Язык - это способ рождения мыслей: когда "нет языка", человеку просто-напросто "нечем думать".
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, философиня

Скверный анекдот

или Не постите ничего «ВКонтакте»
22 августа, 2018 - 11:53

В Россию стремительно возвращаются советские времена. В Петербурге начался знаковый судебный процесс по делу гражданского активиста и блогера, инвалида 2-й группы Эдуарда Никитина. За публикацию анекдота в соцсети "ВКонтакте" ему предъявлено обвинение в экстремизме и грозит до 5 лет тюрьмы. Уголовное дело было возбуждено в декабре 2017 года. По словам обвиняемого, в посте «был анекдот на тему торта и еще некой субстанции – не хочу говорить это слово – что если на эту субстанцию положить несколько вишенок, то она не станет тортом: это на тему результативности выборов. И еще была картинка на тему ватников. Что такое социальная группа «ватники», никто толком не знает, и существует ли она вообще, в законе это не оговорено. Но эксперты почему-то решили, что это определение относится к гражданам России и к русской нации, чего, кстати, на картинке не написано. Насколько я знаю, нигде в законе не сказано, что это за группа, нигде не обозначены границы этой группы, кто к ней принадлежит».

Никитин недоумевает: «Я сам не знаю, с чем это сравнить. Я общался по этому поводу со своими старшими товарищами – это и не сталинские времена в чистом виде, и не брежневские, это нечто такое, чему еще не подобрано определение. Следствие запросило меры медицинского характера – в виде признания меня невменяемым».

Может быть, анекдот, который процитировал Никитин, был не очень остроумным. Хуже того, он мог быть и вовсе скверным. Только это совсем не повод, чтобы за его распространение сажать человека в тюрьму или в психушку. Последний раз за анекдоты это делали во времена Брежнева. А Андропов и Черненко правили слишком недолго, и дел по анекдотам за это время завести как будто не успели.

Судя по всему, обвиняемому шьют возбуждение ненависти к социальной (или этнической) группе «ватники». Кроме того, послушные следствию эксперты пришли к выводу, что злосчастный анекдот, пусть в завуалированной форме, но содержит недоверие к кому-либо из законно избранных путем голосования депутатов, т. е. государственных служащих, равно как и к возможности осуществления ими каких-либо позитивных изменений в стране, и ставит под сомнение сам институт выборов. А это уже экстремизм. При желании по таким формулировкам можно возбудить десятки и сотни тысяч уголовных дел. По поводу же карикатуры заключение экспертов еще замечательнее: учитывая то, что слово «ватник» используется пользователями определенной категории антирусской, антироссийской направленности в значении унижения, принижения, негативной оценки и очернения русских, надпись «хороший ватник – холодный ватник» воспринимается как пожелание смерти всему русскому народу». При этом один из экспертов вообще имеет специальность по диплому «научный коммунизм».

Разумеется, сажать с таким обвинительным материалом можно только сугубо избирательно. Иначе за решеткой рискует оказаться если не пол-России, то, по крайней мере, добрая половина российских пользователей соцсетей. Никитин попал под удар, скорее всего, потому, что он с 2016 года состоит в «Солидарности». Именно тогда прокуратура начала проводить доследственную проверку в связи с постами, опубликованными еще в 2015 году. Кроме того, Эдуард является активистом «Альянса гетеросексуалов и ЛГБТ за равноправие» и представляет гетеросексуальную часть этой группы. Здесь он начал деятельность на несколько лет раньше, чем в «Солидарности», и, возможно, уже тогда был взят на карандаш следователями из Центра «Э» МВД.

Получается, что если ты состоишь в какой-либо оппозиционной организации или, на худой конец, в какой-либо группе, отстаивающей права ЛГБТ-сообщества, то не стоит размещать в соцсетях анекдоты и карикатуры сомнительного с точки зрения власти содержания (не дай Бог – на первых лиц Российского государства), иначе легко можно загреметь лет этак на пять. В любом случае, это замечательный способ запугать неугодных активистов. Как свидетельствуют его товарищи, после начала проверок по 282-й «экстремистской» статье Никитин резко снизил свою активность на акциях оппозиции, чтобы не усугублять своего положения.

При этом ситуация для потенциальных жертв путинской юстиции сегодня в чем-то даже хуже, чем была в брежневские времена. Тогда тоже существовала «резиновая» статья об «антисоветской агитации», под которую и подводили тех, кто рассказывал политические анекдоты. Но в то время, по крайней мере, люди четко знали, что за анекдот можно действительно сесть, или, по крайней мере, получить крупные неприятности по месту учебы или работы и вылететь из рядов ВЛКСМ и КПСС. Поэтому никому в головы не приходило рассказывать анекдоты такого рода при большом стечении людей, например, на партийном или профсоюзном собрании. Сегодня же аудитория блогера в соцсетях, будь то «ВКонтакте» или ФБ, на порядок превосходит аудиторию прежних собраний. Вследствие этого получается, что все пользователи соцсетей ежедневно рискуют и не могут быть уверены, что не станут жертвами преследований за какой-нибудь сомнительный, с точки зрения российских властей, репост, даже если не состоят ни в каких оппозиционных организациях и не борются за права ЛГБТ-сообщества. Вдруг у местных борцов с экстремизмом квартальный план горит, и им срочно нужно замести кого-то для отчетности? Соцсети в этом отношении всегда дадут богатый материал. Как справедливо отмечает петербургский правозащитник Юрий Вдовин, «в советское время сажали больше все-таки за ярко выраженную антисоветскую деятельность. А этих анекдотов было ужасающее количество, интернета не было, но они рассказывались на всех кухнях, в поездах, в метро, на улице, где угодно». И сейчас, по оценке ряда правозащитников, по политическим мотивам преследуют значительно больше людей, чем, например, в начале 70-х годов прошлого века. Хотя меры наказания и не столь жестокие, как при Брежневе, и чаще ограничиваются штрафами или условным наказанием.

Интересно, чем кончится дело Эдуарда Никитина? Оправдают ли блогера, признают ли невменяемым или он получит хотя бы условный срок? Приговор поможет установить градус идиотизма, до которого дошла российская правоохранительная система в своем запретительно-карательном раже. Если же Эдуарда признают невменяемым и направят на принудительное лечение, это будет означать возрождение брежневско-андроповской карательной психиатрии.

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments