Язык - это способ рождения мыслей: когда "нет языка", человеку просто-напросто "нечем думать".
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, философиня

Солидарность под прицелом

8 июля, 2017 - 14:12

Сразу после сообщения о задержании в Италии украинского военнослужащего Виталия Маркива, которого подозревают в причастности к гибели в 2014 году на Донбассе итальянского журналиста Роккелли, в Facebook началась интересная дискуссия. "А должна ли Украина заботиться о судьбе украинского военного? Ведь это "претензии к человеку, а не ко всему Украинскому государству", "У него итальянский паспорт. Он вообще не украинский гражданин!", "Одного итальянского гражданина судят за убийство другого итальянского гражданина. При чем здесь Украина?". Создается такое впечатление, что кто-то включил тумблер и армия интернет-троллей бросилась убеждать украинцев, что арест украинского военного - это совсем не украинское дело.

Начнем с того, что подозрение Виталию Маркиву выдвинула прокуратура города Павия, что находится в районе Ломбардия. Еще в июле 2016 года региональный совет Ломбардии проголосовал за резолюцию «Признание принципа самоопределения Крыма и снятие санкций с Российской Федерации», а 6 марта 2017 года местная партия "Лига Севера" подписала соглашение об экономическом и культурном сотрудничестве с российской партией "Единая Россия". Не сложно догадаться, о каком сотрудничестве речь. Россияне, которые заинтересованы в продвижении "русского мира" в мире, не жалеют на это дело ни денег, ни идей. Принятое в марте соглашение о парламентском сотрудничестве уполномочивает совет Ломбардии взаимодействовать с национальным правительством Италии "для восстановления диалога с Россией, изменения взаимоотношений между европейскими институтами и РФ". И вот эти "прекрасные люди" кричат об умышленном убийстве итальянского гражданина украинским военным. Здесь стоит заметить, что погибшие - фоторепортер Андреа Роккелли и его российский переводчик Андрей Миронов – не обращались к украинским структур за разрешением на работу в зоне ведения боевых действий. При этом можно не сомневаться, что "разрешение" от боевиков они имели. Первым о гибели съемочной группы сообщил знаменитый Гиркин, создав таким образом очередной информационный повод рассказать о "преступлениях хунты". Таким образом, о том, кто на самом деле убил итальянского журналиста и была ли его смерть случайной, следует говорить не с украинскими военными, а с российскими диверсантами и их кремлевскими хозяевами. С теми, кто последним видел итальянца живым. Поговорить на скамье подсудимых. Но нет. Вооруженные российские граждане, которые бродят по украинской территории, не интересуют итальянскую Фемиду.

Показательным в данной ситуации для нас является другое. Дело Виталия Маркива используется российской пропагандой не только для формирования общественного мнения на Западе, но и внутри Украины. Почему вместо того, чтобы обсуждать, как государство может помочь своему защитнику, нам предлагается поговорить о гражданстве украинского военного? Ведь нам должно быть все равно, какой паспорт был у Виталия Маркива. Нас должен интересовать исключительно его военный билет и то, что он встал в бой тогда, когда Украина больше всего нуждалась в помощи всех своих сыновей. Судьба конкретного украинского военного не может быть оторвана от общей российско-украинской войны. Но многочисленные корреспонденты, среди которых были и известные украинские медиаперсоны, убеждают нас в том, что Маркив - это новая Савченко. Словно освобождать или не освобождать своих военных - это тема для общественной дискуссии, а не проявление общенационального достоинства. Когда многочисленная армия сетевых ботов "учит" украинцев, как проверять у защитников Украины паспорта, - это свидетельствует о том, что началось массированное наступление на фундаментальную форму коллективной стратегии выживания, которая спасла страну в бурный 2014 год. Речь идет о солидарности. Именно она была залогом победы на Майдане, позволила нам отбить первую атаку врага, создала украинскую армию и помогла справиться с первой волной беженцев. Теперь эта наша невероятная украинская солидарность находится под прицелом информационных диверсантов страны-агрессора.

Любое общество во времена опасности солидаризируется для коллективного спасения. Есть угрозы, при которых коллективное выживание становится залогом выживания индивида. Никакое "хата с краю" не работает, если в стране война, революция, природные или техногенные катаклизмы. Люди начинают выбирать стороны, объединяются вокруг идеи или лидера, который отождествляет собой идею. Это вполне естественная реакция. Война диктует обществу свои правила. О том, что есть свои, а есть чужие, наши и враги. Война, революция - это всегда модерн. Всегда разделение на "правильное" и "враждебное". Общество, чувствуя опасность, действует коллективно. Толпа превращается в массу. А господствующей идеей становится идея победы: над врагом, над угрозой, над ситуацией. Коллективное бессознательное включает механизмы коллективного выживания именно тогда, когда ситуация принимает формы "или-или".

Российская пропаганда не зря навязывает российскому обществу призрак внешней угрозы. Это делается для того, чтобы запустить механизмы коллективного выживания, но направить их на фигуру вождя. Классический прием - напугать, а потом соблазнить искусственно созданным образом лидера. Мы видим, как в российском обществе господствует мнение, что Путин - это Россия. Путинская пропаганда не делает ничего, чтобы не делали до нее такие режимы, как сталинский, северокорейский или режим Мао. Украинцы другие. Любая попытка сегодняшних политиков предстать перед украинским обществом в качестве "спасителя Отечества" - только смешит. У украинцев, как у любого общества, которое не является зараженным склонностью к тоталитаризму, при угрозе включается идея солидарности. "Свой к своему за своим", "Вместе - сила", "Один за всех", "Вместе и до конца". Мы объединяемся вокруг идеи Украины.

"Нация - есть нарация" - говорил Эдвард Саид - основатель постколониальной теории Ориентализм. Именно поэтому первой российской информационной диверсией на украинской территории стало "противодействие языку вражды". Нам объяснили, что "свои", "наши" - это недопустимые и враждебные высказывания, которым не место в публичном дискурсе. Постепенным размыванием границ в классической модерновой ситуации войны у украинского общества забрали возможность определить стороны и консолидироваться вокруг идеи победы. В мире, где нет больше "своих" и "своего", уничтожение солидарности со своими военными, добровольцами, патриотами - это только вопрос времени. Разговоры о том, что суд над украинским военным с итальянским паспортом, - это не суд над Украиной - являются следующим шагом мыслевируса "языка вражды". Они должны углубить дезориентацию украинского общества. Вместо того, чтобы строить систему коллективного спасения, нам предлагается разойтись по "крайних хатах".

Этот текст с точки зрения патентованной риторики "примирения" является не толерантным, радикальным и возмутительно патриотическим. Призывы к солидарности со своими - это то, за что сегодня в Украине можно получить "черную метку" националрадикала. Но стоит ли доверять тем, кто предлагает отречься от украинца, которого судят за защиту Украины? Солидарность - это еще и сознательный выбор. Объединяться с теми, кто приходит на помощь, или с теми, кто отрицает опасность и обесценивает саму идею солидарности? Решать должен каждый сам. А потом ради собственного выживания объединяться с теми, кто имеет такие же взгляды и идеалы.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments