащитник и ученый. Памяти Юрия Орлова

28 сентября, 2020 - 21:33

Из Америки пришла печальная весть: 27 сентября в возрасте 96 лет умер физик, правозащитник и диссидент Юрий Федорович Орлов. Он был членом советской группы Amnesty International и в 1976 году основал и стал первым руководителем Московской Хельсинкской группы. Юрий Федорович лейтенантом участвовал в Великой Отечественной войне, дошел до Праги, был награждён Орденом Отечественной войны 2-й степени. В 1953 году Орлов стал сотрудником Теплотехнической лаборатории Академии наук СССР одной из сверхсекретных лабораторий советского Атомного проекта. В 1956 году на партийном собрании, посвящённом обсуждению доклада Хрущёва о культе личности на XX съезде КПСС, он назвал Сталина и Берию «убийцами, стоявшими у власти»,  и заявил о себе как о стороннике «демократии на основе социализма». Это не прошло для Орлова даром. Его исключили из Коммунистической партии за приверженность социал-демократическим идеям и уволили с работы.

Орлова выручил директор Ереванского физического института Артем Алиханьян, который принял его на работу. Следующие 16 лет Юрий Федорович жил и работал в Ереване. В 1968 году его избрали членом-корреспондентом Академии наук Армянской ССР. Перед Орловым открывались перспективы успешной академической карьеры. В 1972 году он стал сотрудником Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн Академии наук СССР, но в 1973 году был уволен за поддержку академика Андрея Сахарова. После этого он окончательно стал диссидентом-правозащитником. В том же 1973 году он направил в самиздат свою статью «О причинах интеллектуального отставания СССР» и стал членом советской группы «Международной амнистии». В 1975 году в самиздате появилась еще одна статья Орлова «Возможен ли социализм не тоталитарного типа?», где были мысли, актуальные и сегодня. Например, такая: «Я считаю, что мир приближается к опасной черте полной тоталитаризации. На это имеются весьма общие и глубокие причины. Прежде всего, нравственные требования в отношении насилия над духовной жизнью у подавляющего большинства народов мира очень невысоки и легко вытесняются другими интересами. Но как раз глобальное насилие над духовной жизнью, даже в ее небольших проявлениях, является особенным отличительным признаком тоталитарного социализма».

В начале 1976 года у Орлова вместе с Андреем Амальриком, Валентином Турчиным и Анатолием (Натаном) Щаранским возникла идея создания групп для сбора информации о нарушении прав человека, прежде всего в СССР и информировании правительств стран — участниц Хельсинкских соглашений. Такая группа получила название «Общественная группа содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР» (ныне — Московская Хельсинкская группа) и была представлена на пресс-конференции 12 мая 1976 года. Летом 1976 года Орлов совершил поездку на Западную Украину, где встретился с бывшими политзаключенными-диссидентами, которые вошли в состав Украинской хельсинкской группы, созданной при его активном участии 9 ноября 1976 года. Юрий Федорович также способствовал созданию Хельсинской группы в Литве 26 ноября 1976 года. Позднее появились Хельсинские группы в Грузии (1 января 1977 года) и в Армении (апрель 1977 года).

В феврале 1977 года Орлов был арестован и по обвинению по статье 70 УК РСФСР ("антисоветская агитация и пропаганда") приговорен к 7 годам заключения и 5 годам ссылки, которую он отбывал в Якутии. В защиту Орлова была организована широкая международная кампания с участием известных ученых и общественных деятелей. 5 октября 1986 года, накануне встречи Михаила Горбачева и Рональда Рейгана в Рейкьявике, Орлова выслали в США в обмен на арестованного там советского шпиона Геннадия Захарова, который работал под прикрытием сотрудника секретариата ООН и не обладал дипломатическим статусом. Тогда же Юрия Федоровича лишили советского гражданства. В 2010 году он вспоминал: «Формально был приказ Горбачева о лишении гражданства и высылке из страны. Я уже свой тюремный и лагерный срок отсидел и был на ссылке. И вдруг меня внезапно забрали местные чекисты. На военном самолете привезли через Полярный и Норильск в Москву. Посадили в Лефортово и стали допрашивать. Допрашивали три дня, после чего я отказался отвечать на их вопросы, потому что по истечении этого времени меня не имели права держать без конкретных обвинений… Меня хотели запугать: чтобы я подумал, что против меня возбуждают новое дело – за помощь государственным преступникам – и согласился уехать из страны. До этого я говорил, что не уеду. Но им удалось меня напугать: я подумал, что опять посадят. Привели к какому-то полковнику КГБ, у которого мне зачитали указ президента Горбачева о выселении из страны, и я не стал протестовать. Мне еще сказали так дружелюбно: «Юрий Федорович, не торопитесь с вашими критическими заявлениями, потому что у нас здесь некоторые из ваших идей скоро будут реализованы»».

В Америке Орлов занимался научными исследованиями и преподавал физику в Корнеллском университете, не порывая связей с правозащитным движением в СССР. В июне 1989 года по приглашению Академии наук СССР он впервые после высылки побывал в Советском Союзе. В 1990 году Орлову было возвращено советское гражданство, а в 1993 году он получил гражданство США. С 1986 года Юрий Федорович был почётным председателем Международной Хельсинкской федерации по правам человека, а в 2006 году стал первым лауреатом премии Андрея Сахарова, учреждённой Американским физическим обществом за заслуги учёных в защите прав человека. В книги мемуаров «Опасные мысли», изданной в 1991 году по-английски, а в следующем году – и на русском языке, Орлов писал в предисловии к русскому изданию: «Я не эмигрировал добровольно, а был лишен гражданства и депортирован прямо из Лефортовской тюрьмы. Я жертвовал для страны своей научной карьерой, начиная с 1956 года, и личной свободой — с 1977 года, во времена, когда мое личное сопротивление режиму было наиболее эффективным и когда подавляющее большинство вполне эффективных сегодняшних политиков-антикоммунистов было еще встроено в коммунистическую систему. Мне 68 лет. У меня имеются научные идеи, которые в Пермских лагерях я не мог разрабатывать. Я исполнил свой долг и теперь занимаюсь почти исключительно наукой».

А еще ученый и правозащитник призывал тогда, в 1992-ом: «Западные демократии сохранили значительно лучше свои национальные традиции, культурные различия, и даже — с помощью высших технологий, демократического давления и больших затрат — свою среду обитания, чем народы советские. Я видел это всюду, где бывал, — от Германии до Японии. России, лежащей как раз между Германией и Японией, отнюдь не стыдно воспользоваться их результатами и пойти по проторенной дороге, тем более что она уже шла по ней до 1917 года». К великому сожалению, в России его советом не воспользовались.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ